Алан Бадоев,Хочу к Меладзе,премьера,Константин Меладзе,интервью
Фото: Пресс-служба Алана Бадоева

Алан Бадоев о шоу "Хочу к Меладзе": "Кому-то из наших героев проект перевернет жизнь"

В преддверии премьеры международного сериалити «Хочу к Меладзе», которая состоится на канале «Украина» 7 сентября в 20:20, автор формата, режиссер и креативный продюсер проекта Алан Бадоев дал блиц-интервью. В нем он признался, что один из самых волнительных моментов в работе над проектом заключается в очевидной перспективе изменить жизнь некоторых героев. Но до того Алан Бадоев обещает участникам «Хочу к Меладзе» череду серьезных препятствий.

Алан, есть у сериалити «Хочу к Меладзе» принципиальные отличия от его предшественницы «Хочу в ВИА Гру»?

Безусловно. Ну, например, в телевизионных проектах с разнополым составом участников мужчины не проявляют себя так, как в ситуации, где они конкурируют между собой. Это очень жесткая конкуренция, а мы ее еще больше усложняем будет строгая обкатка. Мы сразу заявили, что ищем не просто вокалистов, а героев нашего времени, и делаем не просто проект для телевидения, чтобы собрать рейтинги, а создаем реальную группу. Поэтому и испытания у них будут самые настоящие, как в реальном шоу-бизнесе. Это очень важно, чтобы ребята были к этому готовы. Что у нас однозначно останется от «Хочу в ИА Гру» – так это гарантия прямого попадания на большую сцену благодаря Константину Меладзе: гастроли по всему СНГ и, самое главное, музыка Константина Меладзе!

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Сколько зарабатывают солистки "ВИА Гры" Константина Меладзе

Почему наравне со слепыми прослушиваниями вы ввели еще и глухие просматривания?

Последнее – наша собственная разработка, и она нужна для того, чтобы более точно выбирать участников. Слепые прослушивания – это для мужской половины жюри, они оценивают голос, манеру исполнения и соответствие жанру. А глухие просматривания – это для женской. У нас им не надо любить ушами, они должны полюбить глазами. Ведь бойз-бэнд – для женской аудитории. В жюри сидят опытные артистки, их просто смазливостью не проймешь, они оценивают харизму. Красота тут не обязательна, в артисте-мужчине должен быть характер. На этом мы тоже делаем акцент. Вообще, по сравнению с «Хочу в ВИА Гру» шоу значительно усложнилось.

В чем?

У нас не будет нарисованных драконов и замков, но мы на самом деле построили огромные декорации – в два раза больше предыдущих, очень сложные технологически. Сцена масштаба «Евровидения». И живой оркестр. Он нужен, чтобы раскрыть участников – с девочками проще, у них фигура, грудь, губки, ножки – если все это показать, то становится понятно, что она красивая и умеет двигаться, подает себя. С парнями, конечно же, так не получится. Их надо подавать в динамике, в том, как они рвут глотку под оркестр. У нас изменилась и сама драматургия проекта.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Вера Брежнева о шоу "Хочу к Меладзе": "У нас нет фриков и трагических историй ради рейтинга"

Кастинги «Хочу к Меладзе» прошли в четырех странах: Украине, России, Казахстане, Беларуси. Не пожалели, что взяли такую большую географию?

Это специфика формата – интернациональность. Кастинги «Хочу в ВИА Гру» прошли с таким же охватом, причем в Киеве дважды! Мы же делаем масштабный проект, его нельзя ограничить одной территорией. Но при этом команда проекта – украинцы! А на кастинги к нам приехали не только жители этих четырех стран, но и люди из Прибалтики, Грузии, Армении, Азербайджана и даже США. Не буду углубляться в подробности – премьера 7 сентября! Я искренне надеюсь, что зрителя проект тронет, ведь моя команда работала над ним целый год. И кому-то из наших героев это перевернет жизнь. Признаюсь, в такие моменты во мнеьпросыпается что-то детское!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Алан Бадоев обратился к друзьям из России: "Выключите телевизор! Ваше молчание помогает убивать"

Следите за нашими новостями в соцсетях: Viva! в Facebook и ВКонтакте

новости партнеров
Loading...
comments powered by HyperComments