Наталья Могилевская

Наталья Могилевская: ошеломляющая правда о бывшем муже и взрослых детях

Впервые в Viva! ошеломляющая исповедь и подробности семейной жизни Натальи Могилевской.

Kажется, о ее жизни мы знаем все. Певица года, Женщина года, Продюсер года и Самая красивая женщина по версии журнала Viva! Она помогает молодым талантам, режиссирует и снимает видео… Она, как никто другой, соответствует статусу публичного человека.

Единственной загадкой в последние годы была ее личная жизнь. Наталье приписывали романы со всеми партнерами по бизнесу и ее телепроектам, судачили о подаренных загадочными поклонниками вертолетах и квартирах в Монако. Правда оказалась совершенно иной: последние пять лет певица состояла в семейных отношениях с бизнесменом Егором Долининым и воспитывала троих детей. Именно из желания не травмировать их Наталья не хотела афишировать свои отношения и редко появлялась с супругом на людях. Теперь их девочки стали взрослыми и …


– Наташа, давайте, наконец, расставим точки над «i». В то время как вам приписывали бесконечные романы с Владом Ямой, Раду Поклитару и едва ли не с каждым мужчиной, который появлялся рядом с вами на людях, – у вас были постоянные отношения. По сути, гражданский брак. Но его вы предпочитали тщательно скрывать, в отличие от первого замужества.
Тщательно скрывала – не совсем верное определение. Скорее, я не стремилась его афишировать. О моем первом браке с Дмитрием Чалым, действительно, знала вся страна, а закончился он, не успев начаться. Вернувшись из свадебного путешествия, мы застали Оранжевую революцию. Мир разрубило на две части – на «синих» и «оранжевых». По мнению некоторых людей, я оказалась не на той стороне. Я испытала на себе неприкрытую агрессию, в мой адрес кричали страшные вещи.

Это был огромный стресс. И мне показалось, что Дима недостаточно меня поддерживал. Или просто я ждала от него слишком много… В итоге, мы развелись, не прожив вместе и года. Поэтому, если честно, я считаю, что у меня было не два брака, а только один – настоящий. Это отношения с Егором Долининым. В течение пяти лет я выполняла обязанности хозяйки дома и женщины, которая должна заботиться о своем любимом мужчине и его детях.

– Как получилось, что после развода дети остались с папой?
Думаю, я не имею морального права обсуждать чужие отношения. Это было решение Егора и его бывшей жены. На момент, когда я познакомилась с ним, он уже год был в разводе и воспитывал трех чудесных девочек: Василису, Варвару и Веронику. Он был очень ответственным отцом. Я знаю, что и до развода Егор постоянно сам занимался образованием детей, с раннего детства приучал их к горнолыжному спорту, отправлял на всевозможные интересные тренинги. Все пять лет, что мы были вместе, я не уставала поражаться его отцовским качествам.

Помню один момент. Егор сел на заднее сиденье машины, с одной стороны я, с другой – Василиса. И наши головы он положил себе на плечи. Я тогда подумала: как хорошо быть его дочкой! Возможно, я его и полюбила за это умение быть нежным отцом. Своего папу я боготворила в детстве. Но в моей взрослой жизни ни один мужчина, кроме Егора, ни на секунду не смог подарить мне ощущение отцовской защиты.

– Наташа, скажите, в каком психологическом состоянии были дети, когда вы возникли в их жизни, и каким образом ваше появление отразилось на девочках?
Как все нормальные дети, они, конечно, скучали по маме. Мне же пришлось в срочном порядке решать банальные бытовые проблемы: найти няню для двухлетней малышки, подобрать репетиторов, чтобы старшие подтянулись в учебе, – они отставали по некоторым предметам. Но, предполагаю, что больше всего я помогла Егору в другом. Его старшим, Василисе и Варваре, было почти 14 и 12 лет. Сложный переходный возраст, когда начинаются отношения с мальчиками, когда мучают сомнения «что надеть на свидание?», «звонить ему или не звонить?» Я разруливала проблемы, как могла. Особенно мое участие требовалось в случае с Василисой. Она девочка видная, красивая, каждый второй участник «Шанса», включая Кузьму, был немного влюблен в нее. 
В какой-то момент она начала встречаться с солистом группы «Антитела»

