Екатерина Кухар, Александр Стоянов, Александр Стоянов интервью, Екатерина Кухар интервью, Екатерина Кухар и Александр Стоянов, Екатерина Кухар и Александр Стоянов фото, Екатерина Кухар и Александр Стоянов интервью, Екатерина Кухар и Александр Стоянов дети, Екатерина Кухар семья
Фото: Юлия Гладиренко

Екатерина Кухар и Александр Стоянов: невероятная история любви самой красивой балетной пары Европы

Наши герои – премьеры Национальной оперы Украины Екатерина Кухар и Александр Стоянов. Об истории любви, о том, какова цена пути на балетный Олимп и возможно ли сочетать карьеру и семью, в которой растет двое детей, – в эксклюзиве для Viva!

Екатерина Кухар и Александр Стоянов – гордость отечественного балета. Помимо того, что они солисты Национальной оперы Украины, своим искусством артисты прославляют нашу страну в далеком зарубежье. Кате и Саше рукоплещет самая взыскательная публика Британии, Германии, Японии, Южной Кореи, Франции, Испании, Китая, Италии…

Viva! повезло: не так-то просто нашим героям найти время для фотосессии и интервью, ведь дома их можно застать крайне редко – гастрольный график балетных звезд расписан на годы вперед. Плюс ко всему они растят двух деток – семилетнего Тимура и двухлетнюю Настеньку.

– Катюша, вы киевлянка?

Екатерина: Да, я родилась и выросла в Киеве. Здесь же в девять лет родители записали меня в хореографическое училище.

– Если вы сейчас такая миниатюрная статуэточка, какой же вы были в девять?

Е.: Я ясно помню, что весила 18 кг. Мы проходили три отборочных тура, и последним была медкомиссия. Там мне и сказали мой вес (улыбается).

– Вообще-то это стандарт для пяти-шестилетнего ребенка. В медкомиссии не предложили набрать чуточку веса и приходить на следующий год?

Е.: В балете именно такие Дюймовочки и нужны, потому что барышень покрупнее мальчикам тяжело поднимать. Я была как раз то, что нужно (улыбается).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Тина Кароль стала народной артисткой Украины

– Стать балериной было чье желание – ваше или родителей?

Е.: Мама и бабушка мечтали, чтобы я стала балериной. Мне было пять лет, я гуляла со своей прабабушкой во дворе на Печерске. Мимо проходила тренер по спортивной гимнастике и заметила меня. Видимо, ее привлекла моя гимнастическая внешность: хрупкая, тонкая, с ровными густыми волосами ниже попы. Мои волосы были предметом особой семейной гордости (смеется). Тут же, не отходя далеко от песочницы, женщина проверила мои способности, и уже на следующий день меня привели во Дворец пионеров в секцию спортивной гимнастики.

В первый же день меня без подготовки посадили на шпагат, при этом одну ногу положили на возвышенность, вторая была на полу, надавили: ага, тянется. В спортивной гимнастике достаточно жесткие законы, никто не сентиментальничает. Мне больно, у меня шок, слезы градом. После тренировки я сказала, что больше туда не пойду. И мама не раздумывая перевела меня в балетный кружок. А там уже красота: белые бантики, купальники, юбочки, балеточки. Это совсем другое.

– Как знать, не обойдись с вами так жестоко на первом занятии по гимнастике, возможно, мир не увидел бы прима-балерину Екатерину Кухар.

Е.: У меня характер достаточно спортивный, волевой. Думаю, если бы мама настояла, сказала, что мне нужно перетерпеть, я бы осталась в спорте, и жизнь могла бы совершенно по-другому сложиться. Хотя я знаю: если чему-то суждено произойти, это обязательно произойдет.

– И встреча с Сашей была предопределена… Саша, вы тоже киевлянин?

Александр: Нет, я приехал учиться в Киевское хореографическое училище из Ялты. Вообще, в балет меня отдали помимо моего желания. Я очень любил бальные танцы, мне нравились атрибуты: одежда, набриолиненные волосы, девушки в облегающих платьях с блестками в волосах… Я начал заниматься бальными танцами, участвовал в соревнованиях, и на одном из них меня заметил бывший артист балета. Он подошел к моим родителям и предложил: «Отдайте сына в балет, отправьте его в Киевское хореографическое училище, у него прекрасные балетные данные». А папа у меня, хоть и родился в селе, человек образованный, культурный, учился в университете в Москве. Он обожает балет. Поэтому с радостью подхватил эту идею. Так моя судьба и была решена.

Екатерина Кухар и Александр Стоянов

– Вы жили в интернате при училище?

