Пасха, Ольга Фреймут, Ольга Фреймут семья, Снежана Егорова, Снежана Егорова семья, журнал viva, Григорий Решетник, Александр Лещенко и Лина Верес
Фото: Вячеслав Якобчук, Марина Листровая

Пасхальные традиции украинских звезд: эксклюзив Viva!

Накануне Пасхи Viva! выяснила, какие традиции существуют в семье Ольги Фреймут, Григория Решетника, Снежаны Егоровой, Ирмы Витовской, Александра Лещенко, Марины Леончук и Юрия Корявченкова.

Как украинские звезды готовились к главному христианскому празднику, соблюдали ли пост, есть ли в их жизни собственные заповеди и многое другое – в спецпроекте журнала Viva! «Идеальная Пасха».

Ольга Фреймут

– Оля, опишите ваш идеальный пасхальный день.

В детстве мне казалось идеальной Пасха, когда мама и папа после праздничной службы в церкви собирали всех за праздничным столом, мы устраивали бои крашенками, обедали, потом шли в гости к нашим родственникам. Сейчас, когда я уже давно живу в Киеве, у меня есть Злата, мы отмечаем две Пасхи – католическую и православную. Так как я воспитываю дочку одна, мне важно, чтобы она общалась с родственниками, и Пасха – это ее история. Мы каждый год отправляемся праздновать католическую Пасху в Шотландию, где в это время уже тепло, цветут деревья и главное – Злата может общаться со своими шотландскими родственниками – бабушкой и дедушкой, папой, а также братиками Домиником и Киреном, сестричкой Тони (им соответственно – 16, 17 и 19 лет).

– Какая из шотландских пасхальных традиций самая любимая?

В Шотландии очень популярны яйца из шоколада, в канун Пасхи их можно приобрести в любом магазине. Сладости принято дарить друг другу. Нам же со Златой, не поклонницам шоколада (признаться, мы его вообще не любим), по душе традиционная шотландская игра: взрослые прячут яйца по всему дому – в ванной, на чердаке, под кроватью, в других укромных и не самых подходящих местах – дети ищут. Тому, кто находит больше всех, достаются все сладости.

– Пасхе предшествует пост, вы его соблюдаете?

Мой друг, игумен Успенского монастыря в Одессе, говорит, что в пост главное – не есть друг друга. Я отношусь к посту философски. Мне кажется, если я воздержусь от куска курицы, вряд ли стану более праведной. (Улыбается) К сожалению, сегодня пост стал трендом, альтернативой диете. Люди не до конца понимают, что воздержанию в еде должна сопутствовать нравственная чистота. Моя мама держит строгий пост, я в это время стараюсь усерднее молиться, быть более отзывчивой, никого не обижать.

– Вы ходите в церковь?

Да, в этом году я уже была на исповеди. В детстве пела в церковном хоре, даже хотела уйти в монастырь. Сейчас службу Божью я не посещаю, заметила за собой панический страх толпы. Хожу только в те храмы, которые люблю, и к тем священникам, которым доверяю. Я отдалилась от церкви, но стала ближе к Богу.

– Оля, вы серьезно хотели уйти в монастырь?

Серьезно! Когда училась в 10–11 классе. У меня была длинная коса, я не красилась, до начала уроков успевала сбегать в церковь на утреннюю службу, мне казалось, что это хорошо и правильно. Возле учительского стола я поставила фигурку Божьей Матери, и весь класс, включая хулиганов, перед важными контрольными и экзаменами молился ей. Я боялась взрослой заурядной жизни, мне казалось, если я уйду в монастырь, смогу сделать много хороших дел. Мой духовник отговорил меня, сказал, чтобы я не торопилась, потому что у меня другая миссия.

– Злата ходит в церковь?

Она очень набожна, бывает, заснет перед телевизором, просыпается в панике: «Я не почистила зубы и не помолилась!» Однажды мы гостили в Монако у друзей, засиделись в комнате Златы, в определенный момент дочь попросила: «Вы бы не могли выйти, я уже хочу спать и помолиться». (Смеется.) И это круто, когда человек остается собой и в Монако и в селе Подгорцы, горжусь, что Злата не изменяет своим принципам.

