The Hardkiss,Юлия Санина,Валерий Бебко,свадьба,поженились,интервью,фото,журнал Viva
Фото: Ольга Неправда

Солисты The Hardkiss Юлия Санина и Валерий Бебко впервые рассказали о своей свадьбе: интервью Viva!

Ребята из команды The Hardkiss не считают себя «фриками», ненавидят слово «эпатаж», не живут в готическом замке… В процессе интервью нам удалось выяснить еще множество всяких «не». Но главная удача Viva! – мы стали первыми, кому на вопросы о личной жизни Юлия Санина и Val (Валерий Бебко) не ответили молчанием. Нет, они не встречаются и не любовники – они давно женаты!

Никого не удивлю, если признаюсь: отправляясь на интервью, готовилась встретить артистов как минимум в обмундировании космических туристов и писать на диктофон байки в духе Жанны Агузаровой. Музыканты пришли на встречу минута в минуту – хрупкая брюнетка в кожаном жилете и высокий, сажень в плечах, бородач Val. Ребята пили кофе и сокрушались по поводу того, что кто-то из поклонников успел заснять их вдвоем во время зимних каникул во Львове. Пара в строгом секрете хранит свои отношения, а вокруг свадебных фотографий, которые кто-то разместил в Интернете, разгорелся нешуточный скандал, и снимки были изъяты из всемирной сети. Viva! стала первой, кто на вопросы о личной жизни участников англоязычной украинской группы вместо скупого «не комментируем», получила содержательные ответы. Нам удалось разузнать, как живет самая неординарная пара отечественного шоу-бизнеса вне кричащих декораций и готических сценических костюмов.

СМОТРИТЕ ВИДЕО: Участники группы The Hardkiss Юлия Санина и Валерий Бебко поженились

– Вот это новость – вы действительно пара! Как долго вы это скрывали?

Val (Вал): Пять лет.

Юлия: Пять лет мы вместе и три года работаем в группе The Hardkiss. Я не подписала контракт с Sister Siren, оставила группу по собственному желанию, потому что не видела творческих перспектив. На момент знакомства с Валом я училась в Институте филологии и увлекалась журналистикой. Пришла к нему на интервью, он работал продюсером эфира на MTV. Та диктофонная запись нашего первого разговора – семейная реликвия! Сейчас, когда вновь прослушиваю ее, смеюсь – я из кожи вон лезла, кокетничала, он стеснялся.

V.: Ты кокетничала, но я не стеснялся.

Ю.: Стеснялся!

V.: Хорошо, тогда озвучу свою версию знакомства. Я собирался на свидание к другой девушке, интервью назначил за час до встречи. Рассчитывал, что все успею, и тут разговор затянулся на четыре часа. Но я с первого взгляда понял, что Юля мой человек!

The Hardkiss Юлия Санина и Валерий Бебко

– Юля, ты тоже сразу почувствовала, что Вал твой человек?

Ю.: Я сразу поняла, что Вал – такой один на миллион, и второго такого человека я вряд ли встречу. Когда вернулась домой, не разуваясь, прямо в пуховике завалилась на диван и расплакалась. Мама испугалась, а я рыдала и причитала: «Я встретила такого парня, такого парня!» Он не был похож ни на кого из моих знакомых, и я с нетерпением ждала новой встречи – после интервью Вал пригласил меня к себе домой послушать музыку.

– Ты часто ходила в гости послушать музыку к малознакомым парням?

Ю.: Нет! Когда мы познакомились, я была ребенком. В свои 18 не встречалась с парнями, у меня не было опыта отношений, я даже никогда не целовалась! Страдала, конечно, от этого. (Краснеет) Но приглашение Вала приняла. Он сказал, что я не должна его бояться, что дома мы будем не одни – будут мама и маленькая собачка. Это прозвучало так искренне и совсем не пошло. Еще он обещал познакомить меня с музыкой, которую слушает и сочиняет.

V.: И с собачкой!

Ю.: Мы действительно слушали музыку и смотрели кино. А через неделю он пригласил меня на рождественский ужин и познакомил со своей семьей.

– Ты всех девушек приглашаешь на семейный ужин?

V.: Нет, конечно. Но Юля была первой девушкой, которая сочетала в себе ум, красоту и талант одновременно.

Ю.: Я не ослышалась?! Если честно, сегодня я удивляюсь, как он вообще обратил внимание на ту 18-летнюю девочку Юлю с дурацкой челкой.

V.: Брюнетка с челкой в шапке-ушанке с блестящими тенями – а-а-а! Визуально Юля мне не понравилась.