А.: Да, и там было неплохо, весело. Но родителям стало меня жалко, они решили, что ребенок должен жить дома с мамой и папой, поэтому ради меня они из Ялты переехали в столицу. Но сделали это поэтапно. Сначала в Киев переехала с моим старшим братом мама. Его отдали учиться в лицей, потом перевезли еще и сестричку – уже здесь она пошла в школу. Позже в нашей семье родилась киевлянка Анюта, которая сейчас учится в хореографическом. Отец со временем присоединился к нам.

– Потрясающе, какая жертвенность! Удивительно, как слова, сказанные незнакомым человеком, в корне поменяли жизнь целой семьи.

А.: Я невероятно благодарен родителям за то, что они для меня сделали.

Е.: Только с высоты прожитых лет мы можем оценить и осознать роль, которую близкие сыграли в становлении нашего творческого пути. Моя бабушка Лена ради меня уволилась с руководящей должности и устроилась в хореографическое училище на первую освободившуюся вакансию, чтобы возить меня на занятия, забирать после репетиций. В училище были колоссальные нагрузки, домой я приходила абсолютно вымотанная, и у меня не всегда хватало сил сделать домашнее задание. В такие дни на помощь снова приходила бабушка. Папа же обшивал мои балетки и пуанты. В общем, можно сказать, что вся семья училась вместе со мной.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Юрий Горбунов и Катя Осадчая поженились?

– Чего в вашей профессии больше – удовольствия или все же титанического труда?

Е.: Это ежедневная титаническая работа на пределе возможностей, которая позже вознаграждается.

А.: Да, получается симбиоз вложенного труда и удовольствия. Я сейчас получаю удовольствие от работы.

– Вы это говорите как успешные артисты, премьеры балета, востребованные во многих театрах мира. А как бы на этот вопрос ответили артисты кордебалета?

А.: Если говорить о мужчинах, которые должны быть кормильцами, в кордебалете, конечно, много не заработаешь. Они редко ездят на гастроли, а основной заработок все же – это заграница.

Е.: Они ездят на гастроли зачастую только с театром. Конечно, у солистов гастролей больше и гонорары другие.

– В театрах каких стран вы работаете?

А.: В абсолютно разных: Америка, Англия, Япония, Корея, Франция, Испания, Китай, Италия, Латвия…

– Но ведь как-то нужно попасть в пул гастролирующих артистов. У вас есть импресарио? Каков механизм?

Е.: Профессиональный балетный мир очень тесен, мы все друг друга знаем. Очень важно не бояться принимать участие в международных конкурсах. Ведь туда приезжают представители театров из разных стран. Конечно же, выступать на таких конкурсах надо на высоком уровне. Тогда на артиста обращают внимание, делают интересные предложения. Так постепенно артист обзаводится связями.

А.: Все зависит от того, как ты танцуешь. Хорошо танцуешь – приглашают, плохо – естественно, не приглашают. Со временем предлагают не только танцевать, но и заседать в жюри престижных конкурсов. В этом году впервые в истории представителей из Украины Катерину пригласили в парижскую балетную консерваторию на государственный экзамен в качестве жюри.

Е.: Это была большая честь для меня и интересный опыт, хотя до этого я уже работала в составе жюри в разных странах. Дело в том, что французская школа очень закрытая. Это одна из старейших танцевальных школ мира. Ее представители не любят принимать артистов из других стран. В Париже на экзамене своих учениц представляла Изабелла Серавола, она для французов как Майя Плисецкая для нас. Я хорошо чувствовала ее настроение: ей было непривычно доверять судьбу своих учениц представителю другой балетной школы и культуры. Как правило, в комиссии работают только французы. В целом все были доброжелательны, но чувствовалось, что к тебе относятся по-особому. Еще было очень приятно, что парижанки отметили мое чувство стиля.

– Существует стереотип, что балерина – эфемерное создание, сотканное из лунного света, питающееся росой и манной небесной. И все земные радости – красивые наряды, автомобили, семьи – слишком материальны для этих неземных существ. И в сексуальности их как-то даже неловко заподозрить. Гений чистой красоты.

Е.: (Смеется) Самое главное в жизни – сама жизнь! Ее ритм, аромат, вкус, цвет, умение радоваться каждому дню. Женщина должна быть живой! Чувственной! Настоящей! Уметь создавать вокруг себя особое пространство. А артисты обязаны жить еще более полно, чтобы была возможность передать зрителю накопленный опыт, эмоции, знания. Я живу полноценно. В моей жизни присутствуют и дети, и муж, и наряды, и страсть, и радость, и горе… Конечно, артистизм, актерские данные очень важны в балете. Но жизненный опыт помогает не играть роль, а проживать ее на сцене.

