O Torvald, Евгений Галич, Женя Галич, Евгений Галич интервью, Евгений Галич жена, o torvald интервью, o torvald солист, скрябин, кузьма скрябин, кузьма скрябин интервью, скрябин интервью
Фото: Дмитрий Комиссаренко

Фронтмен O.Torvald Евгений Галич о любимой жене, звездной болезни и случайном сексе: интервью Viva! без цензуры

Рок-музыканты не такие уж и суровые люди, как о них принято думать. По крайней мере, фронтмен украинской группы O.Torvald Евгений Галич совсем другой – обаятельный и откровенный. Впервые в интервью для Viva! мы поговорили о признаках звездной болезни, воздержании от секса, Кузьме Скрябине и любимой жене Лере.

Во время нашего длинного и честного разговора фронтмен O.Torvald Евгений Галич признался, что самая его большая претензия к современному миру – это жажда. «Жажда власти, жажда денег, жажда наживы. А от этого куча производных: хамство, зло, агрессия, война, смерть. Мне никогда не было интересно все это. Я люблю музыку. И людей», – сказал он.

Музыка его никогда не подводит, да и он ей старается не изменять. Хотя в биографии 32-летнего Галича были и успешные походы «налево»: то в качестве телеведущего (несколько лет назад он вел суперпопулярную программу для тинейджеров), то киноактера (в этом году Женя снялся в украинском боевике вместе с Алексеем Горбуновым и боксером Александром Усиком), то музыкант напишет саундтрек к молодежному сериалу, который у всех на устах. А этой осенью у группы O.Torvald большие планы: они выпустили новый, пятый альбом «#Нашілюдивсюди» и отправляются во всеукраинский тур по 22 городам. На экваторе, 15 октября, музыканты сыграют большой концерт в киевском концертном зале Stereo Plaza. Как обычно, там будет драйв, кураж и девичьи слезы.

– Женя, признайся, ты с детства больше хотел стать богатым или знаменитым?

Конечно, знаменитым. Для меня материальные ценности никогда не имели большого значения, а важным было уважение старших парней во дворе, старших музыкантов, родителей. И признание, конечно. Мне очень нравится, когда меня узнают на улице. Я, естественно, делаю вид, что мне это не по душе, но на самом деле очень здорово, когда ты знаменит. И знаменит не потому, что облажался в Интернете, когда тебя сфотографировали или сняли на видео, как сейчас снимают очень многих фриков. Мне больше нравится в этом контексте слово не «знаменит», а «востребован». Очень здорово, когда ты востребован как музыкант и как личность.

– А когда тебя узнают на улице, ты как себя чаще всего ведешь?

В зависимости от ситуации. Обычно я никогда никому не отказываю в фотографии или автографе, потому что был на месте своих фанов и хорошо помню, что чувствовал, когда встречал на улице своего кумира.

Фронтмен O.Torvald Евгений Галич о любимой жене, звездной болезни и случайном сексе: интервью Viva! без цензуры

– Какая встреча с украинской звездой запомнилась больше всего?

Со Скрябиным. Это, пожалуй, самый важный для меня человек в украинском шоу-бизнесе. Впервые мы встретились в 2001 году на фестивале «Молодь проти СНІДу, молодь за зелене», это было в Полтаве – он сразу обратил на меня внимание. Весь вечер после концерта мы проговорили – было безумно интересно! Хотя до этого я видел Кузьму только по телеку, мы подружились и через какое-то время опять встретились уже в Киеве, в 2005 году. Он много хорошего для нашей группы сделал. Мы не раз играли на одной сцене, а сейчас я иногда выступаю с группой «Скрябін» в качестве вокалиста и получаю огромное удовольствие от того, что могу петь его песни.

– Помнишь какой-нибудь его совет?

Да, это было на лестничной клетке телеканала М1 в году 2006-м. Я спрашиваю: «Мы альбом записали, может, слушал?», а он отвечает: «Та слухав, чувак, таке гімно. Ви намагаєтесь підлаштуватися постійно, щось хочете комусь довести. Будьте собою і не запарюйтесь». Он никогда не скрывал свои критические замечания – мне это очень помогало.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Кузьма Скрябин о дочери Барбаре: эксклюзивное интервью и фотосессия из архива Viva!

– Женя, в Википедии написано, что ты родом из Белой Церкви, но называешь свою группу полтавской. Разъясни, так откуда ты родом?