Мы с Егором схватились за голову. Не знаю, как поступили бы другие родители, но я решила выбивать клин клином. Взяла ее с собой в тур. Говорю: «Давай ты поедешь со мной на гастроли и узнаешь, что ждет в будущем девушку певца. 
В каждом городе у него – поклонницы, девицы, а еще постоянные гастроли, переезды. Ты его и видеть не будешь. Поговори с женами моих музыкантов. Надо ли тебе это?» Мне кажется, сработало. Со средней, Варварой, другая история: она гораздо более сдержанный и скромный человек. Для нее самый важный человек в жизни – это отец. Я говорила, что в юности была точно такой же, и до сих пор мой кумир, идеал мужчины – папа. И Варя твердо знала: чтобы заслужить одобрение отца, нужно хорошо учиться, заниматься спортом. С ней проблем не было, нужно было лишь бережно относиться к ее переживаниям.

– А младшая дочка? Ведь за двухлетним ребенком нужен особый уход.
Вероника по большей части была под наблюдением своей бабушки, мамы Егора. Обычно я приходила домой достаточно поздно, когда малышку уже давно уложили спать, и мы не так много времени проводили с ней, как со старшими девочками. Кроме того, через несколько месяцев Вероника очень потянулась ко мне, стала называть мамой. 
И, признаюсь вам, я испугалась. 
Я еще не понимала, станем ли мы с Егором настоящей семьей, будем ли вместе, но точно знала другое: если однажды ты позволишь маленькой девочке говорить тебе «мама», ты должна стать ей матерью на все сто процентов, навсегда. Любой другой поступок будет предательством по отношению к этому крохотному существу. И в этот момент я сознательно взяла дистанцию. В то время я не имела право на это звание.

– А когда вы с Егором поняли, что все же будете вместе?
Мы пытались понять это пять лет, а в итоге… расстались. Теперь уже навсегда. Помню, на второй-третий день знакомства мы сели с ним в самолет и улетели в ближайшую теплую страну, в Эмираты. Сняли номер, гуляли и часами разговаривали, говорили просто взахлеб! Каждый рассказывал о своей жизни во всех подробностях: что и когда было, что любим, а что нет, чего хотим. И с каждым днем влюблялись друг в друга все больше и больше. Вернувшись в Киев, Егор снял квартиру на соседней улице. Он был категоричен: «Я не буду жить у женщины. Это непозволительно». Такова была его жизненная позиция. Его старшие девочки тогда тоже жили отдельно, малышка – с бабушкой.

А теперь представьте себе мужчину, который руководит двумя предприятиями, растит трех дочерей и при этом влюблен. 
В течение дня он объезжал минимум 3-4 адреса: работу, младшую дочку, старших и уже вечером, измученный, издерганный, переживающий сразу за всех, приезжал ко мне. Я понимала, что долго так продолжаться не может – быстро устанет от такой странной жизни.

И когда Егор уехал по бизнесу на две недели в Китай, созвонилась с его мамой, спросила, как она отнесется к идее жить вместе и, услышав положительный ответ, сняла двухэтажную квартиру на улице Павловской возле телеканала «Интер». Тогда я работала в программе «Шанс» и хотела быть поближе к дому. Квартира была пустой, за две недели я полностью обставила ее. Сделала кое-какой косметический ремонт, купила мебель (часть привезла его мама), выбрала посуду, оформила детскую и даже отдельный детский санузел для маленькой, куда не должны были ходить взрослые девочки, которые могли принести из школы микробы. Егор вернулся из Китая и сразу попал в уютный дом – со шторами, подушками, картинами на стенах. В этом доме мы впервые поселились все вместе: мама Егора, три его дочки, я и весь мой огромный сценический гардероб, который занял отдельную комнату.

