Аида Николайчук,Х-Фактор,победитель,развод,сын,интервью,журнал Viva,фото
Фото: журнал Viva!

Аида Николайчук рассказала о разводе с мужем и любимом сыне

О красавице из Одессы с театральным именем Аида Николайчук заговорили после ее победы в талант-шоу «X-фактор». Тональность и тембр голоса конкурсантки покорили жюри и зрителей, а вот какой тональности привыкла придерживаться девушка вне сцены, общаясь с внешним миром и любимым сыном Максимом, мы узнали во время интервью для Viva!

Телезрителям запала в душу смелая участница вокального шоу, которая в ответ на обвинение в использовании фонограммы не растерялась и спела а капелла, то есть без аккомпанемента. Да так спела, что в мгновение ока возмущение звезд-жюри сменилось восторгом, ведь живой голос певицы звучал так, будто бы уже прошел профессиональную студийную обработку... Сейчас Аида переживает период больших надежд: наконец-то исполнилась ее мечта – певица переехала в Киев, занимается только любимым делом – музыкой, уже записала первый альбом и попала в число номинантов «Открытие года» премии Yuna. Что же касается личной жизни, девушка утверждает, что у нее сейчас единственный мужчина – 11-летний сын Максим, хотя и добавляет, что ее сердце занято.

– Аида, даже «Википедия» предпочла скромно утаить твое настоящее имя…

(Смеется) Потому что это мое настоящее имя, доставшееся от бабушки, ее тоже звали Аида. Родители хотели назвать меня Кристиной или Оксаной, и хорошо, что бабушка проявила настойчивость. В школе пришлось поплакать на уроках литературы, когда изучали легенды Древней Греции, мальчишки не скупились на обидные прозвища, я сердилась на собственное имя, а сейчас ценю его как семейную реликвию.

– Имя досталось в наследство от бабушки, а голос?

В комплекте. (Улыбается) Дедушка рассказывал, что в детстве даже внешне я была очень похожа на бабушку, а потом вытянулась и похудела. Но, к сожалению, бабушкина молодость пришлась на войну, она не смогла реализовать свой талант, получить хорошее музыкальное образование.

– Но у тебя же тоже первое образование далекое от творчества – ты закройщик?

Я бы попросила! Во-первых, по профессии я не закройщик, а портной, а это две большие разницы, как говорят в Одессе! (Смеется) Во-вторых, категорически не соглашусь, что работа портного не творческая. По факту, это тот же дизайнер. Я с детства изрисовывала альбомы, «задники» тетрадок, а иногда и учебники эскизами сумасшедших нарядов. К тому же моя мама портниха, я наблюдала, как она дни напролет рисует, кроит, вырезает, шьет. Вот и пошла по ее стопам учиться профессии, к которой у меня талант (как мне казалось в школе). Был разговор с родителями, что мастерство портного всегда прокормит. Я никогда не стояла перед дилеммой: музыка или швейное дело. Да и потом, знаешь, как это бывает: выпускной на носу, завтра отдадут аттестат, и надо его срочно пристроить хоть в какое-то учебное заведение.

– А где место в твоей истории музыке?

Музыке было всегда место – я дома пела во время уборки, готовки. С наслаждением распевала песни Андрея Губина, La Bouche. Мама делала замечание: «Перестань горланить!» К тому же в школе я пела в хоре и полгода отучилась в музыкальной школе.

– Почему всего полгода?

Маме надоело заставлять меня заниматься сольфеджио. Я была способной ученицей, умела подбирать мелодии на слух, преподаватели меня хвалили, но я ленилась учиться. Позже были многочисленные конкурсы и фестивали, у меня дома коллекция дипломов, наград. После очередной победы звонили маме, уговаривали отдать меня в консерваторию, обещали помочь – я отказалась. И не жалею: говорят же, что в консерватории всех кроят под одно лекало и убивают личность вокалиста, а зачем?

– Первые деньги принесло умение шить или петь?

Умение ловко лавировать между столиками с подносом стаканов. (Улыбается) Я работала официанткой, когда еще училась в школе. А музыка никогда особых денег не приносила. Еще в училище меня занесло на кастинг в местную хип-хоп команду «Десятый квартал» на место бэк-вокалистки. Дали текст, я напела. Меня взяли сразу, потому что, по словам ребят-музыкантов, в отличие от остальных девочек я пела не «по-пионерски». С группой мы выступали в ночных клубах Одессы, гастролировали по другим городам. Нам платили гонорары, но это были такие копейки, которых хватало смотаться на 7-й километр за одеждой – новой, модной, красивой, ну и купить новую кассету с хип-хопом. Я обожала хип-хоп!

Аида Николайчук сын

– Это к тому бунтарскому времени относятся скандальные фото из Интернета, где ты с косичками раста и топлес?

