Алан Бадоев, Жанна Бадоева, развод, интервью

Жанна и Алан Бадоевы: две версии развода

Развод Алана Бодоева и его жены Жанны трудно классифицировать как хрестоматийный. О причинах разрыва – в эксклюзивных интервью для Viva!

Как правило, развод – очень болезненный этап в жизни су-
пружеской пары. Тем более, если это публичные люди. Обычно подробности скрывают, причины вуалируют под классическую формулировку «непримиримые противоречия», часто «противоборствующие» стороны выливают ушаты грязи на своих экс-возлюбленных. В случае с Аланом и Жанной Бадоевыми дело обстоит иначе – никакого надрыва, никаких взаимных претензий и дележа имущества. Все интеллигентно, пристойно, со взаимным уважением. И с улыбкой… легкой грусти.

Жанна Бадоева

– Жанна, вы с Аланом оба прекрасно держите марку. Наверное, это не так просто в случае разрыва отношений?

На самом деле, нам нечего нервничать и переживать. 
В нашей жизни нет трагедии и драмы. И если бы в последнее время в прессе не стали появляться непонятные домыслы и вопросы, мы бы спокойно развелись, и мало кто об этом бы знал. Но мы решили рассказать все, как есть. Только вашему изданию и только один раз.

– Итак, твоя версия развода, что же произошло?

Понимаете, это случилось не в один момент. Процесс был вялотекущим. Вначале мы думали, что, возможно, просто устали, что это депрессия, а потом окончательно сформулировали для себя: любовь закончилась. Это конец. И не стоит тянуть за уши те отношения, которые  уже давно умерли.


– И вы не делали попытки реанимировать чувства, поговорить друг с другом,   обратиться к психологам, наконец?

Мы прошли долгий путь, чтобы принять сегодняшнее решение. Реанимировать отношения следует тогда, когда есть обоюдное желание что-то изменить. Мы пытались понять и что-то решить… Я постоянно находилась в командировках. И каждый раз, возвращаясь, отмечала про себя, что между нами все больше прохлады и отчуждения. Мы оба уже понимали, что это не нужно  ни мне, ни ему. Любви нет…  Это длилось на протяжении полутора-двух лет.

– Зачем же тогда последние два года вы давали совместные интервью и делали фотосессии. Тогда вы уверяли всех вокруг, что в вашей семье идиллия. Старались таким образом доказать себе и другим,  что вы  семья?

Это и была попытка реанимации отношений. 
Я против того, чтобы в браке (особенно, где есть дети) все рубить с плеча. В супружестве есть свои падения и свои взлеты. И это нормально. Мы пытались и искренне надеялись, что это возможно – спасти наш брак, и не хотели думать, что все кончено. 
И когда это стало очевидным, мы и приняли это решение.

– Если это закончилось полтора года назад, тогда почему только сейчас вы решили развестись?

Тогда для нас это было бо-
лезненно. Но постепенно мы пришли к тому, что развод – единственная возможность остаться друзьями. Ведь мы с Аланом знакомы 12 лет и начинали с того, что бы-
ли друзьями: учились в одной группе, работали вместе, компания у нас была одна. Нас объединило поразительное родство душ. А потом эта дружба удивительным обра-
зом переросла в отношения, страсть, любовь, мы поженились. 
И вот теперь мы снова пришли к начальной точке – мы снова друзья. По-прежнему друзья.    

– Кто из вас поставил последнюю точку и все-таки озвучил решение подать на развод?

Я… Вернувшись из очередной командировки…

– Когда это произошло? Слухи о том, что вы разводитесь, циркулируют уже полгода.

Да, примерно тогда.

– И вы разъехались?

Мы уже  давно не живем вместе. Но и прежние наши отношения назвать совместной жизнью  сложно: меня и его никогда не бывало дома. Последние полтора года мы уже не принадлежали друг другу – мы принадлежали работе… И вот 
эта рутина убила романтику. Сейчас мы живем в разных квартирах, но мы по-прежнему друзья.

– Когда вы отправлялись в другую страну на съемки «Орла и решки», то останавливались в разных номерах отеля?

(После паузы) «Орел и решка» был последним островом  спасения. Романтические волны сменялись усталостью друг от друга, но чаще всего мы были вместе.

