Френсис

Френсис Метью Романов: история жизни и приключений

33-летний Френсис Александр Метью Романов может быть интересным уже 
только по той причине, что он потомок знаменитой царской фамилии.


Если же к этому прибавить, что именно ему досталась роль Холостяка №2, за руку и сердце которого сразятся 25 самых красивых украинских девушек, то станет ясно, что в ближайшие несколько месяцев наш герой станет самой обсуждаемой телеперсоной страны. В эксклюзивном интервью для Viva! – удивительная история жизни и приключений одного из самых неординарных принцев современности.

Нечасто простому смертному, коим является и ваша покорная слуга, выпадает случай встретиться и пообщаться с настоящим принцем. Не самозванцем с липовой родословной, а с потомком дома Романовых, двоюродным правнуком императора Николая II – Френсисом Александром Метью Романовым. Отправляясь на интервью со столь титулованной особой, я готовилась увидеть аристократа с соответствующей манерой поведения – в меру надменного, в меру вальяжного, в меру чопорного и безмерно рафинированного. Всего этого я не обнаружила в симпатичном рослом парне с лучистым взглядом внимательных серых глаз.

В кожаной куртке, мотоциклетных ботинках, шарфе грубой вязки и с загипсованной рукой он больше напоминал искателя приключений, эдакого Индиану Джонса в молодые годы. «Неудачно покатался на сноуборде во время съемок в Карпатах – в меня врезался какой-то «чайник», – пояснил Метью происхождение гипса. 
«А я уж было подумала, что это девушки в буквальном смысле не поделили вашу руку. Не знаю, как насчет сердца», – пошутила я. 
В ответ Метью заливисто хохотнул и сообщил, что и то, и другое пока что при нем. Но это лишь вопрос времени…

 

– Френсис, хотя главный повод нашей встречи – ваше участие в проекте «Холостяк 2», к этой теме мы обратимся чуть позже. А пока что давайте познакомимся. Не каждый же день приходится знакомиться с потомком царской фамилии! Вы ведь настоящий Романов?

Самый настоящий. Когда произошел переворот, моего деда Эндрю держали в Ливадии под домашним арестом. Но ему чудом удалось попасть на корабль «Мальборо», который его доставил в Лондон, и там он уже встретился с семьей. Там же впоследствии родилась и моя мама, княгиня Ольга Андреевна Романова.

– А кто ваш отец?

Томас Метью.

– Исчерпывающая информация… Чем он занимается?

О, это длинная история и очень сложная. Он учился на печатника, был успешен в своей профессии… Но мне не хотелось бы рассказывать о его жизни. Понимаете, сейчас отец переживает сложные времена, и я не хотел бы публикаций в прессе с упоминанием его имени.

– Ну что ж, тогда рассказывайте о себе. Тем более что Холостяк – вы, а не ваш отец.

Я родился в Лондоне, но, когда мне было 6 лет, родители развелись, и мы с мамой переехали в наш второй дом в Шотландии. Мы жили в городке Бенкури близ Абердина. Красивое место, великолепная природа, но в этом хоть и милом, но провинциальном городке, окруженном лесами, я задерживаться не собирался. Поэтому, как только закончил школу, стал раздумывать, чем же заняться? Я был знаком с одним южноафриканским семейством, у отца которого в ЮАР жил брат. Помимо того, что этот самый брат владел фермой, он еще увлекался экстремальным парашютизмом и пригласил меня помочь ему в этом бизнесе. В мои обязанности входила упаковка парашютов, а параллельно я намеревался освоить парашютный спорт. Как раз то, что нужно 18-летнему парню: Африка, экзотика, экстрим! Уверенности в своих силах и неуязвимости хоть отбавляй… 
В общем, я был готов к приключениям. Но все оказалось не совсем так, как я ожидал.

– Вы никуда не поехали?

Поехал, хотя и с некоторой задержкой. Но работать мне довелось смотрителем на страусиной ферме, затем в национальном парке, где я присматривал за львами, а потом и во многих других заповедниках, где я постигал егерскую науку.

