кораллы,подводный мир

Коралловая страна чудес

Миниатюрные обитатели коралловых рифов живут в каком-то параллельном мире, в особой Вселенной. Девочке Алисе, чтобы попасть в желанную Страну чудес, пришлось протиснуться в кроличью нору и испытать на себе ряд метаморфоз. Не меньшую изворотливость приходится проявлять дайверу, чтобы увидеть, и тем более запечатлеть, «подводную малышню», мастерски скрывающуюся от незваных гостей.

Несколько лет назад на мой редакционный стол впервые легла стопка макрофотографий, отснятых где-то на другом конце света, в местах со звучными названиями Вакатоби и Раджа Ампат. Рассматривая снимки, у меня возникло ощущение, что где-то я такое уже видел. В цветах и формах подводных жителей рифов угадывался яркий стиль моды 60-х 20 века. О «павлиньей революции» слыхали? А одежду экзотических расцветок с невероятными деталями – перьями и блестками, психоделическое искусство и битловский мультфильм Yellow Submarine помните?

Не надейтесь подглядеть подводную жизнь коралловых обитателей при первом же погружении во время отпуска на египетском курорте. Не всем, даже опытным дайверам, подобная задача по зубам. Во-первых, нужно знать кого и где искать. В буйстве форм и цветов кораллового рифа ныряльщику сложно сосредоточиться на чем-то одном. Во-вторых, объект поиска совсем не желает быть увиденным. Поверьте, трехметровой акуле в большинстве случаев безразлично ваше присутствие (во всяком случае, в это искренне хочется верить!), и рыбина гордо демонстрирует себя во всей красе. А вот карликовый морской конек с ноготь величиной всю жизнь только тем и озабочен, как бы получше замаскироваться. Равно как и краб-декоратор, устраивающий у себя на спине то ли грядку, то ли палисадник из всевозможной окружающей живности.

Но вот, предположим, объект найден. Теперь нужно подобраться (в смысле, подплыть) к нему настолько близко, насколько это возможно. В макросъемке расстояния измеряются сантиметрами. А если именно в этом месте проходит сильное течение, стремящееся снести фотографа куда подальше? Приходится цепляться за неровности дна – при этом совершенно некогда задумываться над тем, какое затаившееся существо в следующий момент вонзит ядовитые шипы в твою ладонь. Пока дайвер пытается удержаться на выбранном месте, приглянувшаяся креветка умудряется повернуться к объек- тиву хвостом, а то и вообще удрать. И все нужно начинать с самого начала, а кислорода в баллонах осталось на пару десятков вдохов…

Танцующие слизни

Пожалуй, настоящим символом подводной Страны чудес можно считать голожаберных моллюсков. Они фигурируют на тысячах дайверских фото. «Подводные слизни» перемещаются медленно, грациозно, не маскируясь и не прячась. Многочисленные наросты на теле нередко делают моллюсков похожими на ворсистые коврики. Движения и раскраска некоторых видов так необычны, что наблюдатели им дают собственные названия, отличные от скучных научных терминов. Например, «испанский танцор»: движения этого голожаберника напоминают игру складок юбки танцовщицы фламенко. Однако яркая расцветка и необычная форма – это лишь малая толика того, что может нас удивлять в моллюсках. Взять хотя бы их гастрономические предпочтения. Кто еще, кроме них, способен питаться губками, мшанками, кишечнополостными или чем- либо таким же неудобоваримым. А еще голожаберные моллюски в процессе эволюции выработали удивительную способность – переваривать свою жертву, сохраняя при этом неповрежденными ее стрекательные клетки. Так едоки получают «в наследство» от завтраков и ужинов отличное средство защиты. Если хищник схватит моллюска, то получит чувствительный ожог от яда, накопленного в теле животного.