Нет, эти фотографии были сделаны гораздо позже, в свое время меня буквально затравили ними. Хотя лично я не вижу здесь ничего зазорного или пошлого. Но когда я увлекалась хип-хопом, не была похожа на прежнюю «девочку-девочку» – носила широкие штаны и растянутые футболки на три размера больше, у меня была дикая химия. Кстати, на этом бунтарство иссякло. Еще есть пара дырок в ухе, сейчас я иногда подумываю набить татуировку, потому что это красиво. И если сын, когда вырастет, захочет татуировку – не буду возражать, сама отведу его к мастеру. За сережку в ухе не стану ругать, а вот от «тоннелей» попытаюсь отговорить: не зря коррекция мочек – самая популярная косметологическая процедура, значит, есть о чем сожалеть. Так что лучше отговорить на старте.

– Что произошло в интервале между хип-хопом и участием в «X-факторе»?

Я вышла замуж, стала мамой, развелась. С Пашей, моим бывшим супругом, мы познакомились на гастролях в Николаеве, что он делал на концерте – для меня до сих пор загадка. Он был совсем не из этой тусовки, хип-хоп не слушал, но я со сцены сразу выделила из толпы моего «принца». В группе меня все время окружали пацаны, а этот – парень, настоящий красавчик, по-другому одет, по-другому разговаривает, другие ценности и взгляды на жизнь, вообще – с другой планеты. Выяснилось, что он тоже учится на закройщика, а еще изготавливает клише для ювелирных украшений. Я влюбилась в него с первого взгляда. Мы очень недолго встречались на два города – это было нерентабельно. Я переехала к нему в Николаев, через полгода вышла замуж и еще через полгода стала мамой. Спустя год мы переехали в Одессу. Музыка совсем исчезла из моей жизни – я работала оператором-кассиром, официанткой, продавцом мобильных телефонов, бралась за любую работу, которая приносила деньги в семью, потому что надо было что-то есть.

– А почему этим была обеспокоена ты, а не твой муж?

Он тоже заботился о семье, но я быстрей находила работу и быстрей ее меняла на более прибыльную. Паша, как и многие мужчины, был нелегок на подъем.

– Паша поддержал твое решение принять участие в талант-шоу?

Он не знал о нем. Подруга намекнула, что хорошо бы принять участие в шоу, я сразу отмахнулась. Во-первых, куда участвовать? Мне тридцатка! Во-вторых, была уверена, что на проекте все проплачено и еще на старте ясно, кто победит. Но подружка не сдавалась, и я все-таки приехала на кастинг, долго ждала ответа. Мне перезвонили, когда я потеряла последнюю надежду. Была долгая борьба, on-line голосование, я оставила работу, поскольку совместить график с поездками в Киев было невозможно.

– Кто все это время были твоими друзьями?

Мама, подруга, сын, с мужем мы разошлись.

– Он не выдержал твоих бесконечных поездок, репетиций?

Нет, наш развод не связан с моим участием в шоу, отношения давно дали трещину.

– Кто сейчас главный мужчина в твоей жизни?

Мой сын Максим.

– А как же Дмитрий, звукорежиссер «X-фактора»?

Это было давно и уже неправда. С Димой наши отношения продлились недолго, и я хочу об этом поскорее забыть.

– Не верю, что у тебя на сердце пусто.

Рядом со мной сейчас нет мужчины, но мое сердце несвободно. Правда, предмет моих чувств пока ни о чем не догадывается, потому что сначала я должна быть уверена на все 100 процентов в этом человеке.

Аида Николайчук х-фактор

– Ты переживаешь, что не замужем?

Иногда мне становится очень грустно, что я одна, а иногда с облегчением вздыхаю: «Как же хорошо, что я одна, что свободна и никому ничего не должна, мне не надо ни перед кем отчитываться – куда иду, зачем иду?» Единственный мужчина, перед которым я сегодня держу ответ, мой сын.

– Похоже на отголоски мужских обид.

Возможно, но плохой опыт – самый лучший опыт. Сейчас я знаю четко, что хочу быть с мужчиной, рядом с которым буду чувствовать себя как за каменной стеной, и мне ничего не придется решать за него.

– А приходилось?

Конечно, и гвозди забивать приходилось, и краны переустанавливать.

– Сегодня кто забивает гвозди у тебя в доме?

Делаю это самостоятельно, очень надеюсь, что временно.

– Что делаешь для того, чтобы Максим в свое время стал для кого-то настоящим мужчиной, способным брать на себя ответственность?

Максим мой первый ребенок, не знаю, правильно ли я его воспитываю, все ли делаю так, чтобы он вырос порядочным человеком, надежным мужчиной. Я не выношу в людях трусости и слабости, стараюсь искоренить их в сыне. Недавно мы ходили на горку, он не решался кататься, стоя на ногах, съезжал на попе. Минут 20 я его уговаривала перебороть страх, ведь на самом деле, что страшного с ним может приключиться – плюхнется в снег. Он плакал, но в конце концов уступил моим увещеваниям и решился съехать на ногах. Я видела, что он сам гордится тем, что поборол свою слабость.

