Mgzavrebi, Гиги Дедаламазишвили, Марина Карпий, Mgzavrebi солист, Mgzavrebi интервью, Mgzavrebi жена
Фото: Тамара Гигола

Солист Mgzavrebi о своей супруге: "Это женщина моей мечты!"

Грузинская группа Mgzavrebi быстро и довольно легко завоевала сердца украинских меломанов – с первой попытки, с дебютной пластинки, с большого сольного концерта, очень душевного и по-кавказски искреннего. Пришло время лично познакомиться с лидером коллектива, вокалистом и автором песен Гиги Дедаламазишвили. Оказывается, вот уже три года он счастливо женат на нашей соотечественнице, красивой женщине и талантливом фотографе Марине Карпий.

В эру Интернета, мобильных телефонов и скайпа украинскому журналисту взять интервью у грузинского артиста не проблема. Сложность в другом – найти музыканту в своем загруженном графике свободный час для беседы. Как признался нам фронтмен Mgzavrebi, из-за любимой работы он сейчас практически живет в самолетах. Но для Viva! ничего невозможного нет, если есть желание поговорить.

– Гиги, можно с уверенностью сказать, что Mgzavrebi сейчас очень популярная группа. Как ты относишься к своей славе?

Для меня это сложная тема. Слава играет определенную роль в моей жизни, с ее приходом все в ней поменялось. Например, я перестал любить мероприятия, где большое скопление народа. На меня теперь обращают внимание, а я такой человек – мне не все равно, что обо мне говорят. Когда ты становишься известным, ты у всех на виду. Приходится всегда за собой следить: как ты выглядишь, что делаешь, что говоришь.

– Помнишь, когда ты впервые почувствовал, что стал знаменитым?

Это произошло в 2009 году. Я даже помню день, это была пятница. Словил такси, сел, и вдруг таксист посмотрел на меня и воскликнул: «О, привет, как ты?» Сначала я подумал, что это друг семьи, но потом водитель объяснил: никакой он мне не родственник, просто видел меня вчера по телевизору. И вот тут я понял, что слава пришла (улыбается).

– Многие музыканты говорят, что творят не ради славы. Но я думаю, что труд музыканта, да и любого творческого человека, напрасен, если нет признания его таланта, слава не так плоха.

Наверное, да. Но потом с ней трудно жить, общаться с людьми. Автоматически увеличивается круг знакомых, о тебе идут какие-то слухи, разговоры. И самое странное, ты встречаешь некоторых людей впервые в жизни, а они ведут себя с тобой так, как будто мы старые друзья. Мне это не нравится, многие навязывают себя, что-то хотят, например, бесплатные билеты на концерт. Ты чувствуешь, что должен им что-то. Но слава – это приятно, не буду отрицать.

– Нравится, когда журналисты пытаются о тебе узнать что-то большее? Есть же музыканты, которые считают, что, кроме творчества, поклонникам ничего о них знать не нужно.

Так говорить могут лишь большие профессионалы, музыка которых на очень высоком уровне. Я, когда не хочу говорить с журналистами, от интервью совсем отказываюсь. А вообще, я человек открытый. Мне и самому интересно узнать о своем любимом артисте что-то помимо его творчества: какой он человек в жизни, что любит, а что его, наоборот, нервирует.

– Помнишь, в каком возрасте захотел стать музыкантом?

В моей семье все поют: мама дирижер хора, как и дед, и он хотел, чтобы я тоже стал дирижером. Но в детстве я музыкой не интересовался. Лишь в 17 лет научился играть на гитаре и то только ради того, чтобы девушкам нравиться. А потом вдруг стал песни писать. Вообще, в моей жизни все резко менялось несколько раз.

Солист Mgzavrebi о своей жене: Это женщина моей мечты!

– Тогда расскажи о поворотных моментах, которые круто изменили твою судьбу?

После окончания школы я не знал, что делать дальше, куда идти учиться. На семейном совете за меня решили родители, сказали, что мне стоит поступать на юриста. Проучился я пару лет на юридическом, после чего решил вдруг стать актером. Поступил в театральный. Потом мне нашли хорошую работу в банке, я даже прошел собеседование, но когда узнал, что нужно будет работать каждый день с девяти до шести, то отказался. Потом какое-то время работал в театре, играл во многих постановках, но когда начал заниматься музыкой, понял, что стал по-настоящему счастливым. Только музыка мне приносит удовольствие.

– Кто больше всего повлиял на твое воспитание?

Меня вырастили дедушка с бабушкой, потому что родители много работали. Когда я родился, бабушка даже бросила работу из-за меня. У нас большая семья, и мы все живем в одном доме в одном подъезде, мы очень дружные. В 90-е в Грузии были тяжелые времена, не хватало денег на жизнь, и мы всегда помогали друг другу, всегда были вместе. Сейчас все изменилось, мы создали группу Mgzavrebi, наша музыка стала приносить неплохой доход. Кстати, в Грузии у нас самый большой гонорар.

