Ирина Алферова,Михаил Боярский

Ирина Алферова: «Иногда красивая внешность только мешает»

Актриса убеждена, что по-настоящему красив тот, кто светел душой.

Неизвестно, говорила бы Ирина так, если бы обладала внешностью не красавицы с лучистыми глазами, а, скажем, Кати Пушкаревой, однако на данный момент актриса уверена: счастье вовсе не в привлекательности. В свои 61, Алферова не пытается выглядеть моложе своих лет и гордится своим возрастом. Она много играет в театре, где ей достаются сложные, эмоциональные, смысловые роли, за ее плечами участие в десятках картин. Однако для большинства поклонников она навсегда останется прекрасной камеристкой королевы Анны Австрийской, Констанцией Бонасье из знаменитого советского экшна «Д’Артаньян и три мушкетера».

Ирина Ивановна, на вашем счету огромное количество ролей, как в кино, так и в театре. А вам лично, что ближе, театр или кино?

Театр, конечно. Я - театральная актриса. Там у меня никогда не было недостатка в ролях. Даже в сложные постсоветские времена, когда многие актеры не могли найти себе применения. Театр – это особый обособленный мир, который затягивает тебя всего без остатка. Спектакли воспринимаются зрителем совсем не так как кинематограф, да и актеры, выходя на сцену, каждый раз переживают новые эмоции.

Вы задействованы сейчас в довольно молодом театре «Школа современной пьесы», какие роли чаще всего достаются?

Ой, разные. Так однозначно и не скажешь. Вот, к примеру, не так давно мы представили в Одессе 6 спектаклей. Это были шесть совершенно разных, не похожих руг на друга премьер, которые включили в себя даже сказку для детей. Я очень люблю «Чайку» Чехова, которую мы интерпретировали по-своему, кроме того, оперетта у нас есть совершенно замечательная… Мне каждый спектакль, который проходит в нашем театре, дорог.

Ирина Ивановна, но ведь до этого вы служили в знаменитом театре Ленинского комсомола. И ваша с ним история насчитывает многие годы, даже несмотря на то, что отношения с худруком, Марком Захаровым, у вас были не простыми?

Я более 10 лет была актрисой массовки. Но никогда об этом не жалела, ни тогда, не сейчас. Наверное, подобное отношение только я могла терпеть. Но, поверьте, я действительно была счастлива. Даже когда играла на втором плане. Тогда мне казалось, что главные роли – это не так уж и важно. Главное быть в театре, служить театру и зрителям. Я совершенно не амбициозный человек и даже рада этому.

Неужели с такой внешностью вас не приглашали на главные роли?

Внешностью? Внешность как раз чаще мешала, чем помогала. Режиссеры все как один были уверены, что у меня кроме привлекательной внешности нет больше ничего. О таланте, похоже, речь даже не шла. Красивое лицо и все. Хотя, Марк Захаров, когда пригласил меня в Ленком сказал: «Все роли ваши!» И я поверила. И ждала, когда роли на меня посыплются. Но этого не произошло. Возможно потому, что я не умела бороться.

А быть может стоило, в таком случае, выбрать кино?

А в то время у меня как раз не было отбоя от предложений. Причем роли предлагали такие именитые режиссеры, как Василий Ордынский, Григорий Чухрай, Леонид Гайдай. Я много снималась не только в СССР, но и в Югославии, Венгрии, Болгарии. Правда иногда Захаров не отпускал меня на съемки, даже несмотря на то, что в большинстве спектаклей я просто стояла в массовке.

Мне было странно не услышать среди перечисленных вами режиссеров имя Георгия Юнгвальда-Хилькевича?

Принципиально не хочу говорить об этом человеке. Никакой обиды на него у меня нет, я простила его за всю ту гадость, которую он обо мне говорит, но понять все равно не могу. Он утверждает сейчас, что приглашать меня в свою картину, на роль Констанции Бонасье не собирался, поскольку видел в этом образе другую актрису. Однако ему позвонили, его попросили, на него надавили…Однако, кто эти люди? Как их зовут? Чтобы я хотя бы знала, кого мне благодарить.

Но согласитесь, именно эта роль стала по-настоящему звездной для вас?

Не соглашусь. Куда более значимой, в своей карьере я считаю роль Даши в картине «Хождение по мукам». А вот Констанция мне далась очень тяжело. Во-первых, я не всегда понимала, как нужно вести себя в кадре, поскольку никто ничего не объяснял, и приходилось все додумывать самостоятельно. А во вторых. После этой роли на меня обрушился поток критики. Причем критиковали и за красоту в том числе. Я приняла все близко к сердцу и потом еще долго анализировала проделанную работу, пытаясь найти причины в себе.

А с Михаилом Боярским на съемочной площадке у вас отношения сложились? Ведь вам предстояло играть любовь!

Да. Слава Богу, мне всегда везло с партнерами. И в кино и в театре. Миша не просто жил этой ролью, выкладываясь в кадре по полной, но еще и мне помогал. С ним как-то легко все получалось, гармонично.

После выхода фильма «Д’Артаньян и три мушкетера» на большие экраны, вряд ли нашлась бы в Советском союзе девушка, не мечтавшая быть хоть немного на вас похожей. И мне кажется, что ваша красота даже времени не подвластна.

Да что вы (смеется). Спасибо, но подвластна конечно. С возрастом, приходится, как можно больше времени уделять себе. Но молодиться и прибегать к услугам пластического хирурга я точно не буду. Считаю, что это глупо. Важно вовсе не то, как человек выглядит внешне, а то, что у него в душе.

 

Текст, фото: Татьяна Онищенко

новости партнеров
Loading...