журнал

Наталья Могилевская: ошеломляющая правда о бывшем муже и взрослых детях (фото)

Впервые в Viva! ошеломляющая исповедь и подробности семейной жизни Натальи Могилевской.

Kажется, о ее жизни мы знаем все. Певица года, Женщина года, Продюсер года и Самая красивая женщина по версии журнала Viva! Она помогает молодым талантам, режиссирует и снимает видео… Она, как никто другой, соответствует статусу публичного человека.

Единственной загадкой в последние годы была ее личная жизнь. Наталье приписывали романы со всеми партнерами по бизнесу и ее телепроектам, судачили о подаренных загадочными поклонниками вертолетах и квартирах в Монако. Правда оказалась совершенно иной: последние пять лет певица состояла в семейных отношениях с бизнесменом Егором Долининым и воспитывала троих детей. Именно из желания не травмировать их Наталья не хотела афишировать свои отношения и редко появлялась с супругом на людях. Теперь их девочки стали взрослыми и …


– Наташа, давайте, наконец, расставим точки над «i». В то время как вам приписывали бесконечные романы с Владом Ямой, Раду Поклитару и едва ли не с каждым мужчиной, который появлялся рядом с вами на людях, – у вас были постоянные отношения. По сути, гражданский брак. Но его вы предпочитали тщательно скрывать, в отличие от первого замужества.
Тщательно скрывала – не совсем верное определение. Скорее, я не стремилась его афишировать. О моем первом браке с Дмитрием Чалым, действительно, знала вся страна, а закончился он, не успев начаться. Вернувшись из свадебного путешествия, мы застали Оранжевую революцию. Мир разрубило на две части – на «синих» и «оранжевых». По мнению некоторых людей, я оказалась не на той стороне. Я испытала на себе неприкрытую агрессию, в мой адрес кричали страшные вещи.

Это был огромный стресс. И мне показалось, что Дима недостаточно меня поддерживал. Или просто я ждала от него слишком много… В итоге, мы развелись, не прожив вместе и года. Поэтому, если честно, я считаю, что у меня было не два брака, а только один – настоящий. Это отношения с Егором Долининым. В течение пяти лет я выполняла обязанности хозяйки дома и женщины, которая должна заботиться о своем любимом мужчине и его детях.

– Как получилось, что после развода дети остались с папой?
Думаю, я не имею морального права обсуждать чужие отношения. Это было решение Егора и его бывшей жены. На момент, когда я познакомилась с ним, он уже год был в разводе и воспитывал трех чудесных девочек: Василису, Варвару и Веронику. Он был очень ответственным отцом. Я знаю, что и до развода Егор постоянно сам занимался образованием детей, с раннего детства приучал их к горнолыжному спорту, отправлял на всевозможные интересные тренинги. Все пять лет, что мы были вместе, я не уставала поражаться его отцовским качествам.

Помню один момент. Егор сел на заднее сиденье машины, с одной стороны я, с другой – Василиса. И наши головы он положил себе на плечи. Я тогда подумала: как хорошо быть его дочкой! Возможно, я его и полюбила за это умение быть нежным отцом. Своего папу я боготворила в детстве. Но в моей взрослой жизни ни один мужчина, кроме Егора, ни на секунду не смог подарить мне ощущение отцовской защиты.

– Наташа, скажите, в каком психологическом состоянии были дети, когда вы возникли в их жизни, и каким образом ваше появление отразилось на девочках?
Как все нормальные дети, они, конечно, скучали по маме. Мне же пришлось в срочном порядке решать банальные бытовые проблемы: найти няню для двухлетней малышки, подобрать репетиторов, чтобы старшие подтянулись в учебе, – они отставали по некоторым предметам. Но, предполагаю, что больше всего я помогла Егору в другом. Его старшим, Василисе и Варваре, было почти 14 и 12 лет. Сложный переходный возраст, когда начинаются отношения с мальчиками, когда мучают сомнения «что надеть на свидание?», «звонить ему или не звонить?» Я разруливала проблемы, как могла. Особенно мое участие требовалось в случае с Василисой. Она девочка видная, красивая, каждый второй участник «Шанса», включая Кузьму, был немного влюблен в нее. 
В какой-то момент она начала встречаться с солистом группы «Антитела»

