танцуют все

Александр Бобик: «Я выбрал танцы вопреки всему!»

Откровенно о детстве, шоу-бизнесе, телешоу и танцах.

 Александр Бобик не всегда был режиссером-постановщиком, учредителем, руководителем и хореографом. Когда-то он был простым танцором, а еще раньше занимался боксом.

 Но однажды танцы изменили его жизнь и Александр ничуть об этом не жалеет, ведь именно хореография помогла ему осуществить мечты, которые в далеком детстве казались несбыточными.

 Саша, помнишь, когда танцы появились в твоей жизни? Наверняка, как у всех, в раннем детстве?

 Мое детство было напрямую связано с папиной работой – он был замначальника Уголовного розыска Черниговской области и я очень много времени проводил с ним. Отец, конечно же, всегда жаждал, чтобы сын пошел по его стопам. Мне же всегда был интересен спорт. Я с шести лет занимался спортивной гимнастикой.  Раньше тренера ходили по школам и садикам, набирая в свои секции ребят. Я был еще в детском саду, когда пришел «взрослый дядя» и спросил: «Кто здесь самый сильный?». Чтобы доказать свою силу, нужно было подтянуться 8 раз, что я без труда и сделал. Узнав о том, что теперь я буду заниматься спортивной гимнастикой, мои родители были счастливы, поскольку я был шебутной, энергичный и приносил им тем самым немало хлопот (смеется).  Одним словом, с гимнастикой все складывалось неплохо.  Мне очень нравилось. А вот танцы появились в моей жизни довольно поздно… лет в 14-15. В тот период спортивная гимнастика начала понемногу отходить на второй план: она не финансировалась со стороны государства, и, соответственно, не было развития. А уже поступив в институт, я начал заниматься еще и боксом.  Было много соревнований и, соответственно, много медалей. Про танцы я тоже не забывал. Но нельзя заниматься двумя вещами одновременно, поэтому в итоге я выбрал танцы.

 Но почему?

 Видишь ли,  таких боксеров, как я, очень много, а в танцах я чувствовал силу и знал, что смогу чего-то добиться. Понимал, что это мое. В 1995 году мы с Тарасом (более известный как T-Rock – прим. ред.) знакомимся с тогда еще начинающей певицей Камалией и группой «Вхід у змінному взутті» и начинаем работать с ними. С Камалией работали много. Часто ездили на гастроли. А потом был конкурс «Пісенний вернісаж», где она заняла I место. Победителю устраивался масштабный тур городам Украины. И вот там-то мы и познакомились с огромным количеством известных людей. Такими, так Антон Мухарский и его отец, Лери Винн, Петя Черный и многие другие. В 2000 году мы начали работать с Александром Пономаревым и перебрались из Чернигова в Киев.

 Вы были новаторами в своем деле, ведь тогда даже слово такое «шоу-балет» практически никому не было известно. Трудно пришлось?

 Нет. Как раз наоборот. Нам было очень легко. А все потому, что мы не делали из своей работы деньги, не стремились на ней зарабатывать. Мы просто делали то, что любим, и были счастливы. Шоу-бизнес тогда рос без понимания шоу. Спустя какое-то время людям надоело смотреть просто на певца. И артисты начали понимать, что танцевальная поддержка – это элемент, который влияет на их шоу.

 Но во всем этом был один большой плюс – не было конкуренции!

 Ничего подобного. Конечно, тогда балетов было в разы меньше. Но я  всегда стремился к тому, чтобы конкуренция была. Сейчас, к примеру, танцоров много, а вот конкуренции нет, потому что нет работы.  Мы в свое время посещали с концертами в туре по 30 городов в месяц: тратили много сил, шили костюмы, готовили программы. А сейчас балеты распадаются, потому что нет работы. Шоу-балет – непостоянная величина. Большинство состоявшихся украинских танцевальных коллективов сейчас работают за рубежом. Сейчас, увы, все скатилось к обнаженке и стриптизу. И так будет продолжаться, пока народ не пресытится.

 Почему так случилось, как ты думаешь?

