Людмила Барбир, Людмила Барбир фото, Людмила Барбир интервью, Людмила Барбир муж, Людмила Барбир сын, Людмила Барбир семья
Фото: Олег Богдан

Людмила Барбир рассказала о муже и сыне: эксклюзивное интервью и фотосессия Viva!

Узнав, что телеведущая канала «1+1» Людмила Барбир профессиональная актриса, Viva! решила поэкспериментировать с ее образом. Мы посчитали, что идеальной локацией для нашей героини могут стать красоты Парижа.

И вот, в середине лета, при поддержке туристической фирмы «Феєрія мандрів» съемочная группа Viva! нагрянула в столицу Франции. Когда для первого кадра телеведущая появилась перед старинным зданием Гранд-опера, мы обомлели: Люда выглядела как настоящая кинодива, просто роскошно!

Вперерывах между фотосессией мы наслаждались Парижем – катались по Сене, гуляли по Монмартру и Монпарнасу, были в Лувре и Версале, но возвращаясь в отель, стремглав погружались в Интернет – узнать последние новости о том, что в эти часы происходит в Украине. Люда, помимо этого, выкраивала время для ежедневного общения с сыном, умудряясь рассказывать ему по скайпу сказки перед сном.

Сейчас многие сгоряча могут осуждающе подумать: зачем устраивать торжества, праздновать дни рождения и вообще уезжать из страны, когда идет война? Однако уныние – самый большой грех, поэтому съемочная группа Viva! рабочую командировку во Францию на ходу переформатировала в важную миссию. Во-первых, наш «десант» появлялся на улицах Парижа только с украинским флагом. И мы были очень горды тем, что цвета нашего флага стали во всем мире символом свободы. К нам подходили как простые французы, так и многие туристы со словами поддержки и восхищения Украиной и украинцами. Подходили и россияне, которые просили прощения за свою страну, говорили, что им стыдно за кремлевское руководство, и это было искренне. А во-вторых, благодаря Игорю Захаренко, автору и ведущему программы «Феєрія мандрів», наша компания побывала на благотворительном концерте Марии Бурмаки (его организовали в Украинском информационном центре при посольстве Украины во Франции для украинской диаспоры), в рамках которого состоялась презентация спецвыпуска Viva! «Обличчя Майдану».

– Люда, как хорошо, что ты решилась-таки вырваться в Париж – и город увидела, и фотосессию сделали отличную, и на концерте Марии Бурмаки побывала. В зрительном зале яблоку негде было упасть – я видела, что ты простояла все три часа концерта и… проплакала.

Мне показалось, что в тот момент я по-новому увидела и переосмыслила свою жизнь. В зале царила просто невероятная атмосфера! Я пропустила через сердце и душу все то, о чем пела и говорила Мария – о том, что сейчас происходит с моим народом, нашей страной и какую страшную цену мы платим за свою свободу и независимость. В тот вечер мы были единой сплоченной семьей. До сих пор стоит перед глазами картина, когда Бурмака поет на бис, а взволнованные люди не отпускают ее, и вдруг зал в едином порыве запевает Марш сечевых стрельцов, а потом и гимн Украины. Невероятные ощущения! Некоторым звездам нужны дорогие декорации, фанфары, световое оформление – их слушаешь, но не слышишь. Я тогда призналась Марии: «В этот вечер ты играла на струнах моей души!»

Людмила Барбир

– Как ты считаешь, в ситуации, которая сейчас происходит в Украине, артисты должны иметь активную гражданскую позицию, быть выше политики или оставаться вообще в стороне…

Искусство призвано воспитывать общество, это его миссия. Культура всегда шла в ногу со временем и историей. Личность не рождается из ничего, из воздуха – это человек своего народа, своей Родины, своей земли. Тем более что мнение артистов и вообще ярких личностей способно оказывать мощное влияние на сознание людей. Именно поэтому артисты не имеют права оставаться в стороне.

– Давай поговорим о тебе. Вот уже без малого два года мы по утрам пьем кофе, собираемся на работу под «Сніданок», видим тебя каждое утро на экране. А вот на страницах Viva! ты появляешься впервые. Я знаю, что ты молодая мама и воспитываешь сынишку Тарасика. Признайся, ведь было сложно чисто психологически оставить на несколько дней малыша, чтобы сделать фотосессию для нашего журнала в Париже?