Ю.: Начинаю узнавать Вала: привычка говорить человеку о его недостатках в лицо никуда не девалась. Брутальный тип, не испорченный душевностью и теплотой. Мне было ужасно неприятно слушать, какие типажи девушек ему нравятся, какие нет. Он придирался к моей внешности и одежде. (Челку я, кстати, отрастила еще за первые полгода наших отношений, мне действительно без нее лучше.) И постоянно меня точил, что миссия женщины – ублажать мужчину, ухаживать за ним, никогда не прекословить.

– Вал, Синяя борода – случайно не твое второе имя?

V.: (Смеется) Несмотря на внешность, в Юле я нашел те качества, которых не мог отыскать в других, – искренность, чистоту, наивность.

– Юля, как же тебе удалось сохранить багаж таких редких качеств, ведь на тот момент ты уже была три года в шоу-бизнесе?

Ю.: Я всегда была хорошей и примерной девочкой. Родители меня не контролировали, но знали, где я нахожусь и чем занимаюсь. Я никогда не попадала в дурные компании, нехорошие истории. В школе я засматривалась на крутых парней, которые прогуливали школу, паясничали на уроках, но они никогда не обращали на меня внимание. Я молча страдала от того, что слишком правильная. За мной ухаживали положительные парни, смотрели на меня щенячьими глазами, меня это напрягало и раздражало. Короче, лет до 18 личная жизнь провисала. И тут встреча с Валом. Он зовет на свидание, через неделю знакомит с родителями, а после торжественного ужина вдруг объявляет: «Мы не можем больше встречаться, у меня заканчивается отпуск, мне завтра на работу…» Мир перевернулся на мгновение, а он улыбнулся и спросил: «Так что, мы встречаемся?»

The Hardkiss Юлия Санина и Валерий Бебко

– Какая у вас разница в возрасте?

V.: Шесть лет. Когда я сделал Юле предложение, мне было 25, ей 19.

– Сколько вы до этого встречались?

Ю.: Вал сделал мне предложение спустя полгода со дня знакомства, но в невестах я проходила еще полтора года. За полгода отношений он понял, что никто, кроме меня, не станет терпеть его характер. А я, в силу своей неопытности и преданности, смогу это делать на протяжении всей жизни.

V.: Мы ссорились практически каждый день. Юля натерпелась, намучилась и наплакалась, а я утвердился в мысли, что она мой человек. Даже когда я покупал обручальное кольцо, мы не разговаривали. Я пригласил ее на свидание, это было на Подоле, и сделал предложение руки и сердца. В глубине души я не сомневался в положительном ответе.

Ю.: Я ответила «да» и ни разу не пожалела. Хотя при каждой ссоре хотелось вспылить: «Баста! Все кончено!», и уже с кольцом на пальце бросалась фразами: «Я передумала!» Но он и бровью не повел.

V.: Потому что я старше, опытнее и мудрее.

– Юля, как в твоем исполнении выглядит «тяжелая артиллерия» во время ссоры?

Ю.: Выхожу погулять, надолго.

– К маме уйти – слабо?

Ю.: Не слабо, уходила, хлопнув дверью. Он потом приходил просить прощения, правда, через сутки. Тогда он испугался, что может меня потерять. Даже приволок плюшевого медведя под мышкой.

V.: В пешеходном переходе были только мишки.

Ю.: Пропущу это мимо ушей. Еще ты игрушечного эльфа прятал в почтовом ящике.

The Hardkiss Юлия Санина и Валерий Бебко

– Вал, а как ты проявляешь характер?

V.: Я нервничаю спокойно. Если и повышаю голос, то непроизвольно.

Ю.: Он понял, что для меня самая большая подстава – проигнорировать мое желание поругаться. Но я не сдаюсь, надеюсь, что однажды он будет помнить все важные для меня даты и дарить подарки.

V.: Я ненавижу праздники, потому что надо искусственно радоваться, а я не хочу. Выбирать подарки для меня наказание. Юля праздники любит, обожает всю эту кутерьму с подарками. Так что праздник в нашей семье – всегда еще один чудный повод для ссоры. Спасает то, что в такие дни у нас концерт, а иногда два.

Ю.: На протяжении пяти лет он портил мне каждый Новый год, начинал ныть за три дня «до того». В прошлом году сделал исключение – практически не ныл, даже вручил презент вовремя.

– Вал, свадьба – это праздник, значит, прекрасный повод для скандала?

V.: Свадьба не праздник, это всего лишь штамп в паспорте.

– А зачем же вы его тогда поставили?

Ю.: Потому что не венчают без штампа в паспорте.

V.: Нам было важно венчание.

– Вы верующие?

Ю.: Без фанатизма. Но у нас есть духовник, который сказал, что мы не сможем обвенчаться без росписи… Ок!

V.: Это был фарс!