Я родился в Белой Церкви, но первые восемь лет своей жизни прожил в Казахстане. А потом отца перевели в Полтаву, и с 1992 года я жил там.

– Твой отец военный. Он наверняка хотел, чтобы ты продолжил династию. Твой выбор профессии не стал разочарованием для него?

Я окончил Полтавский военный институт связи, но военным так и не стал. Возможно, в душе отец и был разочарован, но никогда этого не показывал. У моих родителей всегда была правильная политика: они редко замечали какие-то мои плохие поступки и никогда не придавали им большого значения. Но зато любая моя победа для них была очень значимой, и они всегда это подчеркивали. Меня никогда не ругали за драки или любые другие проступки, зато, когда я играл свой первый концерт 31 октября 1999 года в школе, отец пришел посмотреть, потом, правда, раскритиковал меня, зато честно. Я это хорошо помню, для них с мамой тот концерт был очень важным событием. И, мне кажется, что моя жизнь сложилась так, а не иначе, во многом благодаря родителям, их поддержке. При этом в моей семье всегда было золотое правило: «Если хочешь чего-то добиться – добивайся сам, мы лишь можем поспособствовать». Приведу пример: моему знакомому, тоже увлекавшемуся в школе музыкой, родители покупали все, что он хотел. А мы с ребятами всегда паяли какие-то гитарные примочки из радиодеталей, потому что денег на новые гитары ни у кого не было. Этот парень уже давно не занимается музыкой, а нам до сих пор интересно.

– Ты был трудным подростком?

В какой-то период – да, когда мы заигрались в рок-звезд, ну типа таких местных гаражных полтавских рок-звезд. Тогда мы много пили и курили. Были моменты, когда мне было не по себе за наше поведение. Позже, как и все, мы это переросли. И потом, многое зависит от того, какие люди окружают тебя: они либо утопят, либо, наоборот, помогут выбраться тебе.

– А в каком возрасте тобой полностью овладела музыка?

В четыре года. Мы тогда в Караганде жили, и у меня появился пионерский барабан. А через год я пошел в музыкальную школу, потому что мама уже не могла с таким шумом дома справляться. Я первый профессиональный музыкант в семье. Мама, как все советские дети, ходила на фортепиано, но стала в итоге медиком, папа – дворовой музыкант, он маму покорил тем, что под гитару на лавочке песни пел.

– Выходит, ты первый пошел дальше и чего-то достиг в музыкальном направлении.

Да, по женской линии у нас в семье все медики, по мужской – военные. А я окончил музыкальную школу по классу фортепиано, отучился по классу гитары несколько лет и хотел поступать в музыкальное училище, но как-то вовремя меня Денис (Денис Мизюк – гитарист группы O.Torvald. – Прим. ред.) от этого отговорил. Учителя моей маме твердили: «Из вашего ребенка ничего не получится, он бездарь. Заберите и не мучайте его. Он рассеянный и ничего не может делать». А мне неинтересно было играть по нотам, я импровизировал, играл по-своему, и всех это бесило.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Onuka и The Maneken: свадебная фотосессия и эксклюзивное интервью для Viva!

– А почему после школы ты все-таки поступил в военный институт, а не сразу занялся музыкой?

Чтобы не расстраивать папу. Нельзя сказать, что я остро жалею об этом, но, возможно, не стоило терять там пять лет своей жизни. Я ни разу не воспользовался знаниями из института. Разве что стал более дисциплинированным.

– Но все эти пять лет ты продолжал играть?

Постоянно. Это были выступления в местных клубах. После работал на радиостанции. До О.Torvald у меня было много групп: «Небесні ластівки», «Апофеоз», «Крути! Педалі». С группой «Стакан з-під пива пов-ного піни» мы выиграли фестиваль «Червона рута». Все это была полтавская рок-тусовка, которая пыталась выделяться какими-то визуальными образами. Тогда появились первые секонд-хенды, ребята ярко одевались, хотели быть не такими, как все. Забавное было время.

Фронтмен O.Torvald Евгений Галич о любимой жене, звездной болезни и случайном сексе: интервью Viva! без цензуры

– Как-то в интервью ты рассказывал, что многие твои коллеги спились. Что тебе помогло удержаться на плаву?

