Лилия Ребрик: "Второй ребенок должен родиться на мой день рождения"

Второй ребенок должен родиться на мой день рождения
Эта осень оказалась для Лилии Ребрик знаковой. Она не только поменяла место работы, став ведущей утреннего шоу «Ранок з Україною» на телеканале «Украина», но и узнала, что ждет второго ребенка. Viva! стала первым журналом, кому телеведущая и ее муж, хореограф Андрей Дикий, решили обо всем рассказать.

#@#

Договориться о встрече с семейной парой Ребрик – Дикий оказалось делом нелегким. Телеведущая, несмотря на беременность, не сидит дома, а много работает и даже ездит с антрепризными спектаклями по Украине. У ее мужа Андрея Дикого свой график, турниры по танцам. Мы условились вместе пообедать в воскресенье, недалеко от дома, когда семья наконец-то была в сборе.

– Лиля, не так давно вы поменяли вечернее шоу на утреннее. Как вам кардинальная смена стиля жизни и новый опыт?

Да, утренние эфиры в моей жизни впервые. Мне нравится, что это совершенно другой формат. Когда я узнала, что девятый сезон «Танцуют все» станет финальным, подумала: «Господи, что же дальше?» Съемки начинались весной, шли все лето, а осенью были прямые эфиры. Так в моей жизни происходило все девять лет, и я четко знала свое расписание на год. Поэтому первое, о чем я подумала: «Какой же будет моя осень без «Танцев»? На самом же деле осень оказалась такой прекрасной, такой насыщенной, кардинально другой (улыбается).

Воплотились в жизнь многие мои желания: и беременность, и другой канал, и другой проект. Для меня утро – это что-то невероятно романтичное. Это определенный настрой на весь день. У каждого человека утро пахнет по-особенному: у кого-то это аромат кофе, у кого-то – прогулка с собакой, у кого-то – запах любимого, еще сонного человека, у кого-то поцелуи, обнимашки, ребенок, подгузники. Не знаю…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Анна Ризатдинова о беременности и новорожденном сыне: "Мой ребенок - копия папы"

– Чем пахнет ваше утро?

Любимым человеком. У меня двое любимых – муж и дочь, и утро пахнет ими. Для меня это ценно и важно. Сейчас мое утро начинается в четыре, когда все нормальные люди спят (смеется). Чтобы не проспать, мы с мужем на всякий случай вдвоем ставим будильник. Помню свои ощущения, когда ехала на первый эфир: я навела резкость и увидела, что осень на улице. Лил сума-сшедший дождь, все деревья стояли желтые, и я подумала: «Господи, а осень ведь полным ходом идет!» Эти утренние поездки дали мне возможность рассмотреть спящий осенний город во всей красоте. Я приезжаю на канал уже позитивно настроенная, потому что понимаю: на меня возложена ответственность – зарядить позитивом зрителей. Если чье-то утро я сделаю, это уже маленькая победа!

– Вы советовались с мужем, когда принимали решение стать ведущей утренних эфиров?

Конечно! Если честно, я думала, что моя пауза в телевизионной карьере будет больше. Я понимала, что нужно переключиться, перезагрузиться. Но пауза оказалась не такой большой. Андрей мне все время говорил: «Я уверен, что ты долго без работы на телевидении сидеть не будешь…» Хотя в моей жизни есть театр, кино, озвучки, и это важные составляющие профессии, которые никто не отменяет.

Андрей: Я говорил Лиле, что она настолько квалифицированная ведущая, что долго отдыхать ей не придется, ей обязательно поступят интересные предложения. Так и получилось.

– Вы разрешили ей утренние эфиры?

А.: Конечно! Я понимал, что проблемка будет, потому что мы привыкли всегда просыпаться вместе. Я благодарен, что Лиля в четыре так тихо встает и дает мне возможность еще немного поспать (смеется). А потом я просыпаюсь, включаю телевизор: «О, привет, любимая! Ты здесь!» Кстати, как только Лиля встает с кровати, Диана в своей комнате просыпается и сразу же прибегает к нам, залазит мне под мышку, и мы уже вместе досыпаем.

– Но теперь завтраки для дочки должны готовить вы?

А.: Да у нас как-то всегда так было: кто свободен, тот и делает. Не вижу в этом никаких сложностей.

Л.: С этим никогда не было проблем и никогда не было понятий «обязанности». Наверное, это фишка нашей семьи – мы очень любим готовить в четыре руки. Так с первых дней повелось: если кто-то не хочет, то не насилует себя, и никто не скажет: «Ой, ты ничего не приготовил?!» Всегда можно куда-то выйти и где-то поужинать.

– А в садик папа умеет собирать Диану? Плести косички, бантики завязывать?

Л.: Да, он у нас мастер. Папа, конечно, прибедняется, говорит, что его фишка в прическе – это одеть обруч или сделать хвостик. Но на самом деле он все умеет, это ни для кого не секрет.

А.: Ну и мы уже договорились: колоски плести – это мамина фишка.

Л.: А кулинарные фишки у меня уже муж отбирает. Диана, например, очень любит разные блинчики, и, не поверите, папа печет их по утрам. Я как-то приезжаю с эфира, а кабачковые блинчики уже на столе. Муж говорит: «Слушай, жарить блинчики, оказывается, не так и сложно!» (Смеется)

– Вы, возвращаясь с работы, как раз попадаете на ланч?

Да, если у меня больше нет никаких дел, то к 10 утра я возвращаюсь домой на ланч. Это такое странное чувство – в девять утра ты закончила эфир, по сути у тебя конец рабочего дня, а большинство людей только едет на работу. Ты выходишь, люди еще заспанные, а ты уже со стрелками, с прической, с укладкой, в хорошем настроении, бодра и весела! В этом есть свой кайф.

Наверное, очень важно, как человек к этому относится. Можно видеть в этом новую страницу в твоей жизни, новый шанс, а можно, наоборот, говорить себе: «О боже, за что мне такое наказание – каждое утро вставать в такую рань!» И такие люди есть. Я стараюсь избегать их. Я всегда говорю: «Нельзя так, надо во всем видеть позитив и находить радость. Отбери у тебя сейчас это, и ты заговоришь по-другому». Правда! Нам же не просто так такие вещи даются.

– Когда вы приняли приглашение на новую работу, уже знали, что беременны?

Нет. Когда мне предложили вести утренние эфиры и начали записывать тракты (это по сути уже репетиции), я сказала, что возьму паузу, что мне надо все обдумать. Недели две я думала, у меня как раз был насыщенный график в кино. И за пару дней до дня рождения Дианы, который был 30 августа, у меня возникли первые подозрения. Утром, в день рождения дочки, мы все-таки решили с Андреем поехать на УЗИ, где врач подтвердил мое положение. Прямо традиция какая-то – нам дни рождения дарят людей (улыбается). В прошлый раз я узнала, что была беременна Дианой, на дне рождения Андрея, а в этот раз – на Дианин. А после УЗИ мы дома уже ждали гостей – у дочки первый юбилей, пять лет. Готовили большой праздник с подарками, ждали приезда наших родителей, гостей. Вручили Диане подарки, а потом решили ей все рассказать. На самом деле, дочка очень давно просит братика или сестричку. Для нее лучше, конечно, сестричку (смеется). Она у нас взрослая, уже все понимает. Но мы предупредили, что на празднике об этом всем рассказывать не нужно, это пока тайна. Можно только бабушкам-дедушкам, потому что они близкие люди. Надо отдать должное ребенку – она действительно только им рассказала на ушко и предупредила: «Только никому не говорите». Она очень любит, когда какие-то вещи с ней оговариваются на равных, когда с ней считаются. Я не знаю, поняла ли Диана в тот момент, что у нее будет братик или сестричка по-настоящему. Потому что этот подарок пока нельзя пощупать. Хотя сейчас уже Диана так трепетно к этому относится и больше целует и обнимает мой живот, чем шею и лицо (смеется). Это очень трогательно.

– Диана уже спрашивает, что и как происходит у вас в животике?

Мы ее брали как-то на УЗИ, для нее это было что-то волшебное. Она с таким восторгом смотрела на экран, столько вопросов задавала, что врач-узист говорил: «У меня тут два кино». Свое, которое он смотрел на мониторе, и кино, которое муж рассказывал Диане, потому что Андрей с дочкой на своем языке разговаривал, объяснял, где, что и как.

– А на новой работе как отнеслись к такой новости?

Замечательно! Я понимаю, что есть сроки, на которых об этом не говорят, но в моем случае это было бы неправильно, нечестно. И я пришла и рассказала все главному продюсеру. Руководство, как и коллеги, радушно восприняло новость. Меня, конечно, это приободрило. Ведь я всегда относилась к беременности как к прекраснейшему положению женщины. Вот мне нравится украинское выражение: «жінка при надії». Оно очень емкое. Поэтому я не из тех женщин, которые будут сидеть дома и беречь себя. Даже несмотря на некоторые недомогания, которые могут сопровождать женщину в этот период – ты же понимаешь, ради чего все терпишь.

– Как справляетесь с утренними эфирами и утренними токсикозами?