– Львы – это круто! Бывали моменты, когда ваша жизнь подвергалась опасности?

Львы – это дети малые по сравнения со страусами! Эти птички не только глупые, но и опасные. Большие, тупые и агрессивные создания. И это сочетание ничего хорошего не сулит. В этом я убедился на собственном опыте.

– (Со смехом) Вас атаковали страусы?

(Хохочет) А вы не смейтесь! Вот послушайте: на моей ферме было очень большое поле, на котором обитало примерно 25 пар. Они размножались, как и все нормальные страусы, откладывали яйца в гнезда, а я с двумя чернокожими помощниками должен был собрать эти яйца, упаковать их в ящики с опилками и отвезти в инкубатор. И вот как-то около гнезда оказался самец, которого я попытался отогнать. Думал, что это сработает, но мои действия возымели противоположный эффект. Самец распушил крылья, начал топотать и нападать на меня. А следует вам сказать, что у страуса очень опасные ноги – когти на них такие же крепкие, как и рог носорога. Если такая птичка дотянется до вас своей лапкой, то длинный острый коготь без труда может распороть живот. Хорошо, что все это я выяснил уже позднее, поэтому не осознал всей опасности момента. Я просто пустился наутек, запрыгнул в кузов грузовика, и мои помощники, которые наблюдали за всей этой сценой, дали по газам.

Потом уже мне рассказали, что не только ногами страусы могут нанести удар. Еще есть опасность столкновения: если страус в тебя врезается, то грудной костью может нанести очень сильные повреждения. Именно в Африке я узнал, что, если уж вы попались этой птице и убегать бесполезно, а поблизости нет терновника, в котором можно спрятаться, – нужно лечь лицом вниз и прикрыть руками голову. В этом случае страус не сможет ударить ногой, а только потопчется. Максимум, вы отделаетесь парой сломанных ребер. Кстати, в дикой природе нужны три льва, чтобы завалить одного страуса!

– То есть общение со львами показалось вам сущим пустяком после этого?

Вообще-то мне очень повезло, что меня не съели львы (хохочет). С этими кошками я общался уже в национальных заповедниках Кении и Зимбабве, где был смотрителем. Возможно, я бы им и остался, но зарплата егеря оказалась настолько низкой, что я не смог бы себе позволить купить даже билет на самолет домой. Деньги никогда для меня не были основной движущей силой, но все же я понимаю их ценность. Так что при всей любви к дикой природе я избрал другой путь.

– Что-то мне подсказывает, что вы не спешили возвращаться в старую добрую Европу, в свое родовое поместье…

В общем-то, вы правы. Отец моего товарища владел нефтяной скважиной в море, и я решил наняться к нему на работу. Даже прошел обучение по выживанию в экстремальных условиях, на платформе в открытом море. Но начались проволочки, я ждал месяца три, и тут мне поступило предложение от знакомой нашей семьи поработать на нее. Так я оказался в Эдинбурге.

У моей работодательницы был ресторан, расположенный неподалеку от поместья герцога Гамильтона. А в самом поместье располагался огромнейший заброшенный огород и такие же заброшенные три теплицы, больше напоминавшие джунгли – деревья там проросли сквозь крыши, и внутрь можно было попасть, лишь прорубив себе дорогу в густых зарослях. Меня наняли привести в порядок все это хозяйство. И мне это удалось: уже через год я собрал неплохой урожай.

– Римский император Диоклетиан тоже главным достижением своей жизни считал выращенную капусту. Это у вас, августейших особ, такое хобби – возиться в огороде?

(Смеется) Дело в том, что в университетах не было того, что бы мне хотелось изучать. Вот я и решил не тратить жизнь попусту. В конце концов я спросил самого себя: какими были мои детские мечты? И решил, что хочу быть каскадером.