Екатерина Кухар и Александр Стоянов

– Есть ли в вашем репертуаре роли, которые повлияли на вашу жизнь?

Е.: Для меня это роль Машеньки в спектакле «Щелкунчик» и Джульетты в «Ромео и Джульетте».

А.: Спектакль «Щелкунчик» и для меня и для Кати судьбоносный. В театре нас соединили как балетную пару именно в этом спектакле.

Е.: Еще до знакомства с Сашей я дебютировала в партии Машеньки, будучи ученицей училища, на одной из самых лучших японских сцен.

– А как на вашу судьбу повлияла роль Джульетты?

Е.: Эта роль выстраданная. Джульетта для актрисы сложная партия, поскольку в начале первого акта необходимо передать юность, легкость, беззаботность, а в третьем акте нужно сыграть горе от потери любимого человека. Мне предложили партию Джульетты в очень сложный для меня период – после того как я пережила горе, потеряв первого ребенка. И я очень благодарна педагогу-репетитору Элеоноре Михайловне за ее предложение приступить к работе над этой партией именно в тот период. Работа вернула меня к жизни.

Поклонники пишут мне, что, увидев Джульетту в моем исполнении, никого другого в этой роли уже не представляют.

А.: Зрители не знают многих тонкостей, но их не обманешь. Они не только видят техническую сторону танца, но и чувствуют все нюансы, энергетику артиста. Многие не догадываются, что мы с Катериной пара не только на сцене, но и в жизни. Очень удивляются, как нам так убедительно удается играть любовь, страсть на сцене. Но нам не приходится играть – наши чувства настоящие.

– Наверное, поэтому вас называют самой красивой балетной парой Европы. После того как я увидела вас в роли Кармен и Шахерезады, я теперь точно знаю: балет может быть очень сексуальным. Ну, а то, что вы мама двух детей, это уж точно редчайшее исключение из правил!

Е.: Да, это большая редкость. К сожалению, есть масса отрицательных примеров: в театре очень много танцоров, которые положили всю свою жизнь на алтарь балета и в конце концов остались одни – без семьи, без детей. Когда заканчивается сцена, а это очень болезненный период, что остается у артиста? Одиночество и неустроенность личной жизни.

А.: Вот я и говорю: помимо сына и дочки нам нужен еще один ребенок. А Катя не хочет, говорит: дай потанцевать!

Е.: Сейчас я принадлежу зрителям (улыбается).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Актер "Квартала 95" Евгений Кошевой: "Моя жена - идеальная"

– Катя, когда вы были беременны Тимуром и когда ждали дочку Анастасию, вы уходили в декрет? Как быстро после родов вы вернулись на сцену?

Е.: Не знаю, что тут в большей степени – то ли генетика, то ли сила воли, но я практически не покидала сцену. После рождения Тимура уже через два месяца мы танцевали в Киеве «Русалочку», а затем уехали на гастроли в Испанию. Так же было и с Настюшей – через три месяца после ее рождения мы танцевали «Лебединое озеро» в Италии.

А.: У нас насыщенный график, контракты, и беременность в планы не входит. Только благодаря хорошему отношению, принимающая сторона не взимала с нас неустойку за то, что мы отлучились на некоторое время. Но зато потом приходилось очень быстро брать себя в руки и возвращаться в строй.

Е.: Как правило, все относятся с пониманием к беременности. Но один раз мне все же пришлось заплатить огромную неустойку нашему импресарио, поскольку я сорвала гастроли.

– С кем остаются дети во время ваших многочисленных поездок?

А.: С детьми остается Катина мама. Но поскольку дети у нас очень активные, любимой бабушке с ними помогает справляться няня. Да что там бабушка, я три дня подряд ходил с ними один гулять – это караул! Один в одну сторону тянет, другая – в другую, один кричит, другая куда-то лезет. Легче провести день в репетиционном зале (смеется).

Е.: Настя у нас папина дочь. Я, когда уходила во второй декрет, договорилась с Александром, что вынашиваю и рожаю ребенка, а ночные подъемы, кормления – это уже на нем.

А.: Ну да, ты девять месяцев, а я остальные 90 лет (смеется). В этом году Тимур пошел в первый класс. Перед первым сентября Катя переживала: «Боже, боже, теперь придется рано вставать!» А я ей отвечаю: «Катюша, так у тебя ничего не изменится. Ты как вставала поздно, так и будешь вставать. Утренние подъемы на мне. Чувствую, мне и вторую придется отводить в школу, когда подрастет». Мы думали, что маленькая будет солнышком таким спокойненьким…

Е.: Саша мне обещал: вот будет дочка – она будет такая лапочка и помощница!