– Почему же ваша совместная жизнь не задалась?
Не могу сказать, что мы плохо жили вместе. Но в какой-то момент Егор стал часто обижаться, говорить: «Мне тебя не хватает. Твой шоу-бизнес повсюду! Я не хочу приходить домой и видеть, как тебе делают прическу и макияж стилисты и визажисты, а на кухне сидит администратор. У меня нет ощущения дома». Возникло напряжение. И я приняла другое решение: «Хорошо. Давай я вместе со своим гардеробом поживу отдельно и весь свой шоу-бизнес прихвачу с собой. Попробуем жить так». Ведь артистические семьи достаточно часто живут в двух разных квартирах.

– И вы вернулись в свою квартиру на Шелковичной?
Нет, Егор купил соседнюю квартиру на лестничной клетке. То есть по факту мы жили в двух квартирах, но по сути – одной семьей. Вместе ужинали вечером, потом мы с Егором укладывали детей спать и уходили ко мне, утром приходили, завтракали, отправляли девочек в школу. 
А мой «неудобоваримый» шоу-бизнес обитал на другой площади.

– Неужели не возникало никаких накладок?
Был один смешной случай. Мы покупали девочкам в основном спортивно-нарядную одежду, подходящую для школы. И вдруг меня с Егором приглашают на прием к Президенту Виктору Ющенко. 
В их семье много детей, и мы тоже должны были прийти с детьми. Конечно, у девочек не было вечерних платьев, я дала им свои «от кутюр», две пары обуви, украшения с маленькими бриллиантами – все, что положено для подобного мероприятия. А позже, когда они собрали эти вещи, чтобы вернуть их в мой гардероб (тот самый, проживающий в соседней квартире), бабушка сложила все в черный кулек.

И одновременно попросила Егора вынести мусор в похожем черном кульке… Вы уже догадались, чем закончилась эта история? Вместе с мусором Егор выбросил два моих вечерних платья и норковую шубу. Конечно, он был страшно смущен и через 10 дней подарил мне новую.

На самом деле, в этих квартирах по соседству мы прожили самый долгий и, возможно, самый счастливый период. Мы серьезно подумывали о том, чтобы подать заявление в загс, я очень хотела ребенка… Но тут случилась авария. После аварии были «Танцы со звездами-2». Я с больной рукой пошла танцевать, хотя Егор был категорически против. Он мне сказал тогда: «Смотри, твоя авария – это знак, что тебе нужно остановиться». А я ответила: «Ты не понимаешь, именно работа меня и вылечит. Если не начну сейчас танцевать – буду болеть еще очень долго».

По сути, наши отношения можно определить так: Егор – человек, который живет сегодняшним днем, он хочет быть счастливым сейчас. Хочет, чтобы здесь, сегодня же вечером ему был хорошо и тепло, по-семейному уютно. А я – человек, который вечно живет завтрашним днем, я постоянно думаю о новых вершинах, каких-то новых величинах, о завтрашних проектах. И в этом, наверное, главное наше несоответствие. Мне крайне редко бывает хорошо здесь, сегодня и сейчас.

– Значит, в вашем окончательном разрыве вы считаете виноватой себя?
Слишком долго рассказывать всю нашу историю. Мы столько раз расходились. Последняя попытка была в прошлом году, в мой день рождения. Сегодня я могу сказать, что сделала для себя грустный вывод: Егор был лучшим мужчиной в моей жизни. Я до сих пор считаю, что он идеальный мужчина во всех отношениях, хороший руководитель бизнеса, спортивный, молодой, умный, развивающийся, постоянно читающий новую литературу. Та женщина, которая окажется рядом с ним, – будет бесконечно счастлива. 
И он обязательно еще создаст свою настоящую семью.

Но если даже рядом с таким мужчиной, как он, я не смогла стать хорошей женой, возникает вопрос: могу ли я в принципе быть счастливой в семейной жизни? Я все чаще задумываюсь, что карьера публичного человека и нормальная семья несовместимы. Конечно, я не теряю надежды. Я верю и надеюсь, что в моей жизни будет все хорошо. Но честно скажу, на сегодняшний день не могу представить: как, когда и с кем? Каким должен быть мой мужчина? – это скорее гипотетический вопрос, потому что мужчину еще лучше Егора я не могу сейчас даже вообразить.

новости партнеров
Loading...