журнал

Певец Андрей Кравчук: «Спасибо тебе, Париж, – город для тех, кто влюблен!»

Наверное, моя любовь к Парижу была предопределена моей предыдущей жизнью, детскими увлечениями и мечтами.

Родители очень любили Джо Дассена, Далиду, с наслаждением слушали их песни. Фактически я вырос на французской музыке. Когда я слышал романтичную Paroles, Paroles, Paroles, мне было безумно интересно, чем вдохновлялась Далида. Когда звучала знаменитая A Toi, или нежная  Salut, или трогательная Et si tu nґexistais pas, мне хотелось знать, какое небо видел Джо Дассен. Я закрывал глаза и мысленно представлял, по какой дороге ходила Эдит Пиаф, какой рассвет она встречала, какой кофе она пила...

Однажды композитор Сережа Гримальский дал мне послушать удивительную музыку, и я сразу понял, что это мелодия французской песни. Дело оставалось за малым: нужно было найти истинного носителя языка, который мог бы написать текст. Тогла меня познакомили с журналисткой, работавшей во Французском культурном центре в Киеве. Девушка с густой копной каштановых волос, она неуловимо напоминала Далиду. Это была абсолютная француженка: маленькая, щуплая, поэтичная, с тонкими чертами лица и потрясающей женской харизмой. Звали ее Анаис Дено.

 Андрей любит гулять романтичными ночными улицами Парижа. Смотрите – там, в дальней перспективе, виднеется знаменитая  Триумфальная арка на площади Шарля де Голля...


Между нами возникло сильнейшее притяжение, остановить которое не смог даже ее отъезд из Украины в 1999 году. Прощаясь, Анаис назначила мне чисто французское свидание: 20 июня 2000 года, в два часа пополудни я должен был ждать ее в Лувре у знаменитой «Джоконды». Кто-то подумает, что свидание могло быть несерьезным, или человек, пообещавший быть в назначенное время под картиной Моны Лизы, не выполнит свое обещание.

Но я из тех людей, которые держат слово. 20 июня, в миллениум, в 14.00 я стоял у «Джоконды» в трепетном ожидании Анаис. Она появилась в 14.15. Летящей походкой ворвалась в зал, легко перебирая тонкими ногами в странных туфельках с носочками и, улыбаясь, приветливо помахала мне рукой в изящной перчатке... Это были три счастливых дня в Париже. Я не увидел многих архитектурных памятников и исторических мест. Но не это меня интересовало! Я хотел попасть туда, где жили мои любимые артисты. Мы с Анаис отправились к дому Далиды. В моем представлении великая певица должна была жить в роскошном особняке, но это оказался простой белый домик, маленький, аккуратненький, с небольшими окошками. Я был шокирован!


Интересная история получилась и с нашим путешествием к дому Эдит Пиаф. Перед поездкой в Париж я прочитал о том, что последние 10 лет своей жизни она вела затворнический образ жизни. Пиаф никого не впускала в свою квартиру, а, если кто-то из близких хотел ее увидеть или поговорить с нею, они звонили ей из телефонной будки возле дома. Пиаф выходила на балкон и царственным жестом взмахивала им рукой.

Мне всегда было интересно, правда ли это, есть ли там, возле дома Пиаф, телефонная будка? Оказалось, есть. В этой телефонной будке мы с Анаис провели несколько блаженных часов. А потом я потянул ее, уставшую, на Монмартр... Она бурно радовалась тому, что мы вместе! Заливисто смеялась, закинув назад красивую голову и удивляясь моей географической избирательности.

В ее понимании парижанки мне обязательно нужно было пойти к Эйфелевой башне, в варьете «Мулен Руж» и еще пару-тройку нахоженных мест. Но у меня были совершенно другие планы... Позже, провожая меня в аэропорт, Анаис протянула листок бумаги. Это были стихи. «Письмо» - так называлось ее стихотворение, ставшее позже моей песней. «Только смерть может нас разлучить» – фатально заканчивались ее стихи. С тех пор мы с Анаис больше никогда не виделись. А через некоторое время я узнал, что она вышла замуж за какого-то англичанина…

Вы знаете, тогда, в Париже, мне снились яркие сны о любви. Есть что-то в этом городе такое… Здесь люди любят смотреть друг на друга с интересом. Когда ты гуляешь по городу, тебе заглядывают в глаза, как бы задаваясь вопросом: а может быть, это моя судьба?

А может, это моя любовь? Я чувствовал на себе эти взгляды и, да простит меня Анаис, дарил такие же взгляды окружающим.

В этот раз, вернувшись в Париж, я с тихой грустью вспоминаю прекрасную Анаис и три счастливых дня, проведенные с нею в самый разгар миллениума. Спасибо тебе, Париж, – город для тех, кто влюблен! 

 Тележурналист Виктория Андриевская, главный редактор «VIVA! Биография» Ирина Емец и певец Андрей Кравчук через пару минут войдут в здание «Крэйзи Хорс», куда их пригласила хореограф Лена Коляденко. Но это будет уже совсем другая история.

 

 

 

новости партнеров
Loading...