журнал

Развод Александра Кривошапко и Татьяны Денисовой: интервью и фотосессия Viva!

Александр Кривошапко и хореограф Татьяна Денисова рассказали всю правду о любви, непримиримых противоречиях и… разводе. Только в Viva! – две версии одного события.

Не прошло и года с тех пор, как 19-лений Александр Кривошапко, участник шоу «Х-фактор», увидел хореографа и танцовщицу, 31-летнюю Татьяну Денисову, – и потерял голову. Нужно отдать должное Татьяне: она не обрекла юношу на безответные страдания, но и сама искренне отдалась чувствам. Их роман моментально стал достоянием общественности, а разница в статусах и возрасте – темой для обсуждения. «Он тебе не пара!» – внушали успешной и самодостаточной Татьяне; «Зачем тебе женщина с ребенком?» – увещевали Александра. Но влюбленным было абсолютно все равно, что говорят вокруг. Где бы они ни были, не выпускали друг друга не то что из виду – из объятий!  

Фото со страстно целующимися Сашей и Таней не исчезали со страниц светских хроник, менялись только локации – площадь Сан-Марко в Венеции, побережье Крыма, красная дорожка номинации «Viva! Самые красивые»... 18 мая, через полгода совместной жизни, Саша и Таня поженились, 18 августа планировали обвенчаться, но, как известно, хочешь рассмешить Бога – поделись с Ним планами на будущее. Между возлюбленными произошла ссора (как признáются они позже – далеко не первая), после чего Саша собрал вещи и ушел жить в отдельную съемную квартиру. Далее отношения супругов, все еще любящих друг друга, но не желающих найти компромисс, перешли в стадию бесконечного выяснения, кто прав, кто виноват и что делать.

«Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему», – писал знаток человеческих душ Лев Толстой. Думаю, даже ему оказалось бы сложно разобраться в том, что происходило между Татьяной и Александром, которые на публике выглядели счастливыми и безмятежными молодоженами, а вдали от посторонних глаз переживали поистине шекспировские драмы.

Они устраивали друг другу сцены ревности, нанимали частных детективов, выясняли отношения, оскорбляли, дрались, а через час мирились, и примирение это было не менее экспрессивным, чем сама ссора. 18 ноября (опять эта роковая цифра 18!) в редакцию Viva! позвонил Александр Кривошапко и сообщил: «Мы с Таней разводимся, и я хочу рассказать об этом». Спустя несколько часов на связь вышла Татьяна, которая узнала, что ее пока еще муж намерен дать откровенное интервью и сняться в фотосессии. «Это правда?» – поинтересовалась она.

«Да, это правда. Но вы можете дать и свою версию происходящего», – предложили мы Тане. Договариваясь с Сашей о встрече, я спросила, где он предпочитает записать интервью. «Где угодно, только бы людей поменьше», – ответил наш герой. Когда он появился в тихом и немноголюдном ресторане, я увидела не торжествующего победителя, намеренного расставить все точки над «і», а растерянного парня, попавшего в безвыходное положение. Он долго собирался с мыслями, прежде чем начать говорить, теребил в руках зажигалку (хотя сигарет на столе я не увидела) и, наконец, отважился на разговор.

– Саша, так что случилось?

На самом деле, то, что сейчас происходит между мной и Таней, довольно печально… Год назад все начиналось так красиво, у нас завязались романтические отношения, мы полюбили друг друга, начали жить вместе. А потом что- то произошло. Наверное, наш сегодняшний разрыв – это логическое продолжение накопившихся проблем: непонимание со стороны ее родителей, моих родителей, возрастные рамки, постоянная ревность с ее стороны.

– Только ли с ее?

Ну, я тоже ревнив. Хотя не до безумия. Потому что отношения сразу превращаются в кошмар. Но тут дело даже не в этом. Если бы была только ревность, это еще полбеды. Просто за этот год мы оба почувствовали, что стали тормозить друг друга в творческом развитии, потому что все силы и внимание направляли на укрепление наших отношений. Или на разрушение?..

– То есть вам хватило лишь года, чтобы пройти все стадии: влюбленность, страсть, притирку и в результате разрыв?

Конечно, год – это очень маленький срок, но, мне кажется, при нашем с Таней темпераменте и накале страстей можно считать год за пять. Понимаете, чувства-то остались – и страсть, и нежность, и трепет. Я не изжил в себе любовь к Тане. Но помимо положительных факторов есть те, что отягощают жизнь и ей, и мне. Признаюсь честно: уже три месяца мы не живем вместе, я снял себе квартиру.

– Как произошел ваш разрыв?

Все началось, мне кажется, с тех пор, как у меня произошел творческий прорыв. Когда мы только начали встречаться с Таней, она действительно была популярней меня, да и зарабатывала больше. Но в какой-то момент произошел перелом: я заключил контракт с Sony Music, начались концерты, выступления, я стал больше зарабатывать. И тут мне показалось, что Тане не нравится, что я становлюсь более независимым в финансовом плане. Возможно, она осознала, что начала терять надо мной контроль? Но я ни в коем случае не переставал ее любить, просто работал над собой.