Мы с Егором схватились за голову. Не знаю, как поступили бы другие родители, но я решила выбивать клин клином. Взяла ее с собой в тур. Говорю: «Давай ты поедешь со мной на гастроли и узнаешь, что ждет в будущем девушку певца. 
В каждом городе у него – поклонницы, девицы, а еще постоянные гастроли, переезды. Ты его и видеть не будешь. Поговори с женами моих музыкантов. Надо ли тебе это?» Мне кажется, сработало. Со средней, Варварой, другая история: она гораздо более сдержанный и скромный человек. Для нее самый важный человек в жизни – это отец. Я говорила, что в юности была точно такой же, и до сих пор мой кумир, идеал мужчины – папа. И Варя твердо знала: чтобы заслужить одобрение отца, нужно хорошо учиться, заниматься спортом. С ней проблем не было, нужно было лишь бережно относиться к ее переживаниям.

– А младшая дочка? Ведь за двухлетним ребенком нужен особый уход.
Вероника по большей части была под наблюдением своей бабушки, мамы Егора. Обычно я приходила домой достаточно поздно, когда малышку уже давно уложили спать, и мы не так много времени проводили с ней, как со старшими девочками. Кроме того, через несколько месяцев Вероника очень потянулась ко мне, стала называть мамой. 
И, признаюсь вам, я испугалась. 
Я еще не понимала, станем ли мы с Егором настоящей семьей, будем ли вместе, но точно знала другое: если однажды ты позволишь маленькой девочке говорить тебе «мама», ты должна стать ей матерью на все сто процентов, навсегда. Любой другой поступок будет предательством по отношению к этому крохотному существу. И в этот момент я сознательно взяла дистанцию. В то время я не имела право на это звание.



– А когда вы с Егором поняли, что все же будете вместе?
Мы пытались понять это пять лет, а в итоге… расстались. Теперь уже навсегда. Помню, на второй-третий день знакомства мы сели с ним в самолет и улетели в ближайшую теплую страну, в Эмираты. Сняли номер, гуляли и часами разговаривали, говорили просто взахлеб! Каждый рассказывал о своей жизни во всех подробностях: что и когда было, что любим, а что нет, чего хотим. И с каждым днем влюблялись друг в друга все больше и больше. Вернувшись в Киев, Егор снял квартиру на соседней улице. Он был категоричен: «Я не буду жить у женщины. Это непозволительно». Такова была его жизненная позиция. Его старшие девочки тогда тоже жили отдельно, малышка – с бабушкой.

А теперь представьте себе мужчину, который руководит двумя предприятиями, растит трех дочерей и при этом влюблен. 
В течение дня он объезжал минимум 3-4 адреса: работу, младшую дочку, старших и уже вечером, измученный, издерганный, переживающий сразу за всех, приезжал ко мне. Я понимала, что долго так продолжаться не может – быстро устанет от такой странной жизни.

И когда Егор уехал по бизнесу на две недели в Китай, созвонилась с его мамой, спросила, как она отнесется к идее жить вместе и, услышав положительный ответ, сняла двухэтажную квартиру на улице Павловской возле телеканала «Интер». Тогда я работала в программе «Шанс» и хотела быть поближе к дому. Квартира была пустой, за две недели я полностью обставила ее. Сделала кое-какой косметический ремонт, купила мебель (часть привезла его мама), выбрала посуду, оформила детскую и даже отдельный детский санузел для маленькой, куда не должны были ходить взрослые девочки, которые могли принести из школы микробы. Егор вернулся из Китая и сразу попал в уютный дом – со шторами, подушками, картинами на стенах. В этом доме мы впервые поселились все вместе: мама Егора, три его дочки, я и весь мой огромный сценический гардероб, который занял отдельную комнату.