– Кто крестные родители Златы?

Крестная мама Златы – моя близкая подруга Светлана, жена маминого брата. Мы вместе пережили тяжелые времена в Англии. Я работала официанткой в ресторане, куда устроила Свету. У Светы был слабый английский, ее уволили. Я сказала менеджеру: «Уходит Света – ухожу я!» Мы ушли… на улицу. Было время, когда мы голодали, но родителям писали «все хорошо». Однажды подруга сказала: «Выхода нет, будем просить деньги у прохожих. Но ты просить не будешь, потому что ты королева. Просить буду я». Представляете, мы обе в ситуации «ниже плинтуса», хуже бомжей, а она говорит «ты королева, ты не можешь попрошайничать»?! Было непросто, но мы поддерживали друг друга – еще тогда решила, что она станет крестной моего первого ребенка. Крестный папа Златы – Данила Яневский. Именно он пригласил меня на «5 канал», с которого началась моя журналистская карьера в Украине. Я понимала, что Яневский, будучи публичным человеком и известным журналистом, в роли крестного будет «званым генералом», не сможет уделять Златочке должного внимания, поэтому у нее есть еще один крестный в Англии – Майкл Кейн, друг Нила (папы Златы), королевский корреспондент и личный пресс-атташе принцессы Дианы. Я не жду от крестных родителей Златы каких-то подарков, мне достаточно того, что они сильные люди и яркие личности, на которых Злата могла бы ориентироваться в жизни. Потому что нашу жизнь формируют те люди, с которыми мы общаемся и дружим.

Ольга Фреймут, ее дочь Злата и мама
 

Григорий Решетник

– Расскажите о ваших семейных пасхальных традициях?

На Пасху мы уже по традиции едем в Ивано-Франковск к родителям и родственникам. В день Воскресения Христова всей семьей собираем пасхальную корзину, едем в село к бабушке и дедушке и уже там все вместе идем в старинную деревянную церковь. Кристину в этой церкви знают с рождения, вот уже 24 года, я там появился шесть лет назад, а в этом году мы отправимся святить Пасху уже втроем, и Ванечка будет нести корзинку, с которой когда-то впервые шла в церковь его мама. После этого всегда собирается большое семейное застолье.

– А в детстве отмечали Пасху?

Я помню те приятные моменты, когда каждые 10 минут бегаешь и заглядываешь в кастрюльку с тестом и ждешь, когда оно отправится в духовку. Моя мама и бабушка всегда выпекали сюрприз – маленький куличик для меня. Ее я съедал в последнюю очередь. Это те волшебные воспоминания, которые никогда не забудешь.

– Какие блюда должны быть на вашем праздничном столе?

На Пасху на нашем столе всегда очень много блюд. Из обязательного – кулич, колбаса, яйца, масло и сыр. Но есть еще те вкусности, которые готовят только в нашей семье – «свяченина» и «пасхальна шинка». Наш папа готовит фирменное блюдо «Свяченина» из всех составляющих продуктов пасхальной корзины. Секрет приготовления знает только он, но вкусно получается неимоверно. Бабушка готовит «пасхальну шинку» – специально приготовленное тесто слоями запекается с мясом в дровяной печи. Именно в дровяной, а не в обычной духовке. Должен сохраняться специальный температурный режим и вся рецептура. Именно так это блюдо готовила еще наша прабабушка.

– Вы поститесь?

Мы стараемся придерживаться поста только в последнюю неделю перед Пасхой. А вот поститься все 40 дней пока не получалось – не позволяли рабочие графики и появление в нашей семье Ванюши. Считаем, если все-таки это делать, то по всем церковным канонам – не только ограничивать себя в еде, но и придерживаться других духовных правил.

– Читаете Библию?

Библию читали еще в детстве. Но скоро мы с Кристиной будем делать это снова с удовольствием. Будем читать ее нашему сыну, у которого уже есть своя Библия. Ее Ванюше подарили на крестины.