Я рискнула, хотя мне очень сложно далась эта поездка… Даже не представляла, как могу оторваться от ребенка, но все же пошла на этот шаг. Правда, поначалу думала отказаться, потому что вообще ни разу не оставляла своего Тарасика больше чем на 7–8 часов. На протяжении всей поездки я писала домой эсемески с вопросами – все ли нормально, не упал ли, как поел, какое новое слово сказал… Честно, я очень переживала, но, слава богу, все обошлось. Мне повезло, потому что я оставила сына на мужа, которому всегда доверяю и знаю, что с ребенком все будет хорошо. Поменять памперс, покормить, искупать, приготовить поесть, убаюкать – это он умеет очень хорошо делать. Конечно, немного подключилась и наша бабушка, но в целом муж справился сам.

– А какой твой Тарасик?

Очень самостоятельный мальчик и не любит проявлять лишний раз нежность. Когда он считает нужным, тогда и обнимет. Бывает, я ему говорю: «Тарас, дай мамі цьом?», а он: «Ні». Но когда сынок чувствует, что я устала или мне плохо, сам подойдет, погладит, нежно прижмется и поцелует. Он чувствует, когда это нужно сделать. Когда муж с Тарасиком встречали меня после поездки из Парижа, такого восторга у ребенка я в жизни еще не видела. Было такое впечатление, будто он на весь мир кричит, что мама вернулась! Я была безумно уставшей и в то же время очень счастливой. Ну, когда еще я могла бы получить столько «цьомок» без лимита (смеется)? Вцепившись, Тарасик два дня пробыл у меня на руках и не отходил ни на шаг.

Людмила Барбир

– Я так понимаю, что у вас няни нет. Как удается жить в таком жестком режиме? Приходить каждое утро на передачу и вести «Сніданок» в прямом эфире?

Спасает то, что у нас с мужем графики не совпадают: я преимущественно занята утром, а он работает вечером, и я остаюсь с ребенком.

– Ну, в таком случае, можно считать, что тебе просто повезло и с мужем, и с графиком, да и с местом работы.

Это счастливое совпадение!

– Ты профессиональная актриса. И я знаю, что часто многие творческие личности ради успешной сценической карьеры отказываются иметь детей или откладывают их рождение как можно дольше.

Наш Тарас осознанно рожденный малыш, очень желанный. Я долго готовилась к этому событию: тщательно стала следить за своим здоровьем и еще за полтора года до его зачатия отказалась от кофе, не говоря уже о вине или коктейлях. Никакого фаст-фуда. На протяжении беременности я вела активный образ жизни, ходила в горы, занималась айкидо, но по упрощенной программе. Каждое утро начиналось с растяжки. До самых родов я садилась на шпагат.

Людмила Барбир

– Я слышала, что ты до последнего дня перед родами преподавала студентам театральное мастерство.

Да, я не могла сидеть дома и ничего не делать. На седьмом месяце я еще ездила в ландшафтный парк с «лазалками». Для теле- и радиоведущих преподавала курс театрального мастерства и сценической речи. Я успела практически до конца довести эту группу, в которой были студенты от 17 до 60 лет. Актерское мастерство, звуковая зарядка, артикуляционная гимнастика, дыхательные и голосовые упражнения... Мне приходилось наглядно им показывать все это. А ведь множество техник требует работы с дыханием, и беременным делать такие упражнения куда сложнее.

– Мне почему-то кажется, что у вас «экологически правильно» устроенная семья… Наверняка рожали вместе?

Да, конечно вместе. Мне сложно дались роды. Да и Тарасику пришлось побороться за появление на свет божий. Муж показал мне ребенка со словами: «Он безумно похож на тебя!» И это правда: чернявый, с густыми волосиками и черными, большими, как вишни, глазами.

– Настоящий украинец!

Да! Недавно мы ему и прическу сделали с оселедцем.

– Вы с ним по-украински дома говорите?

Муж разговаривает на русском, я на украинском. Но с Тарасом мы общаемся только на украинском. Никакого там «папа» – только «тато».

– У тебя очень красивая украинская речь и произношение…

(В этот момент Люда автоматически переходит на украинский язык). То й не дивно, адже я гуцулка, народилася у горах, у містечку Вижниця, яке називають воротами Карпат. Я вихована на гуцульскій культурі. Мені з дитинства прищеплювали любов до рідної землі, до України, до Батьківщини, мене вчили знати своє коріння і пишатися тим, що ти гуцулка, незалежна і волелюбна. У нас в Карпатах кажуть, що гуцулки – то є «гонорні дівчата».