Организм (улыбается). А если серьезно, были периоды, когда я был близок к этому, но друзья выручали. Особенно Денис, гитарист группы, мы с ним дружим уже 22 года. А еще все кардинально изменилось после встречи с моей будущей женой. Мы познакомились в 2008 году, я уже тогда работал ведущим на М1 и был страшно популярным парнем, меня узнавали на улицах. Мы года три как переехали с музыкантами в Киев и горели просто как черти.

– Вы жили по всем правилам: секс, наркотики, рок-н-ролл?

Даже еще хуже. Как-то на кавер-концерте Red Hot Chili Peppers я на сцене разделся догола, остался в одном носке на причинном месте и прыгнул в толпу. Потом помню: взяли под руки, посадили в машину, где меня ждал секс по-быстрому с какой-то девушкой... Приехал в «оторвальд хаус», в котором жили тогда все музыканты группы, а там вечеринка в самом разгаре. Кто-то занимается сексом на диване, кто-то курит, кто-то пьет. Такие трипы были у нас регулярно. Помню один из самых ярких, когда мы чуть не сожгли дом, поджигая петарды. И такой вот бред был постоянно.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Хью Грант: "Брак – это не романтично"

– А сейчас скучаешь по тем временам?

Не знаю даже… Нет. Я изменился, и мой внутренний мир, и ценности. Я скучаю больше по самому времени, но не хочу ничего возвращать.

– А какие у тебя были тогда взаимоотношения с поклонницами? Все заканчивалось только необременительным сексом или были все-таки длинные романы?

Каждый раз, когда я приводил очередную девушку, говорил: «Пацаны, по-моему, я влюбился». А на следующий день приводил новую и говорил: «О, мне кажется, что на этот раз точно влюбился». Я постоянно искал любви, мне очень хотелось в кого-то сильно влюбиться.

– То есть ты можешь похвастаться золотыми временами для каждого рок-музыканта, когда под дверями твоей гримерки толпились поклонницы?

Со мной злую шутку сыграл М1. Я работал ведущим дневного шоу «Чипсы. Чиксы. Лавандос». Школьники возвращаются с уроков домой, включают телевизор, и я им там рассказываю что-то каждый день. Конечно, они меня хотели видеть и в реальной жизни, а где это лучше сделать, как не на концерте О.Torvald? Помню, тогда у меня была настоящая звездная болезнь в самом ярком ее проявлении. Парни зарабатывали 100 долларов, играя в группе и параллельно работая менеджерами в магазине, а я – две тысячи. Я со всеми разговаривал свысока. И в какой-то момент меня приземлили конкретно. Мы с Денисом серьезно подрались, я его чуть не задушил, находясь в сильном алкогольном опьянении. Я орал на всех, чтобы убирались прочь из этого дома. А когда мы утром проснулись, Дэн сказал: «Если хочешь остаться без меня – продолжай в том же духе».

– То есть он был твоей совестью?

Дэн до сих пор ею остается. У нас был очень серьезный разговор, после которого я решил найти себе жену. Я сказал, что следующая моя девушка станет моей спутницей жизни.

Фронтмен O.Torvald Евгений Галич о любимой жене, звездной болезни и случайном сексе: интервью Viva! без цензуры

– И как ты познакомился со своей будущей женой?

В клубе «Барви» на концерте группы «Пятки» я играл на барабанах. Она ничего обо мне не знала. Юная девочка, ей было 16 или 17 лет.

– Чем же она отличалась от всех?

Глазами. Тем, как она на меня смотрела. Не с обожанием, как большинство девушек, в мыслях которых было: «Давай займемся сексом». «Привет, чувак, ты кто вообще такой, и что тебе от меня нужно?» – примерно так она обо мне тогда подумала в клубе. Потом мы с ней всю ночь напролет проговорили.

– Тебе сколько было лет?

Мне было 24 года.

– Ну, как для рок-музыканта ты довольно рано решил остепениться.

После встречи с Лерой я даже не сомневался в своем желании завести семью. Как-то утром я проснулся и думаю: «Что вообще происходит? Что ты с собой делаешь?! Почему ты себя так ведешь?! Кто тебе дал право?! Ты не Мик Джаггер, не Курт Кобейн, у тебя нет платиновых альбомов, как у них. Единственная твоя заслуга – в телепопулярности. Но если по телеку каждый день будут показывать козу, то и она станет известной. Что ты сделал хорошего, что ты после себя оставишь? Ты сейчас растеряешь всех своих друзей. Ты всем хамишь, рассказываешь, как всем жить. Давай, приходи в себя!» И как-то я подумал, что больше не будет мимолетных связей на одну ночь.