– Вы ссорились как муж и жена? Или это были сугубо дружеские ссоры?

Очень странный вопрос… Мы оба вспыльчивые люди и, порой, просто готовы убить друг друга,  если речь заходит об общих проектах. Во всяком случае, он любого убить готов (смеется).

Моя правда в том, что когда умерла любовь, нет смысла быть вместе. Я не такой человек, чтобы годами дальше тянуть отношения, основываясь на уважении и дружбе. Я хочу быть счастливой женщиной, и теперь точно знаю схему, которая мне нужна в отношениях с любимым мужчиной.

– Какая же это схема?

Классическая. Для кого-то это нудно и старомодно, я же считаю ее вечной: чтобы я просыпалась и готовила кому-то завтрак, возвращалась домой – и меня кто-то ждал.

– Жанна, ты сказала, что знакома с Аланом 12 лет. Расскажи, как начинался ваш роман?

Я уже говорила, мы вместе учились на режиссуре, вначале были просто друзьями, а потом что-то произошло… Кстати, в танце. Алан потрясающе пластичен, и в какой-то момент (мы с ним танцевали что-то латиноамериканское) я почувствовала: «Ого, что-то происходит!»

– Однажды мы видели вас на дне рождения Наташи Могилевской. Вы танцевали весь вечер, и от вас невозможно было оторвать глаз.

Да, мы любили танцевать. Кстати, как только у нас началось охлаждение в отношениях, мы перестали это делать.

– У вас была свадьба?

На роспись в загс мы отправились в спортивной форме, но потом все-таки захотелось праздника. Я обожаю свадебные платья и, поскольку для Алана это был первый брак, решила сделать ему такой подарок. Специально для этой вечеринки я купила у Лили Пустовит свадебное платье, а Алан надел футболку. Мы заказали лимузин и закатили вечеринку, на которую съехались все наши друзья. Интересно, что наша свадьба происходила в абсолютно солнечный летний день, но вдруг небо стало черным, на улице потемнело до сумерек, налетел ураган, который просто смел накрытые столы, а затем хлынул ливень.

– … предвещая непростую семейную жизнь… Жанна, но ведь было же у вас ощущение счастья в первые годы жизни с  Аланом?

Конечно, было! Страсть, любовь. Мы были по-настоящему одним целым, доверяли друг другу и верили в самое прекрасное будущее. Всего было много. Мы всегда были парой итальянского темперамента. Хотя, если рассматривать наши отношения с классической точки зрения, ни один нормальный человек нас не понял бы изначально. Не знаю, как это лучше объяснить, но когда между мужчиной и женщиной есть родство душ, ты мало о чем-либо другом задумываешься. Тебе интересно с человеком, он делится с тобой своим идеями. И если эта картинка совпадает с твоей, то это и есть родство душ. 
У нас такое было. Во всяком случае, моя картинка ему подходила, а его мне. Думаю, со стороны мы всегда казались немного сумасшедшими… Но все прошло.

– У близких друзей ваш развод не вызвал удивления?

Нет.

– Нужно отдать должное всему вашему окружению…  У вас давно охладели чувства и живете вы порознь, но слухи оставались слухами до тех пор, пока фото с твоим новым другом не появились в Интернете.

Не буду отрицать, что у нас были с Аланом отношения, непонятные для окружающих. Но наши друзья чувствовали, что это сугубо личное и что их это вообще не касается. Супруги могут между собой ругаться, драться сковородками, ссориться или мириться. Быть может, это только подстегивает обоих, словом, устраивает обе стороны.

– Ты поддерживаешь отношения с отцом Алана?

Конечно! Лолита же его внучка!

– Жанна, а вы собираетесь делить с Аланом имущество?

Нет, разумеется! У нас же дети! И они остались жить со мной, а Алан всегда к нам может приходить. Мы вместе проводим свободное время. Мы очень хотим сохранить главное – дружбу, уважение и ощущение семьи для наших детей. Когда они повзрослеют, то все поймут и будут уважать нас за это. Пусть это будет для них примером нормальных человеческих отношений, которых так мало сегодня.