– Как-то нелогично женщине волноваться, когда ее муж начинает расти и в творческом, и в финансовом планах. Неужели это стало причиной разлада?

Не только. Ей не нравился интерес женщин ко мне. Виной всему патологическая ревность, как я уже говорил.

– И ты, не выдержав ссор, решил жить отдельно?

Это было в августе. Таня уезжала в Крым к маме и ребенку. Уезжала одна, без меня, потому что накануне мы поссорились. И вот среди ночи мне приходит в голову шальная мысль, я первым же утренним рейсом вылетаю в Симферополь. Она подъезжает на поезде, а я ее встречаю на вокзале. Я ожидал, что она обрадуется, но она встретила меня более чем сдержанно. Что произошло за одну ночь?! Да, мы разругались, и это было не в первый раз, но тут я почувствовал, что передо мной стоит уже не тот человек, который несколько часов назад уезжал в Крым. Мы пробыли вместе сутки, потом опять скандал, и она меня попросила уехать. Я был настолько оскорблен, что улетел в Киев и снял себе квартиру. Когда она вернулась, пыталась наладить отношения, извиняться, но уже произошел раскол. И хотя мы все это время общаемся –периодически она бывала у меня, я у нее, но мира уже нет. Так, в стадии разрушения наших отношений, мы и живем по сей день. Это мучительно, ведь мы два истерика, два психа, которые не могут находиться рядом. Но и порознь невозможно.

– Может быть, все-таки не стоит доводить дело до развода?

Судя по твоим словам, у вас любовь. Вообще, мы с Таней очень похожи, я стал ей лучшим другом, а она – моей лучшей подругой, мы были отличными любовниками. И до сих пор есть и любовь, и страсть. Но в запале мы сказали друг другу столько обидного, что уважать друг друга уже не можем. Идиллии больше не будет. С каждой минутой раскол все глубже, а ссоры все разрушительнее: уже идут в ход оскорбительные выпады в адрес родителей, творческих достижений, личности. Каждый раз после таких оскорблений мы миримся, но обида остается глубоко в сердце. Сейчас мне нужно вернуться в колею – и психологическую, и профессиональную. Я сорвал много концертов. Бывало, мы начинали ссориться за час до моего выезда. В восемь поезд, а в семь у нас только заканчивается драка.

– Драка?!

Ну да. Я-то ее не бью, а она меня избивала, царапала…

– И какой самый экзотический предмет обрушился на твое молодое тело?

Не спрашивайте. Несколько дней назад я был в Донецке на прямом эфире, мне задавали вопросы, как я люблю проводить свободное время. Я говорил, что люблю его проводить со своей супругой, посидеть с ней в ресторане, поехать куда-нибудь. Выхожу после съемки, мне звонит человек и спрашивает, видел ли я прямой эфир «Танцуют все». Мало того, что Таня там сидела уже без обручального кольца, так она ехидно заявила: «Да, бывает такое, что неопытные мальчики влюбляются в красивых женщин, а потом их бросают». Я посчитал, что недостойно говорить такие вещи на всю страну. Тогда я решил, что все, конец. Снял кольцо – а это уже навсегда – и понял, что нужно разводиться.


– А Таня знает о твоем решении?


Узнает скоро.

– Надеюсь, не из Viva?

Нет, она узнает об этом гораздо раньше. Но в любом случае, я счастлив, что в моей жизни была такая страница. Хоть это и ранний брак, и, возможно, неравный по ряду причин… Но я ни о чем не жалею.

– Саша, а что тебе сказали родные, друзья, когда ты женился?

Меня все отговаривали, а я отвечал, что это моя жизнь.

– Послушай, но я уверена, что Таню тоже все отговаривали. Для нее это тоже неравный брак по ряду причин! Да, это правда. Нас поддерживал очень узкий круг людей, не больше 3-4 человек.

– Когда вы официально поженились?

18 мая. А до этого полгода просто жили вместе.

– Вы не венчались?

Нет, планировали сделать это летом, но постоянно что-то мешало – то у меня съемки, то у Тани. Решили повенчаться 18 сентября, ровно через 4 месяца после свадьбы. Но опять начались ссоры, она в Германию улетела, потом я к ней в Германию прилетел, потом она ко мне в Россию. Так до венчания и не дошло.

– Если вы расстанетесь, возможно ли общение после этого?

Нет, я всегда за собой сжигаю мосты. Если меня предают друзья или я расстаюсь с девушкой, общение исключено. Это мой принцип. Если мы разведемся, я не хочу знать, что происходит в ее личной жизни, потому что мне от этого будет больно. То же самое говорит и Таня. Она даже написала мне: «Давай быстрее разводиться, уверена: ты этого хочешь. Не хочу ничего о тебе знать, читать, смотреть».

– Саша, сколько длились твои самые долгие отношения с женщиной?

Ну, до Тани у меня была девушка, с которой я встречался год, но параллельно у меня бывали связи. Раньше я ничего плохого не видел в отношениях на стороне. У меня была очень бурная юность. Таня стала первой, кому я был понастоящему верен. