Руслан Сенечкин,интервью,женщины,семья,журнал viva
Фото: журнал Viva!

Эксклюзив: Руслан Сенечкин рассказал о будущем отцовстве

Говорят, противоположности притягиваются. Телеведущий «1+1» и кулинар Руслан Сенечкин – любимчик мам подрастающих дочерей, у которых не возникает вопросов на счет его репутации: примерный, надежный, домосед, любит взбалмошных девушек с адским характером, одна из которых станет ему верной спутницей в путешествиях и других безумных затеях.

Отпуск ведущий «Сніданку з 1+1» и народный кулинар Руслан Сенечкин провел в наиболее значимых местах Украины, готовя к изданию свою первую большую книгу рецептов. Мы застали нашего героя в солнечной Одессе. В первые же минуты встречи телеведущий предупредил, что не любит давать интервью и не говорит на личные темы, но для Viva! все-таки сделал исключение. О девушках, будущем отцовстве и дурных привычках мы и поговорили с Русланом.

СМОТРИТЕ: Руслан Сеничкин представил свою первую кулинарную книгу

– Почти у каждого украинца есть своя одесская история, а у тебя?

Красочную веселую Одессу я открыл для себя совсем недавно, когда приехал туда со съемочной группой «Сніданок з 1+1». Моя же история отношений с этим городом началась намного раньше. Я познакомился с Одессой осенью, было пасмурно, холодно, слякоть. Ничего особенного здесь я не увидел, никаких анекдотических историй со мной не приключилось. Что это за город, что это за люди – я не понял, с этой мыслью и уехал. Тогда решил для себя, что в следующий раз поеду сюда или в командировку, или в другую вынужденную поездку, например, чтобы помочь с ремонтом.

– А часто приходилось ездить в другой город помогать с ремонтом?

Раньше – часто. В 90-е я подрабатывал, делая евроремонты. Я строитель по первой специальности. После 9-го класса поступил в Днепропетровский колледж автоматики и телемеханики. Вынужденно освоил эту профессию, но не жалею до сих пор. Моя семья жила бедно, ниже среднего. Мы пытались приторговывать на рынке, я продавал курточки и зонтики, которые мама привозила из Польши. Но дело не шло: ни я, ни мама по натуре не бизнесмены. Поэтому подрабатывали, ремонтируя квартиры. И все это чередовалось с учебой в колледже, который, кстати, я закончил без троек!

Руслан Сенечкин

– В это мрачное царство под названием «детство Сенечкина» иногда проникали лучи света?

Как раз детство у меня было самое прекрасное! Особенно каникулы: обычно меня отправляли на Кубань, где жили родственники по линии отца, или в затерянное село Шведовка под Кривым Рогом, где родилась мама. Я приезжал и первым делом бежал здороваться со всеми животными, которые были во дворе, – коровами, свиньями, утками, даже если их 50 голов, котами, соседскими собаками. Мне так всего этого не хватало в городе! Я просил бабушку, чтобы меня позвали, когда будут доить корову. С удовольствием убирал за свиньями, насыпал им опилки, мне было интересно, как они реагируют на то, что у них чисто.

– Сочувствую твоим родителям, вероятно, дома у тебя была резервация дворовых животных?

Я тянул в квартиру все, что мяукало, гавкало, пищало, издавало какие-либо звуки, шевелилось. Ловил на болоте тритонов и головастиков, приносил их домой в аквариум, чтобы обеспечить им самую лучшую жизнь, а то что ж они в болоте живут?! Бедолаги, конечно, быстро дохли, и я приносил новых. У меня жили хомячки, попугайчики и даже куры на балконе. Кто-то из гостей по приколу подарил курицу и петуха на суп. Я устроил настоящий концерт, кричал: «Только через мой труп! Или я, или петух, или курица!» И птиц оставили жить на балконе. Петух кукарекал в два часа ночи – просыпался весь двор, с утра в школу я шел, не поднимая головы, – соседи нас ненавидели. Очень скоро петуха определили в село. Позже кто-то точно так же по приколу подарил нам селезня и утку. Я создал для них на балконе целую инфраструктуру. У мамы, конечно, был шок, когда она обнаружила на балконе гнездо, сооруженное из ее любимой простыни. Зато утка снесла аж восемь яиц, из них вылупилось четыре утенка, которых тоже отправили в село. В общем, дурдом! Но животный мир для меня никогда не был параллельным! Сейчас живу один на съемной квартире, ухаживаю за бархатцами, которые оставила в наследство хозяйка квартиры.