– Алан – твой второй муж, до него ты уже состояла в браке.

Да, он был счастливым до тех пор, пока мой первый муж от меня не сбежал. Фактически я осталась одна без средств к существованию с семимесячным ребенком на руках. Я тогда училась на первом курсе театрального института и занималась режиссурой. Накануне моего поступления муж предупреждал меня, что наши отношения разорвутся. Я не верила угрозе, потому что до этого мы прожили вместе целых 10 лет, у нас родился долгожданный ребенок. Он просто не выдержал. Мой первый развод был для меня просто ударом. Я не могла отойти от него долгих семь лет. Это была смертельная обида.

– Чем муж занимался?

Нефтяным бизнесом.

– Твоему старшему сыну Борису сейчас уже 14 лет. Его отец давал тебе деньги на его воспитание?

Нет, не давал. Правда, сейчас у нас с ним замечательные отношения. Он к себе забирает и Бориса, и Лолиту. Все дни рождения детей проводим вместе. Все отболело тогда, когда у меня родилась Лола – наша дочка с Аланом. И как только я забыла о предательстве, мы начали с ним отлично дружить. Он очень интересный мужчина, но только сейчас мне его искренне жаль.

– У него нет семьи?

Расставшись со мной, он еще два раза женился.

– Ты воспитывала сама Бориса. До встречи с Аланом как долго ты находилась в подвешенном состоянии и ребенком на руках? Скажи, а на что ты жила?

Так продолжалось около шести лет. Финансово мне помогали мои родители. Позже Алан взял на себя все заботы и ответственность за нашу семью.

– То есть Алан не сразу стал успешным режиссером, который взял ответственность за семью?

Нет, что вы! Вначале он был студентом, мальчиком, который на девять лет младше меня. 
И только когда мы поженились и у нас родилась Лолита, он как режиссер начал набирать обороты.

– Ты сейчас не скрываешь, что у тебя появился любимый человек.

Да, его зовут Сергей. Он хорошо знаком с Аланом, иногда мы вместе ужинаем. У нас «высокие отношения». Право на свою личную жизнь имеет каждый из нас. Сейчас мы оформляем это право официально.

– Жанна, первый твой брак был влюбленностью и драмой молодой девушки, второй с Аланом – это родство душ, творчества, страсти и любви. Сейчас ты встретила мужчину, и это опять любовь?

Скажу так: это человек, который заставил меня стать счастливой и почувствовать себя женщиной. Он обладает теми качествами, которые я всегда хотела видеть в своем мужчине. И дело не во внешности или в определенной профессии. Нет, я всегда представляла мужчину, который  просыпался бы утром и делал для всех завтрак. Это абсолютно бытовые мелочи. Но для меня это очень важно!

– Вы с Сергеем сейчас вместе живете?

Да.

– Чем он занимается?

Он вообще не имеет никакого отношения к шоу-бизнесу. Его бизнес другой направленности.

– Он состоятельный человек?

Это понятие очень отно-сительное (улыбается). Он самореализованный и самодостаточный человек! Именно он сделал меня счастливой своими поступками и отношением 
ко мне!

– Обычно самые строгие критики – это дети… Важно, как они отнесутся к новому мужчине мамы. Что говорят Борис и Лола?

Для меня это был главный критерий. И я с облегчением вздохнула, когда оказалось, что мои переживания напрасны. Мои дети приняли его тепло, как старшего друга, как человека, который делает их маму счастливой. Во многом в этом помогла и реакция Алана. Он как мудрый мужчина показал, что Сергей – это друг, которого нужно уважать и ценить.

– Вы одногодки или он тебя старше?

Нет, он так же как и Алан, младше меня на 9 лет (смеется). Какая-то заколдованная цифра «9».  Первый муж  был старше меня на 9 лет.

– Он не был женат?

Нет, в его жизни еще не было семьи. Он начинает все с чистого листа.

– Жанна, дети у тебя получаются красивые… Заходила ли речь о том, чтобы у вас родился ребенок?

Если в отношениях между мужчиной и женщиной есть любовь, то это подразумевается.

– Вы собираетесь пожениться?

Да, конечно. Хотим в этом году. Надо отдать должное Сергею: он интеллигентно ждет, чтобы я закончила формально наши отношения с Аланом.