– Когда вы крестили Ваню?

Когда ему был месяц. Обряд проводили в той же церкви и у того же священника, где мы венчались. Все прошло по-домашнему и в кругу близких и родных. К вопросу выбора крестных мы отнеслись со всей ответственностью. Друг детства Андрей и моя родная сестренка Катюша – те люди, которым мы полностью доверяем. Именно они и стали прекрасными духовными родителями для нашего Ванюши.

Григорий Решетник и его жена Кристина с сыном Ваней

 

Снежана Егорова

– Снежа, что ты представляешь, когда говорят «идеальный пасхальный день»? И соответствует ли это твоим возможностям?

Абсолютно соответствует! Мы переехали в большой дом, у меня теперь большая семья и большой стол. У нас теперь есть все, чтобы отмечать настоящий семейный праздник. Когда я была моложе и у меня было меньше детей, мы жили на съемных квартирах, тогда я еще не до конца понимала всю суть Пасхи. Да и при Союзе она не особо культивировалась. Но теперь я точно знаю, что Пасха празднуется в семейном кругу и куличи нужно не покупать, а выпекать самой. Для моей семьи Пасха даже важнее, чем Новый год.

– Тебе кто-то помогает печь?

Вообще-то этим занимаюсь я, в последние годы няня помогала, потому что дети были совсем маленькими. Сейчас они подросли и уже помогают мне. Пока куличи стынут, они покрывают их глазурью, посыпают разными красотами. Дети обожают этот ритуал, особенно им нравится дегустировать какую-то маленькую «пасочку», пока еще не настал праздник.

Вообще я скажу, что самое прекрасное в любом празднике – это подготовка к нему. Помню Пасху моего детства – собирались все мои тетушки, бабушки, много внуков. На кухне все парится, варится, пахнет, все о чем-то говорят, дети бегают, кутерьма полная. Как в курятнике! Мне страшно это нравится. Я хорошо помню все свои детские ощущения и хочу подарить их своим детям – вот эти запахи, атмосферу праздника, ощущение семьи. Мне кажется, это основа дальнейшего успеха в жизни, формула счастья.

– Помимо членов вашей большой семьи, кто к вам приходит в гости на Пасху?

Мы вообще часто собираемся у нас дома не только на Пасху. Есть определенная компания, которая вхожа в наш дом уже много лет, и ее состав не меняется – это классическая схема: Безулик–Гончаренко–Горбунов–Горянский. У нас в основном крестное-перекрестное опыление: Юра Горбунов – крестный Арины, а Люда, его жена, крестила Ванечку. А крестный папа у него Саша Брыкайло. Компания – ух! Мы собираемся по любому поводу, тем более что я отмечаю все дни рождения детей. Нельзя одному отметить, а другому пропустить, поэтому мы встречаемся минимум раз в месяц, кроме летних месяцев, потому что летом у нас никто не родился.

– Снежана, а ты постилась?

Да, правда, год на год не приходится: последние годы я регулярно работаю в реалити-шоу «Роддом 1», «Роддом 2», «Роддом 3», а беременным поститься нельзя. Были периоды в моей жизни, когда я постилась, притом не воспринимала пост как диету, а трактовала его скорее как отказ от соблазнов, как акт самоограничения. Это вроде маятника: сегодня ты от чего-то отказываешься, а завтра тебе что-то воздастся.

– От чего тебе невозможно отказаться?

Ты знаешь, ни от чего. Я уже в том возрасте, когда безболезненно могу ограничить себя во всем. Я вообще достаточно нетребовательна, может, потому что в моей жизни много чего было, и я всему этому знаю цену. Знаю, насколько это недолговечно. Ко всему привыкаешь. Я знаю над чем мне надо работать, я достаточно эмоциональный человек. Могу гневаться и эмоционально высказываться в достаточно яркой форме. Вот над этим и надо работать.

– Ты с детьми в церковь ходишь?