Ю.: Я купила короткое белое платье и фату, взяла какой-то подстреленный букет. Вал нарядился в костюм. Увешанные камерами (мы решили самостоятельно снять роспись) отправились в загс. Тетеньку на регистрации перекосило, когда она увидела двух чудаков, странно одетых, с головы до ног обвешанных камерами. Мы все время хохотали, в то время как остальные пары напыщенно молчали, а их гости скорбели и смахивали слезы умиления. После росписи поехали фотографироваться, но по дороге уснули, а когда приехали, уже стемнело. Тогда мы отправились в кино, единственный сеанс, на который успели, – ужастик «Пункт назначения». Можешь представить картину: на экране все крушится, а на местах для поцелуев разместились молодожены.

The Hardkiss Юлия Санина и Валерий Бебко

– Как родители отнеслись к вашей затее, неужели не взывали: ребята, когда вы наконец-то повзрослеете?

Ю.: Свадьба важна для кого? Для родителей, бабушек, дедушек. Мы ее отыграли для них после росписи. Нам было важно обвенчаться, что мы и сделали позже в узком кругу. По специальности я фольклорист, и моя близкая подруга, которая была у нас свидетельницей на венчании, оформила все в аутентичном стиле.

V.: А что касается родителей, они давно нам уже не дают советов.

– И с детьми не подгоняют?

V.: Нет. Но я не буду отвечать на этот вопрос. Не люблю загадывать и говорить о том, чего пока нет.

Ю.: О детях мы пока только думаем, но не планируем.

– Далеко не все знают, что вы вместе. Юля, поклонники тебя часто зовут замуж?

Ю.: Поклонники засыпают меня комплиментами на Фейсбуке, но у меня такое правило: если по сообщению я понимаю, что человек рассчитывает на что-то большее,  даже не стану открывать письмо, пусть думает, что я просто не увидела его месседж. Меня много раз приглашали на разные фестивали невест, но я всегда тактично отказывалась. Вообще мне повезло: мне никогда никто не делал каких-то непристойных, пошлых предложений, возможно, потому что у меня образ не вульгарный. Я не обнажалась для мужских журналов, хотя предложения были.

V.: А если ко мне девушка подкатывает на Фейсбуке, я сразу удаляю ее. Вот вчера мне человек пять написало – и девочек и мальчиков. (Юле) Только не делай такие глаза! В каком мы веке живем? У нас раньше вообще была фишка: когда спрашивали о личной жизни, я говорил, что сплю с Kreechy (барабанщик The HARDKISS. – Прим.Viva!)

The Hardkiss Юлия Санина и Валерий Бебко

– Среди ваших поклонников есть известные люди?

Ю.: Да, Massive Attack, Адам Ламберт. Ламберт говорил, что хотел бы поработать с нашим стилистом, у себя в Твиттере цитировал строчки из нашей композиции Make Up. Пиарщик Рианны на закрытой вечеринке сам подошел знакомиться.

– Голова не кружится?

Ю.: (Улыбается) Вал помог справиться с головокружением, он еще тот пессимист.

V.: У меня девиз: все плохо. Так что не надо радоваться хорошим моментам, они имеют особенность заканчиваться.

Ю.: А я люблю радоваться хорошим моментам, но радуюсь осторожно и не преждевременно, чтобы не разочароваться. В случае, как с пиарщиком Рианны. Конечно, замечательно, что он с нами познакомился, но… Он обыкновенный человек и завтра может и не вспомнить о нас, потому что у него своя жизнь.

– На что вы тратите гонорары от концертов?

Ю.: Вкладываем их в The HARDKISS, потому что для счастья у нас все есть. Мы киевляне – вопрос квартиры решен. Дорогие машины не интересны. Бриллианты не вызывают никаких эмоций, у меня единственное украшение – обручальное кольцо и серебряный крестик из Иерусалима. Вазы, ковры, прочий брендовый хлам – никак не возбуждает. То, на что люди тратят деньги, нам не понятно и не радует. На Новый год мы купили себе приставку PlayStation, играли – кайф!

– Послушайте, когда я спросила у Елки, почему она «елка», она послала меня в Google. Можно из первоисточника узнать, почему вы The HARDKISS?

V.: Группа The HARDKISS родилась из проекта Val & Sanina. Я знал, что Юля пела, но никогда не слышал. Мы вместе отдыхали в Египте, на тот момент мы уже год были в отношениях. Загорали на пляже, Юля что-то слушала в плеере, я попросил наушники – оказалось, у моей девушки потрясающий голос!

Ю.: Я тоже не знала, что ты играешь на гитаре и на синтезаторе.

V.: Я предложил сделать совместный музыкальный проект – Val & Sanina. Он хорошо стартанул, но мы понимали, что делаем вообще не то – поп, да еще и на русском. Решили добавить «тяжести» и делать англоязычные тексты, сменить имидж и название. Я предложил Юле: я ухожу с телевидения и занимаюсь исключительно нашей группой, переходим на жесткую экономию. Если на протяжении трех лет это не даст никакого результата, будем считать, что три года мы потратили себе в удовольствие. И возвращаемся к обыкновенным, нетворческим профессиям.