– Жанна, мне очень нравится твой настрой и душевное состояние – ясная, свободная и удовлетворенная женщина. Все в гармонии.

Я прошла через многое и знаю, что такое страшно разводиться. После той боли, которую испытала при первом разводе, я была уверена, что второй раз не переживу подобного. Сейчас я чувствую себя замечательно и свободно. Желаю всем таких разводов! И благодарна Богу, что развод с Аланом я переживаю как некое освобождение… 
И восхищаюсь Аланом. Нужно быть сильным человеком, чтобы суметь перебороть в себе обиду, спокойно отпустить и пожелать счастья, удачи и здоровья. Ведь в каждых отношениях был яркий, ясный и солнечный период.

Что такое счастье? Я не знаю, ведь у каждого оно свое. Для меня это совокупность любви, любимой и интересной работы, возможность путешествовать, познавать мир и себя.  Сегодня у меня все это есть. Я довольна всем и благодарю своих учителей, вольных и невольных, за то, какая я сейчас. И главное – за то, что могу начать все с чистого листа.



Алан Бадоев

– Алан, вчера мы общались с твоей женой. Теперь уже бывшей. Наверное, тебе интересно, как она комментировала ваш разрыв?

Я бы не отказался послушать, но уверен, что она говорила правду и только правду (улыбается).

– Во всяком случае, в твой адрес не было сказано ни слова претензии, никаких обид, никаких упреков… Не часто встречаешь людей, которые после развода так хорошо отзываются друг о друге.

Моя жена – потрясающе умная женщина! Жанна – это особое место в моей жизни, ведь она мне подарила ребенка и создала меня таким, каким я есть.

– И все-таки развод…

Это решение не было импульсивным, сгоряча. Мы положили на весы все, что важно для нас обоих, и поняли, что нужно поступить именно так, не иначе. Мы были вместе 12 лет! Начиная со студенческой скамьи и до сегодняшних дней. Я не знаю, есть ли в нашем шоу-бизнесе такие пары, которые за столько лет не растеряли уважения друг к другу; пары, которые несмотря ни на что остаются очень значимыми друг для друга.

– Алан, конкретный вопрос: почему вы решили развестись?

Все очень просто: уже года полтора любви больше нет. Она растворилась. Это происходило постепенно.

– Значит, когда вы путешествовали по всему миру в программе «Орел и решка», вы уже не были близки?

Проект «Орел и решка» уже был последним импульсом.

– То есть вы все-таки пытались воссоединиться?

Может быть… И еще мы хотели подарить друг другу немного романтики, а с моей стороны это была еще и возможность уделить жене побольше внимания, потому что в последнее время мы мало виделись – работа оттаскивала нас в разные стороны. Да, возможно, мы пытались что-то вернуть. Иногда казалось, что все получается, все по-прежнему, но потом снова возникали какие-то ссоры, раздраженность.

Однажды утром, когда Жанна вернулась из очередной командировки, мы сидели на бордюре в отличном настроении и вдруг озвучили решение развестись. Мы признались, наконец, что любви больше нет. Что за 12 лет жизни мы пережили все: и ссоры, и испанскую страсть, и безумную любовь. А теперь наступил другой период в жизни. Нужно идти дальше.

– Дети – особо уязвимое звено в подобной ситуации.

Действительно, мы не понимали, как более деликатно этот момент разрулить, а потом само по себе пришло легчайшее решение. Мы поняли: а что меняется? Мы уже полтора года в «никаких» отношениях, вместе не живем: я живу у себя в офисе, Жанна – фактически в «Орле и решке». И дети, в общем-то, привыкли к подобному положению вещей.

Но главное, что мы поняли с Жанной: мы по-прежнему друг для друга важны, мы преданы друг другу, мы настоящие друзья. У нас, конечно, будут «появляться» любимые. Но не думаю, что и в моей, и в ее жизни появятся люди, которые будут знать о нас хоть часть того, что знаем мы друг о друге.

Это же 12 лет! Огромный отрезок времени, который начался в самом ярком периоде – студенчестве, когда у меня ни копейки за душой не было, когда мы с Жанной делили на неделю пиццу. Мы вместе прошли огромный путь. Потом я ей помог прийти к чему-то… Поэтому мы всегда будем открыты друг для друга.