Мені дуже часто сняться Карпати, бабусина оселя. У моєї мами в родині семеро дітей. Усі надзвичайно дружні, веселі й голосисті. Влітку всі з’їжджалися зі своїми сім’ями до неї, то завжди там панували гамір і сміх, а ще повторювалась одна і та сама картина. Ліс, хатина, а під старою креслатою яблунею величезний дубовий стіл. А за столом вся велика родина – сміються, веселяться, розказують цікаві історії, співають пісень і нікому не хочеться розходитись. А вранці прокидаєшся, глянеш у відчинене вікно, в саду копиці сіна, пасуться вівці і парує земля після нічного дощу. А потім виходиш з хати, а перед тобою гори, а за горами – «гори синіють вдалині», як співається у пісні. Неймовірна краса... Або ще ось така картина з дитинства – сніг, завірюха, вітер аж завиває, собака затих на вулиці, шибки тріскотять від морозу, з печі пахтить смачно – чи голубці, чи ще якась смакота, вогники по стелі бігають і бабуся – сидить на краю ліжка, розчісує свою довгу сиву косу і розповідає різні історії з давнини, історії про життя гуцулів, про наш рід, про те, які містичні випадки колись траплялись. Її оповідки здатна була годинами слухати. Кажуть, що земля, де ти народився, дає велику силу, і це правда. Тому час від часу треба туди їздити. Коли я була вагітна, намагалася якнайчастіше приїздити в Карпати, бо вірю, що гори надзвичайно потужні, в них шалена енергетика, і я завжди заряджаюсь там. Я до останнього підіймалася у гори з чоловіком і розмовляла з синочком, казала йому: «Тарасику, ти відчуваєш силу гір? Набирайся сил, тому що ти народишся в Києві, але твоє коріння звідси – ти гуцул!» А ще я надзвичайно люблю збирати гриби. Для мене це тихе полювання – завжди відпочинок та релакс.

Людмила Барбир

– Люда, уже хочу напроситься к тебе на гуцульскую грибную юшку... А как же дитя гор стала актрисой и даже поступила с первого раза в театральный институт, где большой конкурс?

Вообще-то, я мечтала стать психологом или психотерапевтом. Но ведь я была творческим ребенком, поэтому участвовала во всех танцевально-песенных конкурсах, какие только у нас устраивались.

После школы я подала документы на факультет психологии в Черновецкий университет. Я считала, что мне нужна настоящая профессия, хотя все отговаривали, мол, что я гроблю в себе талант актрисы. И вдруг моя мама предложила: «Люда, а может, действительно попробуешь в театральный?» Я была уверена, что не поступлю. Считалось: для того чтобы поступить в театральный вуз, нужны какие-то знакомства, просто так туда не попадешь. Но съездить в Киев все-таки решилась, расценивая эту проездку просто как прогулку по красивому городу и как возможность завести новые знакомства. И вот, первый экзамен – пятерка, второй – пятерка, третий – тоже пятерка. Так и поступила.

– Сейчас не жалеешь, что выбрала профессию актрисы?

Я не говорю, что сейчас довольна результатами, но мне нравится та жизнь, которой я живу. Конечно, у меня бывали моменты, когда я думала, что, возможно, нужно было выбирать для себя другую профессию, но тогда я не была бы тем, кем есть сейчас.

– Люда, это правда, что твое увлечение айкидо началось после случая, когда на тебя напали на Оболони?

Это произошло лет пять-шесть назад. Я возвращалась глубокой ночью из магазина, и на меня сзади напал мужчина. Всегда надо слушать себя и доверять интуиции: за несколько минут до произошедшего почувствовала страх и всплеск адреналина – ни с того ни с сего что-то заставило меня резко обернуться. Я увидела сзади мужчину. В этот момент я даже посмеялась над собой. Но в ту же секунду он напал на меня. И если раньше я не боялась выйти среди ночи в аптеку или в магазин за йогуртом или фруктами, то после нападения у меня появился жуткий страх, боязнь резких звуков, особенно, если кто-то сзади меня идет или стоит.

– Ты после этого случая обращалась к психологу?