– Почему же ваша совместная жизнь не задалась?
Не могу сказать, что мы плохо жили вместе. Но в какой-то момент Егор стал часто обижаться, говорить: «Мне тебя не хватает. Твой шоу-бизнес повсюду! Я не хочу приходить домой и видеть, как тебе делают прическу и макияж стилисты и визажисты, а на кухне сидит администратор. У меня нет ощущения дома». Возникло напряжение. И я приняла другое решение: «Хорошо. Давай я вместе со своим гардеробом поживу отдельно и весь свой шоу-бизнес прихвачу с собой. Попробуем жить так». Ведь артистические семьи достаточно часто живут в двух разных квартирах.


– И вы вернулись в свою квартиру на Шелковичной?
Нет, Егор купил соседнюю квартиру на лестничной клетке. То есть по факту мы жили в двух квартирах, но по сути – одной семьей. Вместе ужинали вечером, потом мы с Егором укладывали детей спать и уходили ко мне, утром приходили, завтракали, отправляли девочек в школу. 
А мой «неудобоваримый» шоу-бизнес обитал на другой площади.

– Неужели не возникало никаких накладок?
Был один смешной случай. Мы покупали девочкам в основном спортивно-нарядную одежду, подходящую для школы. И вдруг меня с Егором приглашают на прием к Президенту Виктору Ющенко. 
В их семье много детей, и мы тоже должны были прийти с детьми. Конечно, у девочек не было вечерних платьев, я дала им свои «от кутюр», две пары обуви, украшения с маленькими бриллиантами – все, что положено для подобного мероприятия. А позже, когда они собрали эти вещи, чтобы вернуть их в мой гардероб (тот самый, проживающий в соседней квартире), бабушка сложила все в черный кулек.

И одновременно попросила Егора вынести мусор в похожем черном кульке… Вы уже догадались, чем закончилась эта история? Вместе с мусором Егор выбросил два моих вечерних платья и норковую шубу. Конечно, он был страшно смущен и через 10 дней подарил мне новую.

На самом деле, в этих квартирах по соседству мы прожили самый долгий и, возможно, самый счастливый период. Мы серьезно подумывали о том, чтобы подать заявление в загс, я очень хотела ребенка… Но тут случилась авария. После аварии были «Танцы со звездами-2». Я с больной рукой пошла танцевать, хотя Егор был категорически против. Он мне сказал тогда: «Смотри, твоя авария – это знак, что тебе нужно остановиться». А я ответила: «Ты не понимаешь, именно работа меня и вылечит. Если не начну сейчас танцевать – буду болеть еще очень долго».

По сути, наши отношения можно определить так: Егор – человек, который живет сегодняшним днем, он хочет быть счастливым сейчас. Хочет, чтобы здесь, сегодня же вечером ему был хорошо и тепло, по-семейному уютно. А я – человек, который вечно живет завтрашним днем, я постоянно думаю о новых вершинах, каких-то новых величинах, о завтрашних проектах. И в этом, наверное, главное наше несоответствие. Мне крайне редко бывает хорошо здесь, сегодня и сейчас.

– Значит, в вашем окончательном разрыве вы считаете виноватой себя?
Слишком долго рассказывать всю нашу историю. Мы столько раз расходились. Последняя попытка была в прошлом году, в мой день рождения. Сегодня я могу сказать, что сделала для себя грустный вывод: Егор был лучшим мужчиной в моей жизни. Я до сих пор считаю, что он идеальный мужчина во всех отношениях, хороший руководитель бизнеса, спортивный, молодой, умный, развивающийся, постоянно читающий новую литературу. Та женщина, которая окажется рядом с ним, – будет бесконечно счастлива. 
И он обязательно еще создаст свою настоящую семью.

Но если даже рядом с таким мужчиной, как он, я не смогла стать хорошей женой, возникает вопрос: могу ли я в принципе быть счастливой в семейной жизни? Я все чаще задумываюсь, что карьера публичного человека и нормальная семья несовместимы. Конечно, я не теряю надежды. Я верю и надеюсь, что в моей жизни будет все хорошо. Но честно скажу, на сегодняшний день не могу представить: как, когда и с кем? Каким должен быть мой мужчина? – это скорее гипотетический вопрос, потому что мужчину еще лучше Егора я не могу сейчас даже вообразить.