Я не знаю, смогу ли я найти в ком-то еще такую магию безумной внутренней красоты, переходящей в неописуемую женственность. Но и такого придурка, как я, она тоже вряд ли найдет (смеется).

– В какой-то момент у вас начались размолвки, вы стали высказывать друг другу недовольство. Что тебя не устраивало в идеальной жене?

Знаете, с чего начинается книга о комиссаре Катани? С того, что он описывает свою жену: «Все, что меня когда-то будоражило и заставляло прыгать на стену, совершать подвиги, превратилось в то, что сейчас меня бесит больше всего на свете». Я понял, что эти строки обо мне. И это очень страшно: как тебя могут бесить какие-то нюансы в любимом человеке?

– Была ли в ваших отношениях ревность. Не творческая?

Конечно! Имея такую потрясающую женщину, странно было бы не ревновать ее. Ведь она всегда была на виду. Хотя я, собственно, ее и выбирал именно такой, находящейся в центре мужского внимания. Мне всегда нравились такие женщины, и я любил добиваться лучшего!

Правда, с моей стороны это всегда была необоснованная ревность. Если ты пройдешь с человеком слева направо, справа налево, попадешь в камеру, то потом идут звонки от мамы… И ты включаешься в какие-то глупые выяснения отношений… Это отнимает кусок жизни.

– Я представляю, как себя чувствовала Жанна после публикаций о тебе. Там ведь тебе приписывают отношения с мужчинами…

Я вспоминаю первый год нашей совместной жизни. Мы с Жанной как-то  повздорили, потом помирились, 
и тогда я сказал, что секрет нашего счастья в том, чтобы никого и никогда не впускать в свой мир. Пока мы следовали этому правилу, все было прекрасно. Потом появились подруги, друзья и шоу-бизнес. О тебе выходит статья, потом звонят твои подруги в кавычках… Этот яд попадает внутрь здорового плода, и он разрушается. Но при взрывном темпераменте, у нас никогда не было безумных и ужасных скандалов, все проходило достаточно спокойно.

– Твое мужское самолюбие, какие бы дружеские отношения с Жанной тебя ни связывали, не страдает от того, что у твоей жены есть любимый мужчина, с которым она, судя по всему, счастлива?

По поводу самолюбия: если бы я решил бороться, то выиграл бы. Но ведь самое главное – не проявлять эгоизм по отношению к человеку, которого любишь, уважаешь и ценишь. Мы два дня назад вместе ужинали с Жанной, Сережей и детьми. Провели потрясающее время! Я с этого вечера ушел счастливым, потому что заметил на лице моей жены то самое прекрасное выражение, когда все хорошо. Ушла дерзость, которой она оборонялась, и женщина реально стала счастливой! О каком самолюбии здесь может идти речь, тем более, полтора года у тебя нет отношений, кроме обязательств? Если ты не болен башкой, то должен радоваться за близкого тебе человека.

– То есть тебе за столом новой семьи твоей бывшей жены было уютно. А как Сергей себя чувствовал, как вели себя дети?

У нас есть традиция: каждый Новый год отправляться на отдых только с семьей. И было очень приятно получить от Сергея предложение продолжить эту традицию всем вместе, за что я по-мужски благодарен ему. Мы ведь не можем лишить своих детей праздника! А как дети себя вели? Лолита и Боря сидели за столом, и Лола задала главный вопрос: «Я не поняла, так вы развелись или нет?» Мы переглянулись с Жанной, вначале запнулись, а потом честно признались, что да, развелись, но ни для нее, ни для Бори это ничего не меняет. «Интересно, – сказала Лолита, – теперь у нас будет два папы?» Я замолчал и дал Сереже себя в этом моменте опередить. Он объяснил, что папа всегда один, а сам он детям – хороший и надежный друг. Молодец, правильно ответил.

– Алан, о такой идиллии можно только мечтать!