 В этом, на самом деле, нет ничего удивительного. Мы проходим такие же этапы развития индустрии развлечений, как и другие страны. Просто у нас все это происходит медленнее. Мы одно время долго работали в Австрии.  Так вот, там, к примеру, не была настолько популярна сексуальная тематика как в нашей стране. Все связано с образованием народа, менталитетом страны.

 Саша, ты был членом жюри шоу «Танцюють всі». Как считаешь, подобного рода конкурсы помогают начинающим танцорам?

 Сказать по правде, я не смотрю подобные шоу. Мне вообще не нравится телевизор (смеется). Я люблю все настоящее, а телевидение – это магия, которая с реальной жизнью не имеет ничего общего. Тем не менее, это шоу дало огромный толчок для развития танцоров. Им нужны такие толчки, чтобы стремиться к чему-то. Уж можете мне поверить. Но дело в том, что последние года три, я себя как танцор не позиционирую.

 Ты теперь только преподаватель?

 Если ты танцуешь и делаешь это хорошо, то рано или поздно ты просто обязан начать преподавать. Первые попытки преподавания я начал делать давно. Я начал танцевать, когда учился в 9-м классе. И только лишь когда набрался достаточно опыта, попытался поставить свое умение на финансовые рельсы, поскольку считаю, что каждый труд должен оплачиваться. Мне нравится преподавать. Я знаю, что у меня это получается. И я очень радуюсь, когда мои ученики делают успехи.

 Но насколько мне известно, ты не просто преподаватель танцев. У тебя своя танцевальная студия под названием Dance CentreMyway?

 Да. Мы открылась в 2005 году и за это время выросли в нечто большее, чем просто танцевальная студия. Нас с уверенностью можно назвать некой танцевальной машиной, которая является бесспорным лидером в Украине. На данный момент мы переехали в новое помещение, размер которого составляет 1600 кв. м. Помимо 10 танцевальных залов, там есть зона отдыха, кафе, магазины. Я всегда хотел сделать большой танцевальный центр. В детстве называл его «Дворец рэпа» (смеется). Зарисовки какие-то делал… Так что, если хотите, это реализация моей детской амбициозной мечты.

 «Дворец рэпа»? То есть стиль танцев, которым здесь будут обучать, уже определен?

 Я всегда считал себя хип-хоп танцором. Сейчас мы позиционируем себя как Школа современного танца. Мы обучаем контемпу, джайву, стомпу. У нас есть даже хип-хоп на каблуках. Кроме того, обязательно будет йога, бальная хореография, рок-н-ролл, танец живота, афро, андеграунд и много чего еще. Мы во многом пионеры, поскольку вводим такие стили, которые на украинском рынке еще не изучены.

 Саш, если бы сейчас была возможность вернуться на много лет назад, что изменил бы в своей жизни? Связал бы ее с танцами?

 Ничего не стал бы менять. Начал бы жизнь точно так же. Я рад, что она вот так сложилась. Спасибо Богу, который направляет и помогает. Конечно, есть свои трудности, но мы их преодолеваем. Мне все в жизни удалось: есть классная работа, которую я люблю, которая приносит мне доход, есть шикарная команда, хороший коллектив. Я из рядовой семьи, где мама работала на заводе, а папа в милиции. У меня никогда не было мозгов бизнесмена, они появились только сейчас. Но при этом я уверен, что финансовый вопрос в этой жизни решает далеко не все. Я абсолютно уверен, что деньги – это приходящее, а искусство вечно.

 Саша, сейчас у тебя самого подрастает сынишка, и наверняка пришел твой черед мечтать, чтобы он пошел по твоим стопам, как когда-то хотел твой отец?

 Несмотря на свой маленький возраст, сын уже танцует. И я расцениваю это как знак (смеется).  Поживем-увидим! Я хочу, как и, наверное, каждый заботливый отец, дать своему ребенку очень много. Но при этом мне бы хотелось, что он сам для себя выбирал, что ему больше по душе.

 

новости партнеров
Loading...