– Сильно пришлось экономить?

Ю.: Экономили, конечно. Я была студенткой, получала повышенную стипендию.

V.: Да-да, на Юлину стипендию мы сняли наш первый клип. Чтобы собрать деньги на второе видео – решили пожениться. (Смеется) На самом деле, мы самостоятельно писали тексты и музыку, оказалось много энтузиастов, которые добровольно согласились помочь со съемкой роликов, костюмами, продвижением нашей группы. По своей натуре мы домоседы и все время в поисках идеального звучания, картинки.

– Но кроме музыки, есть же и другие занятия, которые вы любите делать вдвоем?

Ю.: Гулять по Киеву, пить утренний кофе в какой-то уютной кафешке. Понимаешь, просто нам крупно повезло – у нас любимая работа. Мы не продюсерский проект, мы сами себе хозяева и все время заняты своей работой.

V.: Я вчера до утра смотрел «живые» концерты.

– Хорошо, чему бы хотели научиться?

Ю.: Я занимаюсь фольклористикой и мечтаю снять документальный фильм о нашей группе.

V.: А я лепкой, самостоятельно соорудил маску для Kreechy.

Ю.: Еще я увлекаюсь рисованием, правда, пока только срисовываю, но у меня получается.

V.: Да-да, у меня, правда, так еще в третьем классе получалось. (Смеется)

Ю.: Хочу научиться готовить блюда высокой кухни.

– А кто сейчас готовит?

Ю.: Мультиварка.

V.: Микроволновка и гриль. (Смеются)

The Hardkiss Юлия Санина и Валерий Бебко

– У вас друзья общие? И вообще, они есть?

V.: Я не чувствую острой потребности в общении с людьми. Я это понял еще в садике, когда выходил во двор погулять, видел ребят, играющих в пасочки, и мне было с ними не интересно. С тех пор мало что изменилось.

Ю.: Я тоже была домашним ребенком. У меня всегда было мало друзей. Листая Инстаграм, иногда думаю: «Может «зафрендить» эту девочку, она из моего круга?» На этом все  заканчивается – обламываюсь: не буду ни с кем искать дружбы, буду дружить с Валом. У него есть пара-тройка друзей, на которых он никогда не может найти время, вот со временем они стали и моими.

– В картине «Дневник его жены» герой Андрея Смирнова, писатель Иван Бунин, говорит прекрасную фразу: «Если уже любишь женщину, то любишь ее целиком – со всеми ее истериками и толстыми ляжками». Сегодня ты разделяешь его мнение или по-прежнему пытаешься переделать Юлю?

V.: Знаешь, у меня на Юлю изначально были большие планы, планы на всю жизнь. Обидные замечания я делаю только тем людям, которых по-настоящему люблю. Наши бесконечные ссоры и размолвки – свидетельство того, что мы не безразличны друг другу. В противном случае уже бы давно разбежались – зачем мучиться? А так мы ссорились и продолжали крепко держаться друг друга.

Ю.: Нам всегда есть о чем поговорить и помолчать.

V.: И поругаться… Я люблю смотреть зарубежные музыкальные каналы, люблю музыку 90-х, Юля ее не признает.

Ю.: Вал прочитал в своей жизни единственную книгу – «Волшебник Изумрудного города», и не заморачивается по этому поводу. А для меня книга – лучший подарок. Когда Вал включает музыку 90-х, которую я ненавижу, я начинаю громко чавкать, стучать пальцами по столу, чесаться…

V.: …говорить по мобильному телефону и сербать чай. И со мной случается истерика.

– Юля тебя дразнит, а если мы говорим о незнакомых людях?

V.: Встаю и ухожу. Мне неловко сделать человеку замечание, послать его. Да и потом, зачем? Он и не поймет, что что-то не так.

Ю.: Когда мы принимаем новых людей в группу, Вал всегда проводит беседы и рассказывает, какие привычки лучше не демонстрировать.

V.: А вообще, мы очень примерные. Никогда никого не посылаем, не пьем ни перед концертами, ни после.

Ю.: У нас есть знакомые, которые рассказывали, как расслаблялись после концерта – разнесли гостиничный номер. Я не понимаю, зачем это – всю энергию забирают концерты.

– А еще Илья Лагутенко рассказывал, что после концерта настоящие артисты не только не разносят гостиничные номера, но и сексом не занимаются.

V.: А вот это неправда, просто Илье не повезло найти пар тнера в своей группе!

The Hardkiss Юлия Санина и Валерий Бебко

Ирина Татаренко

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Дмитрий Шуров о жене, алкоголизме и одиночестве

новости партнеров
Loading...
comments powered by HyperComments