Нет, я в принципе стрессоустойчивый человек и справилась сама.Но айкидо я открыла для себя еще на четвертом курсе театрального. Кроме айкидо попробовала себя еще в айки-дзюцу, боевое искусство, которое требует очень интенсивной физической подготовки. Нагрузка просто сумасшедшая, и многие сразу или после первой тренировки сдуваются. Я помню свои первые занятия, которые казались мне настоящей экзекуцией – так как было сложно и морально и физически. Зато это дисциплинирует, воспитывает и организовывает, и главное – система айкидо и ее принципы стали очень близки и понятны мне, и теперь мое кредо: «Побеждает не тот, кто никогда не падает, а тот, кто упав, находит в себе силы снова встать». Айкидо позволяет на деле научиться этому и проверить себя. В жизни мне это очень помогло.

– То есть разница между айкидо и айки-дзюцу только в физической нагрузке?

Ну, для сравнения, это как разница между колледжом и академией. Айки-дзюцу – это базовая техника для изучения айкидо, а айкидо – интеллектуальный вид боевых искусств, который изначально был разработан для офицерской элиты. Кстати, айкидо можно заниматься не раньше 16 лет, потому что это определенная философия и работа с энергией.

– Говорят, что со своим мужем ты познакомилась благодаря увлечению айкидо?

Мой муж – сєнсэй, учитель по айкидо. У него пятый дан – это очень высокий уровень. А я сейчас на пути к черному поясу, к первому дану. Это очень серьезно. У него своя школа боевых искусств. Есть огромное количество учеников, обладающих пятым и шестым даном, которые уже создали свои школы.

– Сэнсэй и актриса… Интересный тандем!

Он очень творческий человек, с глубокими познаниями в области искусства и мировой культуры в целом. Нам всегда есть о чем поговорить.

– Он старше тебя?

Да, старше. Это прекрасно, что он из другой профессии. Не знаю, какими бы у нас были отношения, будь он, скажем, актером. Обычно такой паре сложно ужиться, потому что волей-неволей есть профессиональная конкуренция… В нашем союзе я живу делом своего мужа, а он – моей работой. Я с упоением слежу за его работой и восхищаюсь тем, что он делает, а он, наоборот, киноман и любит театр. Мы часто смотрим кинофильмы про самураев, просматриваем записи боев разных мастеров. И главное – мы говорим на одном языке. У нас нет отдельных островков, мы все время пересекаемся. Долгое время мы встречались, но в какой-то момент решили, что нужно уже как-то оформить наши отношения.

– Ну, раз ты уже в двух шагах от заветного черного пояса, теперь можешь смело по ночам ходить за йогуртами…

Сейчас не хожу, потому что у меня есть муж, и если надо, то идет он. Но теперь я себя намного комфортнее чувствую, когда случается возвращаться ночью и никого нет рядом. Первое, что стараюсь понять, увидев на горизонте неопределенной внешности мужчину, как я начну действовать в этой ситуации: приемы, захваты, как уйти, чем ударить. Возвращаясь к тому жуткому ночному нападению, сейчас я смогла бы дать отпор. Для этого должна быть психологическая готовность к бою. Ведь основная проблема у женщин – боязнь ударить. В этой ситуации большинство впадает состояние ступора и шока. А если у тебя за плечами подготовка, то в такой момент срабатывает двигательная память, тело уже автоматически включается и способно дать отпор противнику.

– Ты тоже боишься ударить?

Уже нет (смеется). Это уже пришло само собой во время тренировок по айки-дзюцу – в процессе поединков и спаррингов.

– А что ты можешь посоветовать женщинам, дабы не оказаться в подобной ситуации, – заниматься боевыми искусствами, чтобы не чувствовать себя слабой в самый неподходящий момент?

Скажу так: в этой ситуации или какой-либо другой преодолеть страх можно только одним способом – встретится с этим чувством глаза в глаза и просто побороть его. Не убегать всю жизнь, потому что рано или поздно страх тебя догонит и тебе все равно нужно будет преодолеть его. Надо не бояться: паника и страх происходят от незнания. Когда ты знаешь, что тебе делать, ты можешь взять себя в руки и контролировать.

Я вовсе не призываю к тому, чтобы женщина превратилась в мужчину. Ей вовсе не нужно махать руками и ногами, перенаправливая энергию противника. Думаю, что каждый выбирает свой путь. Для меня айкидо – хороший способ снять стресс и держать себя в отличной физической форме. Это не только умение на физическом уровне дать отпор, это еще и самоконтроль, возможность преодолеть барьеры, познать себя, избавиться от страхов и комплексов.

Людмила Барбир

Фото: Олег Богдан

Иванна Слабошпицкая

Следите за нашими новостями в соцсетях: Viva! в Facebook и ВКонтакте

новости партнеров
Loading...

Загрузка...