– Неожиданный поворот событий, прямо скажем…

Пять с половиной лет я провел, обучаясь каскадерскому искусству: год в Шотландии, полтора года в Лондоне, полгода во Французских Альпах осваивал сноубординг. Вернувшись в Англию, прошел курс экстремальной верховой езды. Оттуда отправился в Египет осваивать дайвинг. Три месяца обучения прошло в Америке, где я сильно повредил лодыжку, и это было началом конца. В Пекине, куда я поехал изучать кунг-фу, все завершилось – моя лодыжка окончательно вышла из строя, я не мог ходить. После операции мне пришлось принять самое сложное в жизни решение – отказаться от идеи стать каскадером. К черту полетели и резервные планы, на случай если бы из меня не получилось каскадера: я уже не мог стать ни лыжным инструктором зимой, ни инструктором по дайвингу летом. И я погрузился в депрессию.

– Каковы вы в депрессии? Лежите и безучастно смотрите в потолок? Заливаете горе виски? Пускаетесь во все тяжкие – по женщинам и казино?

Нет, когда я пребываю в депрессии, никогда не пью спиртное. 
Но я играю. В видеоигры.

– Правду говорят: все мужчины – это большие дети.
Да, я большой ребенок. Из-за этих игр у меня уже давно нет телевизора. Если я его куплю, то вместе с видеоприставкой. 
И моя жизнь будет закончена (смеется).

– И все же через полгода видеоигры вам надоели и депрессия закончилась?

Да. После долгого самокопания я понял, что мне больше всего нравятся путешествия и я хочу быть исследователем. Жаль только, что на Земле практически не осталось белых пятен.

– А вам нужно было исследовать именно то, чего до вас еще никто не открывал?

В идеале – да. Но насколько я знаю, самыми неисследованными местами на нашей планете остаются глубины океана. А они меня пугают.

Поразмыслив, я пришел к выводу, что мне нужно зарабатывать себе на жизнь первооткрывательской и исследовательской работой. И способ придумал: заняться съемками дикой природы. Я купил себе две камеры – пленочную и цифровую – и отправился в Кению, а оттуда в Камерун. 70 дней я прожил в болотистых джунглях, среди насекомых-кровососов и диких зверей… Кадры получались отличные, но это был сущий ад. Хотя нужно признать: опыт и ощущения незабываемые! Наверное, я бы не сидел здесь, если бы не прошел через все эти испытания.

– Поездка в Украину и участие в проекте «Холостяк 2» – это очередной опыт, экстрим-тур или же здесь что-то посерьезнее?

(Смеется) Это тоже опыт, хотя и совершенно другого характера.

Думаю, возможность участия в этом шоу представилась как раз в нужное время. Последние три года я жил и работал в Бомбее, снимал там fashion для индийского Vogue. Но в какой-то момент я потерял кураж… Все стало однотипным, ушла страсть. Я решил отложить фотографию на некоторое время и вернулся в Лондон. В этот момент мне и поступило приглашение участвовать в «Холостяке». Если бы звонок из Киева раздался буквально на две недели позже, в проекте был бы кто-то другой – я уже планировал очередную поездку. Мне предложили поработать для киноиндустрии.

– Но история не знает сослагательного наклонения, и мы не будем гадать, что было бы, если бы… В любом случае, вы – Холостяк №2. Кстати, вы согласились принять участие в проекте не раздумывая?

Вначале, когда раздался телефонный звонок, я не очень понял, о чем идет речь. Подумал, что это розыгрыш. Первый вопрос, который мне был задан: говорю ли я по-русски? Ответ был отрицательным. Потом меня спросили, знаю ли формат шоу и заинтересован ли в участии в нем? Я ответил, что подобные программы видел в Индии и что в принципе заинтригован предложением. Затем я обзвонил родственников и друзей и рассказал им ситуацию. Все смеялись и говорили одно и то же: что я просто рожден для участия в подобном шоу. И еще они в один голос твердили, что если я не приму предложение, то буду полным идиотом! После всего сказанного было несложно сказать «да».

– И каковы ваши впечатления от украинских девушек?