Не буду отрицать, он у меня есть. Причем и в первую беременность у меня практически все девять месяцев был токсикоз. Но я не делаю из этого проблемы. Надеюсь, в этот раз он будет чуть меньше (улыбается). Был период, когда я практически ничего не могла есть. Слава богу, мой организм понял, что четыре ночи – это утро, время просыпаться, а не восемь утра, когда ты в эфире. Но я вам скажу, что прямой эфир – это прекрасное лекарство от токсикоза! Как только я вхожу в кадр, у меня все волшебным образом проходит.

– Прямые эфиры мобилизуют?

Я постоянно говорю: «Вот чего мне не хватало!» Это в такой тонус приводит, весь токсикоз уходит куда-то на задний план. Более того, казалось бы, новый проект, совершенно другой канал, по идее должен быть хоть какой-то мандраж, но беременность – это прекрасное состояние, в котором включается инстинкт самосохранения. Женщине нельзя волноваться, и вот организм делает все, чтобы ты не волновался.

– Андрей, а вы подтверждаете, что сейчас Лиля очень спокойная? Расскажите, как вообще отражается на вас Лилина вторая беременность?

А.: Да, Лиля абсолютно спокойна. Я все жду, когда же капризы начнутся, даже спрашиваю: «Может, ты хочешь ананасов с солеными огурцами?» Что-то ж должно быть! Ну, есть же такое, что женщина во время беременности может позволить себе какие-то причуды. Но ничего такого нет. Она такая же спокойная, как и всегда.

Л.: Мне даже кажется, что более спокойная.

– То есть вам, Андрей, повезло в этом плане?

А.: Очень! Хотя я готов, если понадобится, посреди ночи бежать в супермаркет (смеется). Я люблю за женой ухаживать и делать какие-то приятные сюрпризы. Я все спрашиваю: «Ты только скажи, чего хочется, я на все готов. Я бы поехал куда-то, что-то привез бы!»

Л.: Первое время я не могла подойти ни к холодильнику, ни к плите – мне сразу становилось плохо. И в этот период мне очень помогал с готовкой Андрей.

– Лиля, по собственным ощущениям, чем отличается первая беременность от второй?

Во-первых, с Дианой я четко знала, что будет девочка. Это даже не обсуждалось. Какие-то сны мне все время снились, какое-то предчувствие, интуиция. В этот раз моя интуиция молчит и сохраняет интригу (улыбается). Но что поражает, ощущения, как в первый раз, только намного спокойнее и даже проще. Ушли какие-то фобии и тревожность. Не перестаю восхищаться, какое все-таки волшебное и удивительное состояние даровано женщине – беременность.

– Если Диана хочет сестричку, кого хочет папа?

А.: Тоже девочку хочу. Все-таки девочки – папины дочки. Это такое количество нежности! Но если серьезно, у нас просто появится еще три килограмма счастья, и абсолютно не имеет значения – мальчик это будет или девочка. Хотя я прекрасно понимаю, что с мальчиком я не смогу быть настолько нежным: целовать, тискать, обнимать, облизывать с ног до головы (улыбается). Все-таки мальчик есть мальчик. Папа должен его как мужика растить. А вот Лиля, мне кажется, больше мальчика хочет.

– То есть это миф, что каждый папа хочет мальчика, чтобы тот был похож на него?

А.: Не знаю. Сейчас я кайфую от дочки! Я первый раз хотел дочку, хотя мне было все равно, кто будет. А потом когда это чудо у нас появилось, я понимаю, что не отказался бы еще от одной девочки. Я балдею. Я вырос, скажем, в таком бабьем царстве: мама, тетя с нами жила, бабушка. Мне всегда было очень комфортно в женском окружении.

– Вы уже знаете, кто будет?

Л.: Нет, на предыдущем УЗИ еще не было видно.

– Не хотите оставить интригу до самих родов?

Л.: Нет. Сюрпризов не хочу. Я такой любопытный человек, что мне хочется точно знать, кто будет.

А.: Кто же победит? (Смеются)

– А вы ставки делаете?

А.: Нет, но мы часто об этом говорим. Просто Диана как-то сказала: «Я хочу девочку, потому что у мальчиков сопли» (улыбается).

Л.: Да, у нее была очень смешная версия, что мальчики – это сопли. Ну, девочки ни разу не сопливые, нет (улыбается). Мне было бы интересно попробовать себя и в роли мамы мальчика. Все знакомые, кстати, пророчат нам мальчика. На самом деле это все неважно по сравнению с тем, когда ты начинаешь чувствовать внутри себя человечка, когда ты слышишь его сердцебиение. Это называется счастье…

– Когда вы ждете рождение малыша?