– Любовь к животным – не худшее детское хобби, ты был пай-мальчиком?

Я был сорвиголова, меня воспитывала улица. Если бы не родительские тумаки, вырос бы хулиганом. А так моя мама очень конкретный человек: нашкодил – будь готов получить на орехи.

Руслан Сенечкин

– Нотациями, стоянием в углу, поркой?

Ремнем, шлангом от аквариума. Я не обижался, по-другому я просто не понимал. Но тяжелой артиллерией для меня была мамина обида. Очень запомнился случай, когда я впервые попробовал курить. В детстве я хотел быть похожим на отца, хотя сейчас его практически не вспоминаю. Ему все время было не до нас, он был занят своими делами. Он то жил с нами, то не жил. Мне было четыре года, а девчонкам – по году. Я еще не ходил в школу, но забота о младших сестрах легла на мои плечи – знал, как приготовить детское питание, где находится аптека… Но в детстве мне хотелось подражать отцу. Он много курил. Однажды я играл во дворе с пацанами, заметил, как батя выбросил с балкона недокуренную сигарету. Я подбежал к клумбе, подобрал бычок и попытался затянуться. И надо же, какая-то бабка заметила меня, показала пальцем другим бабкам, начался галдеж. Я помчался домой, соображаю, что пахну дымом, с порога кричу: «Ма, дай чая, срочно чая мне дай!» Мама удивилась: «Ты же не пьешь чай?!» Выпиваю чашку, вторую, вдруг слышу, как маму со двора зовут бабки – пропал! Сел на диван в обнимку с собачонкой, понимаю, сейчас будет революция, Ватерлоо, Афганистан… жду. Дверь распахивается, мама говорит мне: «Дыхни! Курил?» «Не-ет, это мы с пацанами костер палили, я дыма надышался», – начинаю врать. Мама переспрашивает: «Курил?» Я утвердительно качаю головой. Молчание. Поднимаю голову, наши взгляды встречаются на мгновение, и мама, не проронив ни слова, разворачивается и уходит. У меня по лицу градом катятся слезы. Я закрылся в комнате и проплакал около трех часов – мамину обиду было тяжелее перенести, чем головомойку.

СМОТРИТЕ: Звездные рецепты: Руслан Сеничкин и Степан Казанин учат готовить лазанью и перец с кускусом

– Ты окончил технический колледж, как в твоей истории появилась журналистика?

Я работал в магазине консультантом по продаже техники, услышал по радио о наборе творческих ребят. У меня были безумные амбиции, я всегда мечтал работать на радио, но переживал, что для этого нужны серьезные навыки, особые таланты и знание иностранных языков, а тут всего-навсего нужно чувствовать себя творческим человеком, так почему не попробовать? Я позвонил. На радиостанции я успел поработать и уборщиком, и охранником, и начальником смены охраны, и я постоянно воображал, как работаю в эфире. В этом же году поступил заочно на факультет журналистики в родном Днепропетровске, параллельно работал в рекламном бизнесе, озвучивал рекламу, потом попал на телевидение в финансово-экономическую программу.

– А дальше большие амбиции завели в Киев?