Вскоре после общения с Наташей мы встречаемся с Егором, который не только впервые в жизни отступил от своих правил и дал интервью, но и снялся для Viva! со своими старшими дочками Василисой и Варварой.

– Егор, можете описать ваше самое яркое впечатление от Наташи? Воспоминание, которое останется навсегда.
Подобных моментов много. 
В тот миг, когда она любит, — это запоминается. И неважно: тебя она любит или... свой проект. Она очень запомнилась мне в «Танцах со звездами».

– Танцующей на экране?

Нет, когда после репетиции приходила домой и показывала мне, какой она выучила танец, демонстрировала какое-нибудь сложное движение. Наташа буквально излучала светлую энергию! Она была настолько вовлечена в этот процесс, так любила все это, что было понятно: для нее в тот момент не существовало ничего, кроме этого танца, этого движения. Она была готова бесконечно показывать мне, а я был готов бесконечно ее слушать и смотреть на нее. Наташа была такой искренней.

– То есть ваше самое яркое впечатление о Наталье – это ее работа? А когда она говорила: «Я тебя люблю», – она не была столь же искренней?
Наташа сама была в моей жизни, как вспышка. Все чувства, все эмоции, пережитые с ней, незабываемы. Живя с первой женой, я ощущал, что брак держится только на моей любви и страдал от таких отношений. С Наташей наши чувства были взаимными и очень сильными.

Когда она любит, то всегда старается вытащить из тебя все лучшее. С ней я нашел то, что потерял как мужчина в предыдущей семье. Например, романтизм. Однажды мне захотелось сделать ей необычный подарок, и я купил много живых бабочек. В определенный момент все они должны были проснуться и взлететь. Наташа ехала с гастролей из Днепропетровска, была плохая погода: гололед, сильный снег. Я понимал, что она может не успеть к тому моменту, когда бабочки проснутся, и решил поехать навстречу. Мчался на большой скорости и не справился с управлением. Машину занесло, я вылетел с трассы и остановился просто в поле. Но все же дождался, когда Наташа проедет мимо, и там же подарил ей коробочку с бабочками. Она очень трогательно согревала ее всю дорогу домой. А уже в Киеве они проснулись и разлетелись по квартире. Наташа сказала тогда, что эти бабочки напоминают ей детство

– Расскажите, как вы познакомились.
Я пошел на вечеринку со старшей дочерью Василисой. Ее мама (моя бывшая жена) начала водить дочку по ночным клубам. Однажды Василиса показала мне их совместную фотографию в какой-то газете. В общем, я понял, что девочке хочется какой-то тусовки…

– Выходит, вы познакомились с Наташей благодаря своей дочери?
Выходит, что так. Мы пошли на вечеринку, посвященную выходу нового журнала, и уже собирались уходить, но тут Василиса встретила знакомых моей бывшей жены. Я пошел к стойке бара… А через пару минут подошла Наташа и попросила воды.

– Подходит к вам незнакомая девушка и говорит: «Дай воды напиться»?
(Смеется) Типа того. На самом деле, я загораживал стойку, и она обратилась ко мне как к посреднику: «Попросите у бармена воды». Я говорю: «Я Егор. А тебя как зовут?» Хотя, конечно, узнал ее. Она говорит: «Я Наташа». 
Я передал ей воду, мы разговорились… а потом вдруг начали целоваться.

– Посреди вечеринки? Вот так просто – ни с того, ни с сего?
Не просто. До этого у нас был разговор. Нужно, наверное, объяснить, в каком состоянии я тогда был. Я только развелся с женой, а развод – это всегда стресс. Не буду рассказывать о своих обстоятельствах, но по определенным причинам три наших дочери остались жить со мной, и мне нужно было как-то заново строить свою жизнь. 
Я женился в 20 лет, все это время любил только одну женщину. И в тот момент, когда мы расстались, мне казалось, что я уже никого никогда не полюблю.