Конечно! Андрюша вообще обожает. Для детей это таинство, они любят зажигать свечки, смотреть на иконы. Я хожу с ними в православные церкви, но больше тяготею к католическим соборам – мне очень нравится атмосфера костелов, архитектура. Моя бабушка – полька, ее отец был ксендзом. Это, наверное, во мне говорит голос крови. Я когда попадаю в католический собор, как будто подключаюсь к этому порталу – и улетаю!

Снежана Егорова и ее дети

 

Ирма Витовская

– Ирма, вы из Ивано-Франковска, наверняка у вас есть какое-то семейное фирменное блюдо, без которого не обходится пасхальный стол?

Да, я люблю делать «мешанину», как у нас дома ее называют. На большую тарелку режу яйца, буженину, домашние колбасы, сыры, брынзу, сверху трут хрен, и блюдо стоит, пропитывается. А если его оставить в холодильнике на следующий день, то от него вообще за уши не оторвать, оно становится таким, как нужно! Остреньким! Закуска вкуснейшая! Без «мешанины» у нас ни одна Пасха не проходит! Ну и кроме этого, разные украинские блюда: и голубцы, и холодец, и рыба... м-м-м, скорее бы!

– Вы придерживаетесь поста?

Вообще, да. Но в этом году не очень удавалось, потому что готовишь ребенку, а он не съедает, и приходится самой есть (смеется), не выбрасывать же еду!

– А что для вас означает духовный пост?

Для меня главное – не есть людей! Конечно, стараюсь не срываться на других, контролировать свои эмоции. Телевизор мы смотрим, но не развлекательные каналы, а в основном новости, посмотрев которые и забываешь, что сейчас пост. Потом вспоминаешь и просишь у Бога для этих людей снисхождения, благодати, прозрения, покаяния, чтобы этот человек изменился, услышал людей.

– У вас есть какие-то свои жизненные заповеди?

Есть известная фраза, которую я немного дополнила, и она для меня как жизненная заповедь: «Стучите и вам откроют, но не выламывайте дверь!»: все будет, но не надо пробивать дорогу локтями, идти по людям. Нужно верить и быть готовому к тому, что тебе дадут! А то бывает, приходит что-то долгожданное, а человек не выдерживает, он попросту не готов. Это как ожидание праздника, которое приятнее самого праздника. Поэтому – не унывать, не обижаться, что чего-то не хватает, а наоборот, говорить: «Спасибо, что столько есть», ведь у многих даже и этого нет!

– Как вы в детстве отмечали Пасху? Раньше ведь это не разрешалось.

У нас на Западной Украине такого не было. Я греко-католичка, мы и в церковь ходили и яйца красили. Но самое большое, что я любила, – это понедельник после Пасхи. У нас он назывался «Поливаний понеділок» – с самого утра мы начинали обливать друг друга – и взрослые и дети. Из леек, брызгалок – из всего, чего только можно. Даже в автобус могли заскочить с ведром воды и облить пассажиров! Для детей это рай был. Считается, что вся вода в этот день благодатная. И никто не обижался!

– Пасху вы сами выпекаете или покупаете?

Свекровь печет, это такое таинство: она закрывается в кухне, нельзя мешать, включать телевизор, шуметь. Но в этом году она пообещала научить меня, и я буду первый раз сама печь пасху без всяких там кухонных комбайнов, вымешивать только руками и тоже в полной тишине, спокойствии и благостных мыслях.

Ирма Витовская

 

Марина Леончук

– Вспомните Пасху вашего детства.

В детстве на Пасху вся наша большая семья собиралась у бабушки. Мы дружно накрывали праздничный стол, во главе стоял пасхальный кулич, который доверяли готовить моей маме. Но куличей было много – большие и маленькие, очень сладкие и сочные. За стол мы никогда не садились без «пасхальной корзинки» (в ней были куличи, крашенки, домашняя колбаса, вино освященные на праздничной службе в храме). Папу и маму учила моя бабушка, а родители меня, что освященные продукты обладают магическими свойствами. Этой традиции я также продолжаю придерживаться. К сожалению, сегодня Пасха для меня имеет грустный оттенок, потому что в один из пасхальных дней бабушки не стало.

