Даша Малахова: откровенное интервью

Все самые яркие и значимые страницы жизни Даша разделила с Viva! Поэтому совершенно закономерно, что первыми, кому популярная телеведущая сообщила радостную новость о своей беременности, стали мы.

Bести беседу с Дашей Малаховой – сплошное удовольствие. Какую бы тему ей ни предложили, все будет воспринято с энтузиазмом, обо всем Даша готова поговорить с присущим ей юмором, позитивом и знанием вопроса: кулинария, дети, подбор домашнего персонала, театральные премьеры, путешествия, мода, новинки литературы и кино, благотворительность, дизайн интерьеров, закулисье шоу-бизнеса… Наверное, подобная универсальность объясняется тем, что Малахова обладает редким качеством – она бесконечно любо-
знательна, открыта миру и черпает вдохновение в самой жизни, радуясь всем ее проявлениям.
Но при всем богатстве тематического выбора, поводом для нашей нынешней встречи стала новость номер один – Дашина беременность. И хотя о том, что наша героиня второй раз готовится стать мамой, мы знали еще несколько месяцев назад, было решено не торопиться с интервью и фотосессией, «подпустив ситуацию поближе»…

– Дашенька, вот теперь, глядя на тебя, уже можно предметно разговаривать.
(Поглаживая живот) Да, пирожочек поспевает (смеется).

– Под твоим чутким руководством… Ты уже можешь сказать, кто у тебя там?
Мальчик. Мы сейчас как раз выбираем имя. Пока что остановились на двух.

– Кто участвует в обсуждении: ты, Чаба и Матяш?
Матяш уже озвучил свое решение: заявил, что брата нужно назвать Запора. Это его любимый герой из какого-то мультфильма. Мы сказали, что классная идея, над которой мы обязательно по-
думаем (смеется). Одно могу сказать: имя подбираем такое, чтобы красиво звучало и по-русски, и по-венгерски. Вот что-то похожее на Матяш. Ведь это имя было находкой! Никакое другое имя не подошло бы так идеально: Матяш и пахнет, как Матяш, и выглядит, как Матяш, и характер у него, как у Матяша. Ничего другого невозможно себе представить.

– А почему имя должно быть обязательно венгерским?
Так кто же захочет быть с отчеством Чабович и фамилией Бакош?! Тут отцов-то не выбирают (хохочет), поэтому остается подстраиваться. Главное, чтобы не получилось как в анекдоте: «Крик из окна в спальном районе: «Ричард, хапай Изольдочку и бегом додому, бо Фердинанд об…ся!»

– Твоя самоирония обезоруживает. Как и здравый смысл. Скажи, вы планировали второго ребенка? Это осознанный шаг?
Полуосознанный. Может, уже к третьему и будет осознанный – Матяш-то вообще не был запланирован. В этот раз скажем так: мы давно хотели ребенка, все для этого делали, но когда это случилось, все же были очень удивлены и рады.

– Как Матяш отнесся к известию, что вскоре у него будет брат или сестра?
Знаешь, он как-то толерантно воспринимает мир и умеет радоваться тому, что есть. Когда я ему сообщила после УЗИ, что у него будет брат, то после активной мозговой деятельности Матяш сказал: «Классно!» Вообще, он умница. И большой хитрец – при помощи своей обезоруживающей улыбки добивается всего. 
Я думаю, что это ребенок будущего – минимум агрессии, максимум хитрости и улыбок.
А еще он очень ласковый мальчик, ему приятно приносить радость. Может вдруг подойти, обнять или поцеловать. По утрам гладит меня по лицу и говорит: «Мама, просыпайся, хочешь, я тебе сделаю массаж?» Если я вдруг заплачу, он начинает меня уговаривать, что все у нас хорошо и плакать нет причин.
Такое вот замечательное дитя. Я очень довольна им и думаю, что он – прекрасная реклама для создания второго тома. Поскольку первое издание читателями было принято хорошо, можно писать вторую книгу. Матяш меня очень вдохновляет, он очень нежный, и действительно ждет второго мальчика, хочет брата.