Чудо-кони

Воды нашей планеты населяет три десятка видов этих существ. Большинство из них невелики, всего 2-3 см. Окрашены маленькие представители подводного мира очень пестро, зачастую с пятнышками или полосками. Хотя морские коньки упоминались еще в античной мифологии (как животные, которые везли колесницу Посейдона), до последнего времени мы знали о них немного. Величайший зоолог 19 века Альфред Брем считал, что жизнь морских коньков «скучна и бездушна», но сегодня мнение мэтра под большим сомнением. Известный защитник этих созданий, морской биолог Аманда Винсент как-то написала: «Поначалу я не могла заметить этих субчиков. В минуту опасности они меняют свою окраску, повторяя колорит окружающих предметов. Поэтому их легко принять за водоросли. Многие морские коньки, словно гуттаперчевые пупсики, умеют даже тело изменить. У них появляются небольшие наросты и желваки. Некоторых морских коньков, например, с трудом можно отличить от кораллов. Эта пластика, эта «цветомузыка» тела помогают им не только обманывать врагов, но и прельщать партнерш».

Излюбленные модели подводных фотографов в тропических морях – карликовые морские коньки. Малыш длиной до сантиметра идеально подходит для макросъемки. Ведь такое диво часами зависает на одном месте, захлестнув хвостик за ближайшую веточку коралла. Но даже таким крохам не дают покоя настырные дайверы. «Снимали мы такого Конька-Горбунка с приятелем у берегов Новой Гвинеи. Каждый сделал по паре десятков кадров, – рассказывал как-то знакомый фотограф. – К концу съемки бедняга съежился и даже стал отворачиваться. На следующий день, когда мы снова разыскали нашего натурщика, он немедленно стал проявлять беспокойство. Казалось бы – сколько того конька, а запомнил!»

Чистильщики, стилисты, боксеры

Членистоногие ни в чем не уступают другим обитателям рифа. Так, мелкие креветки, прозванные чистильщиками, питаются микроорганизмами, которых собирают на дне или в колониях кораллов. Но излюбленное их блюдо – наружные паразиты рыб. Чтобы заполучить лакомство, малюсенькой креветке нужно как-то привлечь к себе внимание гиганта, каким выглядит рядом с ней любая коралловая рыбка. Для этого креветка устраивает целый спектакль. Она размахивает яркими клешнями, шевелит длиннющими усиками-антеннами, словно крича: «Вот она я! Кому здесь надо чиститься?»

Биологи установили, что рыбы не остаются в долгу перед своими «помощниками». После чистки они выделяют особую слизь, которая становится наградой креветкам за их труд.

Крабы-декораторы заслужили свое прозвище благодаря трогательной привычке украшать свой панцирь всем, что под руку (то есть клешню) попадет. В ход идут кусочки кораллов, части водорослей, мелкие актинии. Положите рядом с таким крабиком горку стразов и бисера – через какое- то время получите кораллового Сергея Зверева.

А вот краб-боксер не захотел довольствоваться исключительно маскировкой. Эта кроха немного напоминает девушку из команды поддержки с помпонами в руках. Правда, в клешнях у него совсем не помпоны, а маленькие актинии. Краб сует клубок жгучих щупалец всякому покусившемуся на него хищнику.

Исчезающая Вселенная

К сожалению, пестрая фантастическая Вселенная мелких обитателей коралловых рифов с каждым годом становится все меньше и меньше. Виновато в этом и глобальное потепление, и варварское поведение человека. В перенаселенной Юго-Восточной Азии добыча рыбы дикими методами – глушение взрывчаткой, отравление цианидами стала обычной практикой. Тамошние «минеры и химики» успели нанести значительный ущерб коралловым колониям. Взорванные кораллы хорошо заметны – они похожи на безжизненные руины. На побережье индонезийского острова Сулавеси владелец дайвинг-центра хмуро рассказывал: «Несколько лет назад все здесь было: скаты, акулы. Но не поставишь возле каждого рифа солдата! Рыба либо гибнет, либо уходит…»

Но если рыба еще может уйти из опасного места, то куда деваться беспомощному маленькому народцу кораллового рифа?

новости партнеров
Loading...