Во время путешествий мне приходилось встречаться с украинками. У меня даже был короткий, но очень яркий роман с украинской девушкой. В память о нем я до сих пор ношу нефритовое кольцо. Украинки очень красивые и позитивные, от общения с ними у меня остались самые классные воспоминания. По поводу девушек из проекта... Могу сказать, что я очень им рад.

– Вы влюбились в кого-нибудь?

Пока нет. Но потенциал определенно есть. Пока трудно судить, потому что еще ни с одной из девушек у меня не было продолжительной встречи – свидания длятся всего несколько часов, а вне свиданий мы не можем видеться по правилам проекта. В общем, все дело в том, что просто не было достаточно времени, чтобы влюбиться. Но уже вижу, что финал проекта обещает быть другим.

– Вам для этого нужно время? Вы не верите в любовь с первого взгляда?

В данном случае я довольно серьезно настроен и хотел бы изучить потенциальную жену.

– Вам больше нравятся женщины с характером, словно необъезженные мустанги? У которых «сердце с перцем» или же покорные овечки?

Мне очень нравятся девушки с горячим темпераментом. 
Но не нужно путать темперамент со склочным характером и ежедневным выяснением отношений. Характер девушка должна проявлять только в определенные моменты, например, во время споров. Предпочитаю, чтобы моя спутница не боялась высказать свое мнение, даже если оно не самое лестное по отношению ко мне. Я предпочитаю сильных женщин.

– Френсис, вы не встречались со своим предшественником по шоу Максимом Чмерковским?

Нет, пока не было такой возможности. Но мне было бы любопытно познакомиться с ним.

– И перенять опыт – как у человека, прошедшего суровую школу холостяка?

Вот это уж нет! Свой опыт я предпочитаю приобретать сам. Как и принимать решения. 
Я могу выслушать мнения других, проанализировать их, поразмыслить над сказанным, но в итоге я принимаю собственное решение. Просто так хорошо, как знаю я самого себя, меня не знает никто.

– Выбирая себе спутницу жизни, вы руководствуетесь преимущественно разумом или эмоциями?

Я сочетаю и то, и другое. Мне кажется, если следовать чему-то одному, то больше шансов совершить ошибку.

– Как вам кажется, кто-то из девушек на проекте в вас влюблен по-настоящему?

Все девушки мною определенно заинтересованы. Но пока я вижу, что никто не влюблен. Повторюсь: мы недостаточно времени провели друг с другом. У нас еще не было свиданий с глазу на глаз. А это очень важно.

– В каких странах проходят съемки?

Начали в Крыму, проехали по всей Украине, затем Испания, Финляндия, завтра едем в Шри-Ланку, а заканчиваем в Лондоне. Девушки должны увидеть мой родной город.

– Будете знакомить потенциальных невест с вашей мамой?

Да, это входит в мои планы.

– Как вам кажется, кто-то из девушек может ей понравиться?

Думаю, что сможет.

– Френсис, а для вас важно мнение матери? Насколько оно авторитетно?

Не слишком авторитетно, хотя я очень люблю свою маму (смеется). Она очень хорошо знает мой характер и уже отчаялась дождаться, когда же я подарю ей внуков.

– Вам 33 года. Считаете, что это идеальный возраст для создания семьи?

Думаю, неплохой.

– Вы уже созрели для отцовства? Сколько детей вам хотелось бы иметь?

В идеале, хотел бы четверых, но не меньше двух – это точно! Хотя, если будет только один, все равно буду считать, что мне повезло.

– Вы предупреждаете девушек о том, что в случае победы на них будет возложена почетная миссия увеличения рода Романовых как минимум на двоих, а в идеале – на четверых человек?

(Хохочет) Всех об этом предупреждать не буду, но финалисткам намекну. А вообще-то совершенно очевидно, что жизненные обстоятельства настолько непредсказуемы, что никому 
не известно, что принесет 
будущее.

 

Татьяна Витязь

 

 

 

 

Тэги:
новости партнеров
Loading...