– Скажи, а тебе не хотелось бы иметь «комплект»? Старший сын, младшая дочь, семь лет разница. Идеальный расклад.
Знаешь, никогда не хотела «комплекта», хотя этого мне желали все подруги. Когда я им объявила, что у меня второй мальчик, одна из них сказала: «Ой, ну ничего страшного, не огорчайся, в следующий раз будет девочка». Но на самом деле, мы хотели мальчишку, мне с ними легче, комфортнее, да и привычнее. Я ведь и сама такая пацанка, так что не знаю, как у меня получилось бы с воспитанием девочки.
А вообще, я же не просто так мальчиков рожаю. У меня есть цель в жизни – воспитать прекрасных мужей, чтобы когда-нибудь невестки пришли ко мне и сказали: «Даша, вы супер! Спасибо, что вы нам воспитали таких достойных мужчин». Вот это и есть счастье. Так что я готова тратить жизнь на то, чтобы в будущем мой ребенок был счастлив уже в своей семье, чтобы рядом с ним была счастливая женщина.

– Даша, какая же ты молодчинка! Живешь не сегодняшним днем, а с перспективой на будущее.
Ну, не только же деревья сажать. Мы здесь всерьез и надолго, так что нужно смотреть в будущее.

– Что ты имеешь в виду под «деревья сажать»?
За месяц до кризиса мы купили землю недалеко от Киева. Со строительством пока подождем, но у нас в семье есть мудрая женщина, бабушка Чабы, которая сказала, что дом-то мы можем пока и не строить, а вот деревья посадить нужно. Чтобы к тому времени, как будет дом, он не стоял один-одинешенек среди голого участка. Такая вот закарпатская мудрость. Так что мы сейчас занимаемся фруктовым садом. У Чабиного родственника-мичуринца берем саженцы – виноград, яблоки, клубнику. Я думаю, что и у нас скоро будет свое фруктовое производство. А там и дом построим, думаю, годам к сорока… Живя в Англии, я вкусила прелесть жизни в частном доме. Ты, молодой и красивый,  сидишь и смотришь на овец, лошадей, никуда не спешишь, тебе звонят друзья, сообщают, что отправляются в паб или на выставку, что они вспоминают о тебе и очень любят… В общем, такая себе сельская неторопливая и уютная жизнь. Так что мы решили чуть-чуть побыть в городе, а потом поехать в деревню, когда созреем (улыбается).

– И снова ты, Даша, смотришь в перспективу. Подготавливаешь счастливую – не скажу старость – зрелость.
Ну да, дом, яблоки и клубника – это все зрелость (смеется).

– Погоди, давай-ка вернемся в реальность. Вот скажи, ты оставляла какие-то детские вещички Матяша с прицелом, что они пригодятся второму ребенку?
Мы почти все раздали – и одежду, и обувь, и коляски... Оставили себе пакет, буквально несколько вещичек, особо близких сердцу. Вот о них мы точно знали, что оставляем их для следующего ребенка, благо мы никогда не делали акцент на розовом-голубом, все было нейтральных цветов.
И вот однажды мы с Чабой летели из Крыма, возвращались из театрального тура, и к самолету подъехала машина скорой помощи. Из машины вышли женщины с двумя младенцами и ручным дыхательным аппаратом. Как оказалось, детки только родились, у них были проблемы с сердцем, и в этот день они летели в Киев на операцию. Мы сидели в салоне и прислушивались к ритмичному звуковому сигналу, который означал, что малыши живы. Так мы просидели час в воздухе с детьми, которые находились между жизнью и смертью. Это было очень страшно. Уже выходя, я дала одной из женщин записку с номером телефона и сказала, что она может обращаться в любое время и по любому поводу.
Она позвонила в течение двух часов и попросила привезти ей йогурт и какую-нибудь одежду для малышей. Я автоматически взяла пакет с вещами Матяша и отвезла ей. Самое приятное было то, что спустя полгода эта женщина позвонила мне и сказала, что дети выздоровели, с ними все хорошо, и что она хочет вернуть мне вещи.

– Даша, какая удивительная история! Твой второй ребенок наденет «счастливую» одежду.
У нас вообще такая тенденция: мы очень любим, когда вещи «зарядились» чьей-то хорошей энергией.