У меня было много работ, но все равно я зарабатывал очень мало денег – выше головы в Днепропетровске не прыгнешь. Друг уехал в Москву с женой и ребенком, устроился на Би-Би-Си, позвал меня с собой, я поехал – ничего не получилось, вовремя понял, что не потяну, вернулся в Украину. Сейчас работаю в Киеве, чувствую себя комфортно, ни разу не пожалел.

– Вообще, тебе приходилось жалеть о прошлом?

Нет, и никогда ничего не хотел поменять в прошлом. Но в самые лучшие периоды жизни хотел бы вернуться. Их было достаточно много.

– На что тебе сегодня не хватает времени?

Мне хотелось больше поездить по миру, попутешествовать. Открою тебе секрет: я получил загранпаспорт всего три года назад. До этого я никогда не был заграницей.

– Не верю!

Честно! Я как рассуждал: работа – на первом месте, а отдохнуть всегда успею: поеду в село к родственникам, сяду на велик, махну на рыбалку, благо, озер вокруг Киева множество, засяду дома за прикольной киношкой. Долгое время этого мне было достаточно. Я не хотел, ленился узнать мир больше и шире. Мне многие друзья советовали: «Поезжай в Индонезию, в Таиланд, на Шри-Ланку, мы были, там круто!» Меня это никак не мотивировало и не задевало мое полное туристическое невежество. (Улыбается) У меня есть хороший друг, известный журналист Наташа Гуменюк, она младше меня на четыре года, но по опыту и знаниям старше лет на 30. Она успела посетить более 60 стран, и уверена, что государство нужно открывать через ее жителей. То есть приезжаешь и знакомишься с людьми, а уже они приведут тебя к важным историческим местам. Да, это интересно, но обычно после эфиров мне хочется помолчать в тишине, отключить телефон, телевизор и радио.

– Близкие и друзья понимают твою потребность или обижаются?

Обижаются и друзья и родственники, что я не так часто вижусь с ними, как мог бы. И чем старше становлюсь, тем реже я ищу этих встреч, хотя каждой из них искренне радуюсь. Это, наверное, у меня возрастное? Я сова, в 11 вечера никогда в жизни не засну, а если и засну, то обязательно проснусь в два часа ночи, и не буду спать до пяти утра, и только потом вырублюсь. И если раньше такой распорядок меня устраивал – мы с друзьями просто гуляли по Киеву, у нас были «точки» на Пейзажке, Воздвиженке, в Ботсаду, на Набережной, Трухановом острове, то сегодня меня все меньше привлекают ночные развлечения.

– Ты хорошо разбираешься в людях?

Да, причем никогда не ошибаюсь. Не подумай, что я хвастаюсь, но именно эта «разборчивость» мне очень помогает в жизни.

– Есть качества, от которых ты бы с удовольствием избавился?

Да, я обидчивый, честно признаюсь. Но зла не держу. Просто стараюсь больше не раздражать обидчика своим присутствием. (Улыбается.) Стараюсь принимать людей такими, какими они есть. Не всегда получается. Не всегда людям это нравится. А еще предпочитаю держаться от людей на расстоянии. Я заметил, что качусь, ну, не в сторону мизантропии, а в сторону аскетизма. Может быть, в силу профессии постоянно ищу уединения. Два года назад я уехал в Карпаты, где не было ни Интернета, ни мобильной связи. Пытался полностью оборвать связь с внешним миром. У меня возникала мысль там остаться, но вовремя понял, что мне нравится возвращаться, но жить там я никогда не смогу.

Руслан Сенечкин

– Не боишься одиночества?

Совсем не боюсь.

– А чего-нибудь боишься?

Высоты. У меня аэрофобия, в самолетах я летаю с некоторым волнением. Еще у меня практически фобия сболтнуть что-то не то, что может обидеть человека. И я все больше контролирую «базар», даже когда флиртую с барышнями.

– Любишь флиртовать?

Люблю!