Я считаю, что нам с Жанной завидовали абсолютно все на нашем долгом жизненном пути. Я это очень серьезно ощущал, иногда меня это бесило, иногда радовало. Люди если чего-то не понимают – боятся, злятся и завидуют. Обычно разводы как происходят? С надрывом, желчью. Для нас же он стал освобождением. Наступил новый этап жизни. И я вместо того чтобы потерять, обрел своего близкого друга – Жанну и, надеюсь, еще одного друга – Сергея.

– Как отнеслись к новости о разводе твои родители?

Когда я сказал, что развожусь, папа только спросил: «А как дети?» Я ответил, что все нормально, и он успокоился. Только переживал, что об этом начнут писать. Он очень расстраивается, когда всякую гадость обо мне читает.

– Кстати, о гадости… По Интернету гуляют новости, что Жанна подала на развод из-за того, что устала терпеть якобы  гомосексуальные связи мужа. Как ты прокомментируешь это?

Во-первых, Жанна не подавала на развод – мы вместе подали заявление. Во-вторых, слухи преследуют меня с самого начала моей публичности. 
Я даже не могу понять, с чего это все началось?  Я не подпадаю под стандартные суждения, и меня вообще не трогает, кто и что обо мне говорит. Нас это всегда веселило. Нам было смешно читать такие вещи, любя друг друга и воспитывая прекрасных детей.

– Еще говорят, что ваш разрыв произошел от того, что, наконец, выйдя из тени своего мужа и укрепившись в статусе телезвезды, Жанна захотела стать финансово независимой.

Признаюсь, что, разводясь с Жанной, я не снимаю с себя финансовую ответственность. Там мои дети, и я как мужчина с нормальным воспитанием должен сделать все, чтобы они ни в чем не нуждались. Я буду и впредь заботиться о своих родных.

– Ты сейчас живешь в офисе, Жанна с детьми – в вашей общей квартире. Как вы решите эту проблему?

Все, что есть, я оставляю Жанне и своим детям, потому что мужчина должен делать именно так. И никак не иначе.

– А сам так и будешь в офисе жить?

Кстати, неплохой вариант – у меня там офигенный вид из окна – старый Подол! Но, конечно, в офисе я жить не буду. Сейчас пока сниму квартиру, а там видно будет. А Жанна продаст большую квартиру и купит две отдельные для Лолы и Бори.

– И где в это время будет жить?

У нее есть новый мужчина. Насколько мне известно, он уже уладил этот вопрос.

– И потом, Жанна и сама встала на ноги.

Безусловно, она молодчина! Жанна какое-то время была в тени, потому что я развивался. Это она дала мне такую возможность, вкладывая в меня все самое лучшее. Она всегда была моей музой. И мы никогда не делили: тень или не тень. Просто сейчас пришло время, когда ей есть что сказать. Она стала уникальной телеведущей – не юной девочкой, которая погналась за Мерседесом (на телевидении таких миллион), а мудрой и опытной женщиной, знающей, что такое мать и семья. Она выходит на экраны как человек, который прошел через многое и которому есть что сказать, как женщина, которая сделала своего мужчину. Это ведь она придумала программу «Орел и решка». Сейчас мы для нее готовим еще два шоу, которые я буду запускать как продюсер.

– И это помимо съемок клипов, огромного телепроекта «Красное и черное» и прочее, прочее… Работаешь на износ.

Понимаешь, на сегодняшний день у меня, кроме работы, в жизни ничего нет. Не греет больше ничего. Сказать это с грустью или радостью – не знаю. Но я чувствую, что в собственной работе дошел до такого – страшно сказать – пика. Почему возникло телевидение? Потому что бесконечные клипы, фильмы… Нельзя было постоянно делать одно и то же, мне нужно было сделать что-то совсем другое.

Я реализовался и в этом проекте. И мне снова нужно что-то новое. Мечтаю на год уехать из Украины и посвятить это время себе, поездить по разным странам. Вы видели фильм «Жить. Есть. Молиться»? Вот этот фильм о моем нынешнем состоянии, когда я где-то потерян, в чем-то запутан, и те приоритеты, которые у меня были, теперь не важны. Нужен перезагруз, и очень серьезный.

Екатерина Архипенко

Следите за нашими новостями в соцсетях: Viva! в Facebook и ВКонтакте

новости партнеров
Loading...