А.: Она и есть помощница: сама убирает.

Е.: Но характер у нее! Требовательная и хитрая женщина. Вьет веревки из Саши и Тимура. Я наказываю, а они защищают ее. Особенно Тимур.

А.: Говорит: «Нельзя наказывать ребенка!»

Е.: Я пришла из роддома, волновалась, как старший сын воспримет сестру, не будет ли ревности. Захожу с этим розовым конвертиком домой в таком напряге, а сын: «Настасья, голубушка моя!»

А.: Я просто выпал от этой фразы. Где ты это услышал? Фильм, говорит, посмотрел. А как сейчас он над ней трусится! Настя где-то зацепится немного, споткнется, он сразу к ней подбегает: «Настенька, ты ножку ударила? Тебе не больно? Покажи! Дай пожалею».

Екатерина Кухар и Александр Стоянов

– До появления Анастасии в доме королевой была мама?

А.: Она и сейчас королева, только у нее сейчас идет война с принцессой Анастасией (смеются). Конкуренция очень серьезная. Кстати, Настя побеждает, хотя ей только два года. Происходит борьба за внимание брата и папы.

Е.: Она не разрешает мне их целовать, обнимать.

А.: Берет за руку меня, Тимура и уводит. Как бы дает понять: это мои мужчины, а ты, мама, займись своими делами.

– Детей в балет не планируете отдавать?

Е.: Маленькую точно надо. Она у нас балериной родилась. В ней очевидная склонность. Настя очень танцевальная, мягкая. Когда еще лежала в кроватке, такие ручками восточные танцы исполняла! И растяжка у нее отличная. И музыку она очень чувствует. Вместо мультиков смотрит музыкальные каналы, танцует под них. И ест под музыку.

А вот с Тимуром у нас не получилось. Ему было года три, когда мы его первый раз привели на «Щелкунчика». Минут пять он сидел, как завороженный, а потом ему все надоело, он повернулся ко мне и сказал: «Мама, балет – неть!» Я говорю: «Хорошо, не вопрос, заставлять не будем».

– Вот вы говорите, что по окончании карьеры семья – спасательный круг. Но мне кажется, что люди творческого склада все равно не могут жить без любимого дела.

А.: Мы над этим уже работаем. И работы педагогом здесь недостаточно – все равно будет не хватать поездок, гастролей, да и финансовый вопрос тут немаловажен. Нам же воспитывать детей, которые не успеют к этому времени еще встать на ноги.

Е.: Знаете, раньше артисты балета могли уходить на пенсию в 37 лет, а сейчас должны в 55–60 лет. Как и все. На мой взгляд, это некорректно по отношению к артистам.

А.: Если ты программист, то в 40 лет только можешь начать хорошо зарабатывать. А если это балет или спорт, то нужно начинать думать о пенсии с 20 лет. Наше образование не позволяет работать в каких-то интересных местах после 40.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Катя Бужинская о новорожденных двойняшках: "Я плакала от счастья"

– Это в каких интересных? В банках, например?

А.: Да, у меня, кстати, магистратура по специальности финансово-экономическая безопасность.

– Зачем вам это нужно?

А.: Мне нравится.

Е.: У Александра математический склад ума.

А.: В свое время я еще и банкиром хотел стать. Думаю, экономическое образование не лишнее.

– То есть семейный бюджет рассчитать можете?

А.: Это и без банковского образования можно сделать.

– Как вы тратите деньги? У вас все в одну копилку?

А.: Да, у нас общий кошелек. Катя очень активная женщина, она успевает за один день побывать и в магазине и в салоне красоты... Ей все нужно: съездить за вкусненьким, посмотреть платьице, сделать укладочку. Транжира. Зато выглядит она всегда потрясающе!

Е.: Я не пью, не курю, у меня нет дурных привычек, но вот шопинг – это обо мне!

А.: Жена – это лицо мужа. Куда бы мы ни приехали, все в восторге от Катиной внешности, ее безупречного вкуса. Мне нравится, что моя женщина притягивает к себе восторженные взгляды.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: 20 украинских звезд без макияжа: выбираем самую красивую

Екатерина Кухар и Александр Стоянов

– Катя, где берутся такие золотые мужья?

Е.: Ой, не знаю, у кого как. Александр для меня в первую очередь был самым близким другом.

А.: И из друзей перешел в мужья. Это самый правильный подход.

Е.: Мы сначала были партнерами, потом сдружились очень близко.