– Какие девушки ни при каких обстоятельствах не попадут зону внимания Руслана Сенечкина?

Опасаюсь слишком инициативных, назойливых девушек. (Улыбается) Не флиртую с девушками-белоручками из «гламура-тужура». И в целом я не зациклен на красоте в женщинах.

– Не я заметила, что мужчины любят глазами…

Могу дать тебе номер телефона моей мамы, она подтвердит: в детском саду я общался только с сопливыми и некрасивыми девочками. У меня с ними было больше общих интересов, например, мы ловили и изучали стрекоз, бабочек, кузнечиков, божьих коровок, а потом отпускали насекомых. И в машинки мои подружки играли со мной с удовольствием. Но эти девочки почему-то всегда были некрасивые, преимущественно из неблагополучных семей. Еще я дружил с соседскими глухонемым мальчиком и девочкой с синдромом Дауна. Они считались изгоями во дворе, с ними никто не общался, а я умудрялся находить с ними общий язык, понимал их, дружил с ними.

– Нравились сопливые… А сегодня какие девушки тебя привлекают?

Еще в институте я выбирал с девушек со сложным характером, то есть непредсказуемых, взбалмошных, с хорошим чувством юмора, горячим темпераментом. А вот эти все конфетно-мармеладные штуки, жеманство мне еще в колледже были не по душе. В университете со мной училась Ира Сачкова, красивая и остроумная, я всегда провожал ее. А потом шел к себе домой через Днепр в три часа ночи. Ира жила в криминальном районе города, поэтому я носил в кармане «финку» на случай, если ко мне будет приставать хулиганье.

Руслан Сенечкин

– Ира – та самая девушка, на которой ты чуть не женился в 21 год?

Нет. Были сумасбродные идеи еще в 99-м году жениться на другой девушке – Юле. Даже после того, как мы стали кумовьями. Сегодня уже не страшно признаться. (Улыбается) Сейчас, как я знаю, она хорошая мама для своих сыновей и отличная жена. Но мы, к сожалению, не общаемся. Как и со многими прежними друзьями, которые остались в Днепропетровске. Разъехались кто куда, наши интересы разошлись. Я не из тех людей, кто делает вид, что все хорошо, когда все плохо. Я не стану звонить после трех лет молчания, как делают многие, о временами когда нахлынут воспоминания, – очень хочу. Время, обстоятельства и мои ошибки берут свое, но было и такое. Когда я уволился с «Интера», мой мобильный телефон замолчал – ни эсемески, ни звонка. Я не обо всех говорю, но о тех, на кого бы никогда не подумал. Выходит, со мной общались только потому, что я бородатый дядя из телевизора?

– Но сейчас в твоей жизни есть та самая девушка с непростым характером?

Нет.

– Почему? Может, ты просто не ищешь?

Не ищу. Раньше искал, сейчас – нет. Они как бы есть, но с каждым годом все труднее создавать то, что можно было легко создать в 21 год. Я иногда смотрю на своих друзей, сверстников, коллег, с кем работал и дружил, они своих детей уже водят в школу, а я…

– …а ты в поисках. Мама и сестры тебя подгоняют?

Мама подгоняет, сестры нет. Просто мама однажды захотела проснуться бабушкой и начала меня допекать разговорами. Я говорю, что не кролик для размножения. Однажды я стану отцом, конечно, но когда точно – не знаю.

Руслан Сенечкин

– Тебе-то самому хочется стать папой?

Безумно хочется! Я захотел этого еще в 26 лет.

– И уже восемь лет продолжаешь хотеть.

Да, причем, я почему-то уверен, что у меня будет сын, а возможно и двойня! Мой папа из двойни, мои сестры – двойняшки. Так что вполне может оказаться, что я стану дважды отцом!

Ирина Татаренко

Следите за нашими новостями в соцсетях: Viva! в Facebook и ВКонтакте

новости партнеров
Loading...
comments powered by HyperComments