– А разве не у Нино Катамадзе самый большой гонорар?

Да, конечно, у Нино гонорар намного больше, чем наш, просто она очень редко дает концерты в Грузии. А мы часто выступаем: и на Дне города, и в клубах, и на каких-то благотворительных концертах. Только на свадьбах принципиально не поем. Мы гордые и не терпим, когда нас заставляют петь за деньги и когда гости сами заказывают музыку.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Нино Катамадзе рассказала о знакомстве с мужем

– Кроме гордости, какие еще личные качества мешают тебе жить, а какими ты, наоборот, гордишься.

Я ленивый, упрямый и вспыльчивый – вот те качества, которые мне в жизни мешают. Не могу назвать те, которыми горжусь. Наверное, если я что-то делаю, то от души. Даже если, например, на наш концерт придет 10 человек, мы для них выложимся на все сто и от души споем. Если мы это качество в себе как музыканты потеряем, если я не буду волноваться перед каждым концертом, тогда я сам брошу музыку.

– Один голливудский актер сказал, что для него свобода измеряется тем, сколько человек он может послать к черту. Что для тебя свобода?

Я очень несвободный человек. Много чего не могу себе позволить, в первую очередь потому что я грузин. Например, если нахожусь где-нибудь за границей, то должен за собой следить, ведь я представляю свою страну и обязан это делать достойно. Для меня свобода – это кто ты и что хочешь делать. Вообще, самое главное – в голове и в мыслях быть свободным.

– Булгаков в романе «Жизнь господина де Мольера» написал, что всякое живое существо стремится к удовольствию, ибо оно есть высшее благо. К чему стремишься ты?

Ну, я тоже стремлюсь к удовольствию (улыбается). Каждый день хочу быть счастливым. Я хочу жизнь прожить достойно, так, чтобы обо мне никто не мог сказать, что я кого-то опозорил или был плохим человеком. Это трудно, ведь каждый день мы совершаем большие ошибки. Я хочу, чтобы мои внуки гордились мной, как я сейчас горжусь своим дедушкой. Его уже давно нет в живых, а люди до сих пор о нем вспоминают как о хорошем и достойном человеке.

– Женщины – один из источников удовольствия для мужчин. В твоей жизни женщины больше приносили удовольствия или неприятностей?

Неприятности от женщины – это тоже в некотором роде удовольствие. Женщина вообще для мужчины удовольствие. Больше всего меня в женщинах бесит, когда они со мной холодны. Я хочу, чтобы они либо дрались со мной, орали на меня, либо были ласковы, но только не равнодушны. А вообще, для меня внешность женщины не важна.

Солист Mgzavrebi о своей жене: Это женщина моей мечты!

– И это говорит грузин, который женат на красавице-блондинке…

Это стереотип, что грузинам нравятся красивые блондинки (смеется). Мы, грузины, вообще не такие, как о нас думают. Например, для меня главное в женщине – естественность. Еще я не люблю женщин, которые играют со мной. Не люблю, когда они от меня что-то требуют. Главное, чтобы я любил женщину, в остальном – буду делать, что могу.

– Тогда расскажи о своей любимой. Помнишь, как впервые увидел Марину?

Наша встреча произошла пять лет назад, пятого декабря. Мы с друзьями приехали в Киев на день рождения подруги. Помню, сидели, шумно отмечали, и где-то в часов 11 вечера заходит девушка. Она сразу обратила на себя внимание: громко смеялась, шутила, что-то увлеченно рассказывала. Я тогда даже не мог подумать, что в будущем эта девушка станет любовью всей моей жизни! Я спросил у товарища, который рядом сидел, кто это? Мне ответили: Марина Карпий, известный киевский фотограф.

– Чем она тебя заинтересовала?

Своей открытостью она выделялась на фоне остальных. А когда мы с ней разговорились, я понял, что влюбился. Это была женщина моей мечты! Когда я познакомил ее с друзьями, они сразу сказали: «Мы тебя хорошо знаем и считаем, что ты нашел свою вторую половинку».

Солист Mgzavrebi о своей жене: Это женщина моей мечты!

– Тебе пришлось завоевывать Марину, или она сдалась без боя?

В нашем случае все произошло само собой. Мы оба поняли, что это любовь. На второй день после знакомства я улетел домой, поэтому нам пришлось общаться по скайпу. Встретились в следующий раз только через месяц, когда Мариша прилетела ко мне в Тбилиси с друзьями. У нас не было никаких игр, в которые обычно любят играть девочки, например, вести себя отстраненно холодно, чтобы мужчина переживал и ломал голову, нравится он девушке или нет, и из кожи вон лез, чтобы привлечь ее внимание. Мы подумали, что в нашем случае будет глупо терять время на такие вот игры, потому что мы редко видимся. Так что находиться рядом и дарить друг другу любовь – было и остается для нас самым большим счастьем. Мариша никогда не играла моими чувствами, а мне не приходилось завоевывать ее какими-то невероятными сюрпризами или дорогими подарками.