– С какими собственными страхами сейчас борешься ты?

Я боюсь выглядеть на сцене нелепо, переборщить с эмоциями, чтобы мое выступление не превратилось в клоунаду. Еще моя фобия – каблуки, я надеваю их на сцену и практически не ношу в обычной жизни.

– Серьезно? Но ты же ростом с Дюймовочку, который льстит всем мужчинам.

Это правда: мужчины любят хрупких и миниатюрных. Я не только не стесняюсь своего роста, я им горжусь!

– Ты боишься переборщить с эмоциями на сцене, но ведь знаешь, что за тобой негласно закрепили ярлык «Снежной королевы» – неэмоциональной, холодной. Ты согласна с этим?

Ну что ты! Напротив, я очень общительный человек, я же одесситка. (Улыбается) Просто не каждого впускаю в свой круг.

– Но все-таки эмоциям ты даешь выход?

А то! У меня на счету два разбитых телефона. На самом деле, я психованная, могу и врезать – долго просить не надо. Хотя по-настоящему дралась давно, лет в 12. В школе я занималась карате, однажды навыки боевого искусства пригодились: мне пришлось защитить младшую сестричку от дворового хулигана. Он пытался задеть меня, но постоянно задирался к сестре, последней каплей стало то, что он натравил на малявку собаку. Мое терпение лопнуло, я разбила ему нос, а он вывихнул мне палец. Сейчас я стала спокойней, но иногда громко ругаюсь, могу и нецензурной бранью – из песни слов не выкинешь.

Аида Николайчук сын

– Ого! То есть тебе не приходится потом у Максима спрашивать: «Ты где это слово услышал?!»

(Смеется) К крепким словечкам прибегаю в крайнем случае. Но от Максима я ни разу и не слышала их, это он делает маме замечание, если услышит от нее «плохое» слово.

– Сын успел дебютировать у тебя в клипе. Чья это была идея? Вера Брежнева рассказывала, что ее старшая дочь тоже очень долго просилась в клип, а когда дело дошло до съемочной площадки, отказалась наотрез.

Это была наша общая с Максимом идея. Для съемки нам нужен был мальчик, а кто лучше сыграет сына, если не собственный сын?

– Ты поешь ему? А он тебе?

Я пела в детстве колыбельные. Максим мне… У него хороший слух и чувство ритма, но пением он меня еще не радовал.

– Чем вы больше всего любите заниматься, когда остаетесь вдвоем?

Как у многих современных детей, любимая игрушка сына – компьютер. Хотя у него масса увлечений. Он любит машинки и все, что с ними связано, любит придумывать, конструировать, например, разработать какой-нибудь летающий аппарат… Еще он любит читать, рисовать. Максим себя видит изобретателем. Неважно, где он будет учиться, главное, чтобы ему это было по душе. Принимать решение за него я точно не буду.

– Если музыка стала основным делом, шитье перешло в разряд хобби?

Нет, но я рисую эскизы. Есть идеи, которые на пути к осуществлению. Из разряда фантазий – создание авторской коллекции одежды.

– Кормит ли тебя творчество?

Я подписала контракт с Sony Music, компания выступила спонсором моего первого альбома, помогла снять два клипа, я даю концерты – пока на жизнь хватает. Кстати, по поводу «денег на жизнь» у меня есть своя история. Еще до «X-фактора» и кастингов на новогоднем корпоративе в магазине, где работала кассиром, я спела композицию Полины Гагариной «Колыбельная», свою любимую. Тренировалась на сотрудниках, и кто-то из них снял меня на видео. Я спела, забыла, и вдруг через какое-то время видео всплыло в YouTube, а потом разошлось по Интернету с ремаркой «Аида Николайчук не успела дебютировать на конкурсе, как стала зарабатывать на жизнь на свадьбах и корпоративах». (Смеется)

– На что тебе сегодня пока не хватает денег?

На многое. Во время участия в шоу я жила между Киевом и Одессой, позже переехала, на сегодняшний день уже сменила две квартиры, устала от перее здов, дала себе слово, что следующая квартира, в которую перееду, будет моей собственной. Еще очень хочу путешествовать.

– Отказываетесь от путешествий из-за нехватки финансов или времени?

И по той и по другой причине.

– Куда отправишься первым делом, когда звезды сойдутся?

В Таиланд, там тепло. Люблю чувствовать лучи солнца и слушать шум воды, они дарят мне ощущение счастья.

Аида Николайчук сын

Ирина Татаренко

новости партнеров
Loading...
comments powered by HyperComments