Лишь сейчас понимаю, в каком тяжелом состоянии был тогда – для меня это был крах иллюзий, шок. Не помню, что именно я успел рассказать о себе Наташе, но она сказала: «Ты такой грустный, давай я тебя поцелую». Это был несерьезный поцелуй, но я воспринял его очень серьезно. 
А потом она сказала: «Я целуюсь с тобой так, будто тысячу лет тебя знаю». На следующий день она позвонила.

– Наташа позвонила вам, а не вы ей?
Когда мы были на вечеринке, она забыла в машине свой телефон. Ей нужно было сделать срочный звонок, я дал свой мобильный. Наташа набрала свой номер и сказала: «Все, теперь у тебя есть мой телефон». А на следующий день позвонила мне утром с вопросом: «Ой, а куда я звоню? У меня тут в пропущенных вызовах высветился ваш номер». Я говорю: «Это Наташа вчера звонила Наташе». Она вспомнила и засмеялась. Мы снова долго говорили, я пригласил ее в ресторан «Пена». Мы встретились, и на первом же свидании я понял, что влюблен, и тут же позвал ее замуж.

– Прямо сразу замуж?
Куда угодно! Мне хотелось, чтобы она была со мной. Мы начали встречаться. Я жил тогда на Оболони, в трехкомнатной квартире с двумя старшими детьми. Но когда мы с Наташей познакомились, снял себе еще одну однокомнатную квартиру рядом с ее домом.

– Это была принципиальная мужская позиция – жить отдельно? Ведь у Натальи достаточно большая квартира, вы могли бы поселиться у нее.
Принципиальная. Кроме того, ее квартира была похожа на офис, туда постоянно кто-то приходил – режиссеры, модельеры, стилисты. Мы встречались с Наташей у меня. Так продолжалось всю весну. А в начале лета я, она и мои дочки переехали в большую двухэтажную квартиру.

– Вы достаточно быстро стали жить вместе. Кто принял это решение?
Наташа. Это был ее сюрприз. Я дал ей деньги для организации какого-то мероприятия. 
А она втайне от меня нашла нам большую квартиру и на эти деньги арендовала ее. Мне нужно было уже забирать у бывшей жены младшую дочь Веронику. И Наташа не хотела разлучать меня с детьми, она была готова рискнуть.

– Вы поселились все вместе большой дружной семьей, и Наташа начала готовить вам завтраки и обеды?
Ой, она, кстати, шикарно готовит – очень быстро и вкусно. Тут она – большой молодец. 
Не помню, чтобы Наташа особо возилась с кастрюлями, но если я приходил голодный, тут же был накормлен. У нее это получалось очень легко. Я любил, когда она готовила вьетнамский суп с креветками, очень вкусный! Его рецепт и даже некоторые ингредиенты мы с ней привезли из Вьетнама.

Наташа выбирала мне одежду, придумывала имидж. Я помню, как мы первый раз ходили вместе по магазинам, и она подбирала мне галстук, рубашку. Благодаря ей я усвоил, как важен внешний вид. Она делала моим девочкам прически, давала им свои платья…

– Наташа хорошо ладила с вашими тремя дочерьми?
Прекрасно! Девочки ее любили и любят до сих пор. В 2006-м, когда мы познакомились, старшей Василисе было 14, Варваре – 12, а младшей Веронике – всего два годика. И на тот момент Наташа очень помогла мне с их воспитанием. Я искренне благодарен Богу, что повстречал и полюбил ее в тот момент – как сильная и умная женщина, она во многом помогла мне разобраться и с дочерьми, и с жильем, и с бытом, и с моим мировоззрением: взглядами на жизнь и на женщин.

– Ваша дочь Варвара сказала, что Наташа была им скорее подружкой, чем мачехой.
Подружкой? Нет, не думаю. Для детей она была скорее шоугерл из телевизора. Они смотрели на нее как на что-то...