Л.: Нам поставили срок на конец апреля. Но у меня день рождения 8 мая. Так я хожу и подшучиваю: «Диана – это подарок Андрею, а второй ребенок, значит, должен родиться на мой день рождения». В любом случае будет весенним человечком.

– Вы обсуждали с Андреем: роды будут партнерскими, как это сейчас принято у многих?

А.: У нас это не обсуждается. Я обязательно буду присутствовать на родах! Я и на первых присутствовал. У меня даже и в мыслях нет, что меня там не будет. Я в роддоме с Лилей жил первые дни.

Л.: Это правда. Единственное, для нас стало открытием, что детей не пускают в роддом, даже в палату нельзя, только на выписку можно. Поэтому мы объяснили Диане, что несколько дней ей придется пожить у бабушки, а когда можно будет, мы ей покажем братика или сестричку.

– Расскажите немножко о Диане. В соцсетях вы делитесь фото и видео с ее танцевальных выступлений. Естественно, с таким папой-хореографом она не могла не танцевать. Она сама захотела, или это была ваша инициатива?

А.: Все получилось само собой. Я как папа-тренер особо ее не напрягаю, стараюсь, чтобы она занималась в свое удовольствие.

Л.: Дочка стала мотивацией создать собственную танцевальную студию, когда возник вопрос, куда отдавать ребенка учиться хореографии. На тот момент Андрей работал со взрослыми парами, которые участвуют в серьезных турнирах. И поскольку мы без няни, справляемся сами…

– До сих пор?

Л.: Да, до сих пор. Не знаю, как будет с рождением второго ребенка. Не то что мы категоричны в этом вопросе, просто мы оказались очень жадными родителями в плане эмоций, не хотим упустить ничего: первое слово ребенка, первые шаги, первые открытия. Я, наверное, как мама не пережила бы по приходу домой выслушивать рассказы няни об успехах дочки. Нам самим хочется наблюдать за ее взрослением. И поэтому мы Диану везде с собой таскаем: то она в павильоне на съемках со мной, то в танцевальном зале с Андреем. Сейчас Диана сама выбирает, с кем едет на работу.

А.: Диана долгое время просто находилась в зале, и мы не требовали от нее каких-то результатов. И потом… У детей, видать, информация как-то по-другому поступает. Ребенок ее впускает и потом через какое-то время начинает выдавать. Причем выдавать так, что мы только успевали: «Опа! Ничего себе! Ей нравится танцевать!» Если б я этого не видел, если б у нас было такое: «Папа, я не хочу, не буду», мы бы ее не заставляли. Ей нравится с детьми общаться, она у нас социально активная. В четыре года Диана уже впервые участвовала в танцевальном конкурсе!

– Балуете дочку?

А.: Мы постоянно ей дарим какие-то подарки. Стараемся ни в чем не ограничивать.

Л.: Я часто езжу со спектаклями по городам, скучаю по дочке, и, конечно же, нахожу оправдание для себя: «Зато я Диане что-то привезу!» Ну, опять же, а кого баловать, как не ребенка? Пока он маленький, и если есть возможность, надо его всегда баловать. Но Диана не капризничает, когда, например, я ей скажу, что не брала с собой денег и не смогу ей купить то, что она хочет. Она все понимает и слушает нас.

А.: У нее есть свои деньги, она получает за съемки в кино. Диана говорит: «Давай я тогда за свои куплю». Но у меня рука не поднимается в ее кошелек залезть.

Л.: Она на первые заработанные деньги в сериале «Папаньки» пошла в магазин игрушек и сама себе выбрала подарок. Мы ей сказали: «Диана, есть такая традиция: первый гонорар нужно обязательно потратить». Ну, и она с удовольствием пошла тратить его. Долго ходила между рядами, спрашивала меня, что сколько стоит. А мне было интересно, что же она выберет, чего ей не хватает для счастья? У нее ведь дома такое изобилие игрушек! И вы не поверите, Диана выбрала для себя детскую сумку-кравчучку! Это было очень смешно! На мой вопрос, зачем она ей нужна, дочка довольная ответила: «Зато я смогу напихать сюда все свои игрушки и везде их брать с собой».

Ирина Пикуля

Фото: Роман Пашковский

 

Битва платьев: Ким Кардашьян и Тина Кароль в латексных нарядах
Предыдущий материал

Битва платьев: Ким Кардашьян и Тина Кароль в сексуальном латексе

Сергей Лазарев рассказал всю правду о тайном браке
Следующий материал

Сергей Лазарев рассказал всю правду о тайном браке

Новости партнеров

Загрузка...