– А предложение руки и сердца было романтичным?

До того как мы официально поженились, мы уже два года жили вместе. Я всегда называл Марину своей женой и так представлял ее своим друзьям и родственникам. Хотя поначалу ей было немного неловко это слышать – мы вроде как недавно только начали встречаться, а я ее уже называю своей женой. Скажу сразу, момент, когда я сделал ей предложение, не был каким-то романтичным. Я прилетел в Киев с кольцом, пришел домой к Марине и сказал: «Ты станешь моей женой, жена»? Она ответила: «Да». Может, Марине и хотелось, чтобы я сделал ей предложение, как в романтических голливудских фильмах, но я их, увы, не смотрел.

Солист Mgzavrebi о своей жене: Это женщина моей мечты!

– Зато, наверное, от свадьбы Марина была в восторге.

Свадьба у нас была в Грузии длится четыре дня. Гостей по грузинским, да и по украинским меркам, было мало – всего около 140 человек, половина из них – друзья и родные Марины, которые прилетели из Киева. Первый день у нас был «хинкальный»: мы встретили гостей и повезли в ресторан знакомиться. Во второй день была роспись и венчание. Потом гулянье в ресторане. Мы, кстати, не заказывали свадебное агентство, а все сделали сами, что для нас было немаловажно. Обошлись без декораторов, организаторов и помощников, решив, что на своей свадьбе должны делать все сами.

В этот день у нас все было спонтанно – без ведущего и заранее прописанного сценария. Марина сперва волновалась, чтобы гости не заскучали и все прошло интересно, но я был против свадьбы по сценарию. Все должно происходить от души. Тамадой был мой очень близкий друг, он справился лучше любого ведущего. Были и танцы грузинские, и пение, и бэнд, и диджей. Украинские и грузинские гости между собой перезнакомились и сдружились, под конец свадьбы все друг с другом обнимались, вместе пели и танцевали – было очень душевно. Я и мои друзья были одеты в грузинские национальные костюмы – чоха. У Маришы было два платья: на росписи и венчании красивое традиционное белоснежное, а позже она переоделась в грузинский наряд.

Третий день был у нас украинский: мы все надели вышиванки и поехали в ресторан, где уже пели украинские песни, танцевали украинские танцы – показали грузинам украинские традиции. Все вместе разучили песню «Ой, горіла сосна, палала». А на четвертый день отправились в Сигнаги, там есть очень хороший ресторан, один из наших любимых, откуда открывается вид на Алазанскую долину и Кавказ. А потом уже провели в аэропорт наших дорогих гостей. Все эти четыре дня пролетели как один миг.

Солист Mgzavrebi о своей жене: Это женщина моей мечты!

– Жене тяжело было принять решение переехать жить в Тбилиси?

Нет, ведь Марина не сидит безвылазно в Тбилиси. Она прилетает в Украину по работе, да и вообще ездит по всей Европе. У нас есть дом в Тбилиси и в Киеве – мы живем то тут, то там. У меня много гастролей с группой, поэтому, когда нам с Мариной удается вместе побыть в Тбилиси хотя бы несколько дней, для нас это большое счастье. Для нас всегда праздник быть вместе, быть дома, когда нет работы, просто поваляться в кровати, посмотреть кино или куда-то сходить прогуляться. Мы с Мариной очень много летаем, поэтому, наверное, большую часть жизни проводим в самолетах.

– Марина требовательна в обычной жизни? Однажды на концерте ты сказал, что не даришь ей дорогих подарков, зато отдаешь всю свою любовь.

Да, наверное, требовательна. И я очень требовательный, потому что это качество в отношениях очень важно. Если нам что-то не нравится друг в друге или в целом, мы говорим, ничего не скрываем. Это, возможно, то главное, что держит наши отношения. Я точно знаю, что Марише нравится, а что нет, и стараюсь не делать того, что она не любит, и она так же.

Что же касается дорогих подарков… Я дарю ей подарки, но не знаю, дорогие они или нет, на цену не смотрю. Я дарю то, что ей нравится, и не имеет значения, сколько это стоит. Например, если мы вместе гуляем и Марише какая-то вещь приглянулась, я запоминаю, покупаю и потом позже дарю ей. Хотя считаю, что лучший подарок – это проявление любви каждый день!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Солист Mgzavrebi стал отцом

Солист Mgzavrebi о своей жене: Это женщина моей мечты!

Фото: Тамара Гигола

Ирина Пикуля

Следите за нашими новостями в соцсетях: Viva! в Facebook и ВКонтакте

новости партнеров
Loading...
comments powered by HyperComments