Саша настолько искусно исполнял свою партию друга, что я даже какое-то время начала сомневаться, любит ли он женщин в принципе?

А.: Просто Катя привыкла, что все мужчины падают к ее ногам. Я же был настоящим джентльменом: дарил подарки, оказывал знаки внимания, но никоим образом не показывал, что она мне нравится. Ни намека! И так было достаточно долго. У Кати даже нервы начали сдавать. Вот так я ее и перехитрил.

Е.: Я терялась в догадках: наверное, я не нравлюсь ему как женщина. А может быть, у него есть другая.

А.: Я выбрал определенную тактику. Ведь у Кати такой характер, что прояви я настойчивость, мог бы ее спугнуть. Или она решила бы, что я очередной мужчина, кому она нравится.

Е.: У меня не было «очередных» мужчин, все были особенные! (Улыбается)

А.: Поэтому тут нужно было действовать с осторожностью.

Е.: Представляете, какой хитрый! У меня сдали нервы, решила проверить…

– И как все разрешилось?

А.: Двумя детьми (смеется).

Е.: Все произошло в Марбелии на гастролях. Стоял теплый сентябрь, и мы пошли вечером на пляж искупаться.

А.: Импресарио не хотели нас отпускать, боялись, что мы заболеем.

К.: Но вечер оказался волшебным – теплым, бархатным, и именно на том пляже я поняла, что интересна Александру как женщина.

– А поженились вы где, в Киеве?

А.: Мы не расписывались, и свадьбы не было. Мы только венчались, это важнее. К росписи я отношусь как-то так…

Е.: Дело в том, что я уже была официально замужем. Поэтому знаю, что штамп в паспорте ничего не решает.

ЧИТАЙТЕ: Виталий Козловский: "Моя девушка дикая, как волчица, но при этом нежная"

– С этого места подробнее.

Е.: Когда мы только познакомились с Сашей, я была замужем.

А.: И поэтому она не сильно смотрела в мою сторону. Но я, к сожалению, не мог с собой ничего сделать – влюбился. Ну, не мог я наступить себе на горло и включить рассудительность: «Она замужем, отвернись и не смотри в ее сторону!»

Е.: Саша пришел в театр, мы начали репетировать. Затем я ушла в долгожданный декрет. И на седьмом месяце беременности разошлась с мужем.

– Кардинально.

Е.: Да, как-то наши пути начались расходиться. Жить с примой непросто, мужчина, женатый на прима-балерине, должен понимать, что вся его жизнь теперь принесена на алтарь любимой женщине.

Мы перестали друг друга понимать, слышать и осознали, что нам сложно подстраиваться под график друг друга. Несмотря на то, что с первым мужем мы расстались, у меня сохранились замечательные отношения с его мамой. Она олимпийская чемпионка по фигурному катанию, заслуженный тренер и, как никто другой, понимает меня. Я очень ей благодарна: она внуком занимается, обожает его.

Екатерина Кухар и Александр Стоянов

– Ваш бывший муж не из балетной среды?

Е.: Окончив хореографическое училище, он ушел в бизнес.

А.: Все то время, пока Катя была в декрете, мы общались… Я всегда был рядом.

Е.: Как друг. Я с Сашей делилась переживаниями, плакалась ему в плечо.

А.: Я в это время даже отказывался уезжать на гастроли с другими балеринами.

– Саша, это же непросто: влюбленному играть роль друга. Нужно обладать серьезной выдержкой.

Е.: А она у Саши есть. Я после рождения Тимура вышла на работу, а три месяца спустя мы с Александром уехали на те самые гастроли в Испанию…

– Получается, что Саша с младенчества растит Тимура как родного сына?

Е.: Да, для меня это было самым главным моментом. В приоритете было то, как мужчина будет относиться к моему ребенку, будет ли он его любить как родного. Когда я увидела, что Саша ладит с Тимуром и ребенок воспринимает Сашу, для меня это был знак. Пазл сразу сложился.

– Если бы вы не сказали, что у Тимура другой отец, я бы не поверила!

Е.: Все дело в том, что мы с Сашей похожи. На гастролях нас часто принимают за брата и сестру.

– Считается, если пара долго живет вместе, с годами муж и жена становятся похожими друг на друга. У вас изначально есть это сходство.

А.: Представляете, что будет к золотой свадьбе?

Екатерина Кухар и Александр Стоянов

Фото: Юлия Гладиренко

Татьяна Витязь

Следите за нашими новостями в соцсетях: Viva! в Facebook и ВКонтакте

новости партнеров
Loading...

Загрузка...