– Какие пасхальные блюда должны присутствовать на вашем праздничном столе?

Мы разговлялись «по-богатому». Старались, чтобы на столе было 48 блюд, по числу дней поста. Не получалось, конечно же, но было весело считать и придумывать, что же еще можно поставить на стол. Однажды нам это удалось. Блюда (условно) мы записывали на листочек, чтобы не забыть и повторить на следующий год. Его потеряли в тот же праздничный день, но традиция осталась. Сегодня это приятное и веселое воспоминание.

– Вы сами печете пасху или покупаете?

В этом году я впервые буду выпекать кулич самостоятельно. Волнуюсь, собираю рецепты и ловлю себя на мысли, что в самый последний момент сдамся и попрошу маму спечь куличи на всю нашу большую семью, как в детстве. (Улыбается)

– Вы придерживаетесь поста?

Нет. Я могу ограничивать себя в пище, не привязываясь к христианским праздникам. Не верю в очищение без молитвы, считаю бессмысленным в духовном смысле поститься, отказывая себе в еде, но не ограничивая себя в удовольствиях. В Библии есть фраза: «Пусть постятся не одни уста, но и зрение, и слух, и ноги, и руки, и все члены нашего тела». А превращать пасхальный пост в моду тем более не хочу.

– Ходите в церковь?

Раньше я думала, что в церковь ходят две категории людей: слабые (им нужно помогать) и святые. Слабой я себя никогда не считала. О святости даже говорить не буду. В церковь, естественно, не ходила, говорила себе: «В храм пойду тогда, когда буду хорошей». Хорошей не стала, да и всех церковных канонов не соблюдаю. Но однажды не смогла пройти мимо храма. Меня одолевали душевные переживания, делиться ними не хотела ни с кем. Пришла к Богу такой, какая есть. Сегодня в церковь захожу просто так, без причины, чтобы подумать в тишине и спокойствии.

– Крестили своих детей? Есть ли у вас крестники?

Гордея крестили совсем маленьким в тесном кругу самых близких людей дома. Его крестными родителями стали моя сестра и брат моего мужа. Кажется, по церковным правилам так нельзя. Но мы с мужем им доверяем как себе. Конечно, ответственность очень и очень большая, но пока они справляются. Меня в крестные мамы еще никто не звал, а мне хотелось бы. Я люблю детей и готова к ответственности.

 Марина Леончук и ее сын

Юрий Корявченков

– Как вы планируете провести праздник?

Я уже подметил, что на Пасху даже природа наряжается – солнечно, тепло, зелено… Все выглядит таким праздничным! Мы с детьми и женой обычно с самого утра заезжаем в церковь, а потом сразу на природу, иногда жарим шашлык.

– Вы сами печете куличи или покупаете?

У нас обычно на столе две паски – покупная и испеченная по всем правилам мамой жены. Иногда на пасхальные праздники мы отправляемся в Кривой Рог, тогда даже я принимаю участие в этом кулинарном деле – украшаю ее верхушку взбитыми белками. Правда, чувствую, скоро дети отнимут у меня эту приятную миссию. (Улыбается) Я буду рад – помню из собственного детства, каким праздником для меня были предпасхальные дни, когда в воздухе витает аромат сдобы, даже сейчас для меня праздник ассоциируется с запахом выпечки.

– Вы придерживаетесь поста?

Нет. С тем бешеным ритмом жизни, который ведем я и жена, не получается. Наверное, это неправильно, но пока никак не получается.

– Ходите в церковь?

На праздники, а порой просто так мы заезжаем с детьми.

– У вас есть крестники?