– …что свалилось с небес?
Ну, да. Василиса ездила с ней в тур, ходила на ее концерты. 
Дочку влекло желание приобщиться к высокому искусству, и ей была интересна вся эта кухня. Не буду говорить, что Наташа заменила девочкам родную мать, но она дала то женское и даже материнское, его им абсолютно точно не хватало в тот период. И что бы мы ни делали вместе, Наташа сразу придумывала, как сделать это прикольно и весело.

Мы шли всей семьей кататься на коньках, и она предлагала: «А давайте ездить друг за другом какими-то особыми кругами!» Все заканчивалось тем, что весь каток начинал повторять движения за нами. Когда мы поехали с детьми отдыхать на острова, Наташа усадила девочек на велосипеды и ездила вместе с ними. Детям было с ней очень весело. Я исполнял роль строгого папы, особенно по отношению к старшим, а Наташа давала им больше свободы и сдерживала меня, уговаривая не реагировать так остро на их выходки.

– Как вы думаете, Наташа была бы хорошей мамой?
Наташа хороша абсолютно во всем, за что берется. Если была вовлечена в танцы — делала это превосходно, сейчас занимается бизнесом — успешна и в нем. Если она влюбилась в тебя — она прекрасна! Чем бы она ни занималась, она талантлива в этом. 
И способна одинаково талантливо делать одновременно много дел. Это же видно по ней: вот сейчас она и поет, и управляет бизнесом, и продюсирует других артистов, и занимается йогой – и все на высшем уровне. Потому, когда у нее будет ребенок, я могу с уверенностью сказать, что она станет талантливой заботливой мамой, которая воспитает в нем все самое лучшее.

– Почему же вы не стали отцом этого ребенка. Что-то не сложилось?
Наверное, отношения в целом… Очень скоро я начал ее ревновать. Наташу окружало множество людей. Но дело было даже не в этом. Все-таки я мужчина и хочу, чтобы моя женщина больше уделяла мне внимания, была вовлечена в мои интересы, в мою жизнь. А у Наташи была своя жизнь, своя работа. Песни, танцы, проекты, работая над которыми она забывала обо всем на свете. И мне, наверное, не подходила роль мужчины, который живет в такой степени жизнью и работой своей жены. Даже если эта жизнь очень яркая, а работа вызывает исключительно восхищение, все равно…

– Но ведь был период отношений, когда вы по большому счету жили каждый собственной жизнью, продолжая периодически встречаться. Такая схема тоже не сработала?
Да. Однажды я понял, что у меня намного больше времени для досуга, чем у нее. И все свое свободное время я хочу проводить с детьми и любимой женщиной. А ее очень часто нет рядом. Она постоянно занята… В чем же тогда смысл отношений?

– Бывало, что Наташи не было с вами рядом в трудную минуту?
Только не это! Она не такой человек. Если у тебя действительно есть проблема, Наташа окажется рядом и поможет решить ее. Или скажет прямо: «Слушай, это не проблема, ты сам себе выдумал». После встречи с ней я преобразился, стал совсем другим человеком – лучше, уверенней, умней и терпимее. Я уже говорил, она всегда вытаскивает из человека все самое лучшее. И ты остаешься с этим лучшим, даже когда она уходит. И, конечно, она вдохновляет меня до сих пор.

– Есть нечто, за что вам хотелось бы попросить у Наташи прощения?
Конечно. За то, что я ревновал ее, обижался, проявлял какие-то негативные чувства по отношению к ней или к ситуациям… Иногда просто придуманным мной.

– То есть вы ревновали ее без повода?
Я ревновал ее не столько к мужчинам, сколько к другой жизни. Сейчас, когда наши отношения уже закончились, я понимаю: у нее просто такая жизнь – иная, не всегда понятная мне. Когда мы были вместе, меня задевало, что я всегда делаю выбор в пользу Наташи, часто наступая себе на горло. Мне казалась, она должна поступать так же. Она же просто оставалась верна себе. И осталась такой до сих пор.

Лада Лузина

новости партнеров
Loading...