– Практиковал воздержание от секса?

У меня были такие посты, но уже позже. Когда Лера была беременна, я дал себе слово, что все девять месяцев смогу прожить без алкоголя, наркотиков, секса, ругательств и мяса. Я вот как-то для себя решил, если сдержу данное обещание, то с моим ребенком все будет хорошо, он родится здоровым. И у меня получилось продержаться. А на следующий день после того как Лера родила дочку, под роддомом стояли уже бесы с 5-литровой баклагой и кричали: «Выходи, давай, мы тебя девять месяцев ждали». И я спустился (смеется).

– Кстати, Лера быстро в тебя влюбилась или пришлось попотеть, прежде чем она обратила на тебя внимание?

Когда я познакомился с Лерой, у нее был парень, я не думал разбивать их отношения, мы просто решили дружить. Вместе ездили на секонд-хенды, в кино, смотрели какие-то театральные постановки (Лера, кстати, по образованию киновед). Мне просто было с ней безумно интересно.

Фронтмен O.Torvald Евгений Галич о любимой жене, звездной болезни и случайном сексе: интервью Viva! без цензуры

– Ни к одной из твоих поклонниц такой интерес ты ведь не проявлял раньше?

Может быть, не хотел, а может, просто никто не претендовал на меня. Или наоборот: все претендовали на меня, а Лера – нет. Мы просто дружили, общались. Помню, мы как-то целую неделю провели вместе, и она говорит: «Блин, я всю неделю парня своего не видела, что ж мне делать?!» А потом в какой-то момент я говорю: «Слушай, ситуация такая: давай мы все-таки не будем общаться, потому что я влюбляюсь в тебя, схожу с ума, нам лучше, наверное, не видеться больше». А она мне отвечает: «Я тоже без тебя уже не могу и не знаю, что делать». Потом Лера все рассказала своему парню, они мирно расстались, а через два месяца я сделал ей предложение.

– Как Лера относится к твоему стилю жизни и поклонницам?

Спокойно и мудро. Я уверен, что на ее месте никогда в жизни не смогла бы оказаться никакая другая женщина. Она бы просто этого не поняла. Люди вокруг нас удивляются: «Как она вообще с тобой?» А я не понимаю, что здесь такого? У нас такое доверие друг к другу, что Лера вообще никогда не изводит себя, где я и с кем. Я еще ни разу не давал ей повода усомниться в моей верности.

– Тогда расскажи, как тебя отцовство изменило?

Отцовство меня изменило больше, чем все, что со мной происходило до сих пор. У меня раньше практически не было уязвимых сторон, меня невозможно было расстроить, разозлить, заставить нервничать, переживать, бояться, беситься. Дочка со мной сделала страшные вещи: я стал более уязвимым и мнительным. Ева, наверное, единственный человек в мире, кто может из меня вить веревки. Я стараюсь быть строгим с ней, но это не всегда получается. Особенно, когда Лера или Ева плачут, я теряю самоконтроль: могу пойти на любые условия, лишь бы они не плакали.

– Как думаешь, с тобой легко жить?

Мне кажется, да. Как с мужем и отцом. Но не как с музыкантом. Ведь как часто бывает у музыкантов: они женятся, у них рождается ребенок, и женщины начинают ими манипулировать. Меня семейная жизнь не изменила. Лера за все восемь лет, что мы с ней вместе, ни разу не давала мне повода злиться на нее – она никогда не ведет себя как капризная девочка в духе: «Так, ты опять пропадал на этой репетиции целый день!» Она прекрасно понимает, что по-другому не будет. И первое, что я ей сказал, когда мы женились: «Я хочу, чтобы ты знала: для меня музыка всегда будет на первом месте. Всегда, всю жизнь. А ты всегда будешь моей женой».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Снежана Егорова: "Отец моих детей думает только об удовлетворении своих сексуальных потребностей"

Фронтмен O.Torvald Евгений Галич о любимой жене, звездной болезни и случайном сексе: интервью Viva! без цензуры

Ирина Пикуля

Фото: Дмитрий Комиссаренко, Надя Белик, Алина Кучма

Следите за нашими новостями в соцсетях: Viva! в Facebook и ВКонтакте

новости партнеров
Loading...
comments powered by HyperComments