Среди «квартальщиков» вообще сильно развито кумовство. Я крестил дочь Жени Кошевого, а его жена крестила мою старшую дочь, а муж Лены Кравец – мою среднюю дочь. Поэтому мы видимся и дарим подарки независимо от праздника: в хорошем настроении зашел в магазин, купил и подарил ребенку – и крестнику и своему… Вчера у девочек появились «пет шопы», у сына – конструктор. Так как их у меня трое, они постоянно просят то рыбок, то морскую свинку, то котика, то собачку, то попугайчика – чувствую, что все-таки кто-то у нас скоро появится.

– Какие заповеди вы соблюдаете неукоснительно, а какие нарушаете?

Стараемся не нарушать заповеди, но в повседневной жизни не получается быть идеальным, в любом случае что-то нарушаешь.

Юрий Корявченков с женой и детьми

Александр Лещенко и Лина Верес

– Какие пасхальные традиции существуют в вашей семье, и соблюдаете ли вы их неукоснительно?

Мы обязательно красим яйца, чтобы потом с детьми устроить битву. Но самая главная традиция – провести этот день с родителями, старшим поколением.

– Какие блюда обязательно должны быть на вашем столе?

Конечно же, кулич с изюмом, творожная запеканка, кровянка, крашеные яйца, разные мясные вкусности домашнего приготовления. Зелень, овощи.

– Вы придерживаетесь поста?

Я еще не придерживался. А вот Лина постится и чувствует себя при этом замечательно. Настолько замечательно, что подумывает вообще от мяса отказаться.

– Кроме гастрономических ограничений, вы стремитесь к духовному очищению во время поста?

Естественно! Пост – это никакая не диета. Он имеет более глубокий смысл. И духовное очищение на первом месте. Важно следить за своими мыслями, настроем, отношениями с окружающими тебя людьми. Честно сказать, при нашей сегодняшней ситуации в стране крайне сложно настроить себя на позитивный лад и не поддаваться угрюмым настроениям. Но это важно сделать, потому что еще немного – и можно сорваться морально.

– Ходите ли вы в церковь?

Мы считаем, что общение с Богом может происходить в любом месте. А самое главное, у нас в сердце! В церкви мы бываем, но не так часто и только по зову сердца. Не очень уж верим мы священнослужителям, для многих из которых это все – бизнес...

– Читаете Библию?

В детстве читали. Относимся к ней не больше как к моральному кодексу.

– Вы крестили сына? Кого выбрали в крестные?

Да, Арсений крещеный. Крестная мама у него – сестра Лины, близкий и родной человек. А вот крестный папа... неблизкий и неродной, просто был другом. Но вот не объявляется уже несколько лет. Такое часто случается, поэтому к выбору крестных нужно относиться очень внимательно и избирательно.

– Дарите ли своим крестникам подарки на Пасху, принято ли в семье дарить подарки друг другу?

Да. У нас в семье принято дарить подарки. Более того, выбор подарок – это целый творческий процесс. Мы не дарим что-то, лишь бы было. Нам важно подарить нужный подарок, именно то, что хочет человек, и именно тогда, когда хочет.

– Как вы в детстве отмечали Пасху?

В детсве мы обязательно ездили к бабушкам и дедушкам. Собирались за большим столом все родственники. Это был большой семейный праздник! Он такой и сейчас, некоторые члены семьи уже ушли из жизни, но появились новые!

– Вы сами печете кулич или покупаете?

И печем и покупаем. Чтобы был на любой вкус. Покупаем больше для того, чтобы перестраховаться: а вдруг не получиться испечь!

– Какие заповеди вы соблюдаете неукоснительно, а какие можете и нарушить, пока никто не видит?

С пятой по десятую соблюдаем при любых обстоятельствах (Почитай отца твоего и мать… Не убивай. Не прелюбодействуй. Не укради. Не произноси ложного свидетельства на ближнего. Не желай дома ближнего… – Прим. ред.). Здесь даже и говорить и обсуждать не приходится. Никаких вариантов быть не может. А вот первые четыре, признаемся честно, случается по-всякому.

Александр Лещенко и Лина Верес с сыном

Следите за нашими новостями в соцсетях: Viva! в Facebook и ВКонтакте

новости партнеров
Loading...
comments powered by HyperComments