– Скажи, а вещи для любимого чада должны быть дорогими?
Я не поклонница дорогих детских брендов. Считаю, что все эти барбери и габбаны становятся прекрасными только тогда, когда их относило не меньше трех поколений. Мой дом не сможет соответствовать высоким маркам, не впишутся они в нашу жизнь. Мы любим резиновые сапоги, всякие дождевики, рюкзаки, часы…

– Мне кажется, что у каждой мамочки в магазине детской одежды возникает желание опустошить все прилавки.
Я люблю, когда к нам переходят в наследство вещи от тех семей, где все хорошо. Обожаю эти вещички, они и пахнут ребенком, и мягкие такие. Новые вещи меня мало радуют, разве что они подарены от души или я Матяшу покупаю что-то особенное. Он у нас вообще не шмоточно ориентированный парень. У него вещи появляются, как в советские времена: что-то привезено из-за границы, что-то подарено, что-то куплено по случаю.

– Значит, к рождению второго ребенка ты не слишком готовишься в практическом плане.
Почему же, готовлюсь. Сейчас начинаю переделывать нашу спальню в спальню ребенка. На все лето сняли дачу за городом, отличный комфортабельный дом с бассейном.

– Когда-нибудь и у вас такой будет…
Обязательно будет! А вообще я считаю, что детей не нужно приучать к каким-то объемам, к множеству вещей. Мне бы хотелось, чтобы они жили с ощущением легкости, с осознанием того, что достаточно одного рюкзака. Нужно, чтобы дети были людьми планеты.
И я говорю это при том, что обожаю гнездиться! (Смеется) Как и моя мама, я постоянно занимаюсь украшательством, привязываю бантики ко всему, к чему только можно их привязать. Если у меня какая-то упаковка или красивая лента, то я никогда не выброшу – всегда найду ей какое-то место. И дело не в скупости – я ведь могу пойти в любой магазин и купить что-то красивое и дорогое. Но часто у меня бывают такие моменты, когда мне что-то хочется сделать самой. Например, я хочу в детской спальне поклеить обои, а бордюр нарисовать с Матяшем.

– Ты с Матяшем занимаешься какими-то прикладными фишками – лепите, мастерите, рисуете? Вообще, как вы проводите досуг?
Чаба самый лучший  в мире родитель и папа, вместе с Матяшем он готов горы свернуть. Мужчины любят устраивать гонки на машинках с дистанционным управлением, всякие вертолеты запускать. А я люблю с Матяшем готовить на кухне или просто его целовать. Из меня никудышная вырезальщица, вышивальщица и лепильщица. В глянцевых журналах и книгах есть фотографии, где счастливые родители с детьми на диване читают книги. Но я им почему-то не верю. Ни одна фотография не способна меня убедить, что родители получают от этого процесса истинное наслаждение.

– Ты либеральная мама?
Мы с Матяшем обожаем поваляться в кровати, посмотреть запрещенный телевизор, поиграть на iPad. И мне все равно, что об этом скажет педагогический совет. Я получаю кайф от того, что разрешаю Матяшу не доесть кашу. И я думаю, что если бы в детстве каждого ребенка был человек, который сказал бы хоть иногда: «Не хочешь – не ешь», это было бы круто!
Ведь детей с раннего возраста ставят в какие-то рамки, им постоянно внушают, что они должны. Это очень несправедливо по отношению к детям.
Так было в моем детстве: когда я очень не хотела идти в школу, родители говорили мне: «Просто не иди, только не ври, что у тебя болит горло».

– Беременность красит женщину. Мне кажется, это сказано о тебе. Ты прекрасно выглядишь. В тебе появилась особая женственность, мягкость.
Знаешь, я вообще люблю период беременности, родов, кормления. Во-первых, потому что муж становится ко мне особо внимательным, а это большая редкость (смеется). Это шутка! И, кроме того, я лишний раз и себе, и другим напоминаю, что я женщина. У меня ведь ярко выраженные лидерские качества, я иду по жизни довольно агрессивно. Не в смысле плохо, а очень активно – и в профессии, и в домашней жизни. Поэтому я оцениваю беременность, не как временное «контейнерство», а как источник новых эмоций. Я понимаю, что черпаю для себя что-то очень важное, повышаю свой статус и цену.

– Как ты думаешь, с появлением второго ребенка что-то изменится в ваших отношениях с Матяшем, Чабой? Сейчас в семье существует определенный уклад, вас трое, вы привыкли к определенному образу жизни и общения.
Я думаю, что в нашей семье очень много любви и места для новых людей. Мы ждем нашего малыша и нам есть, что ему рассказать.

Татьяна Витязь

новости партнеров
Loading...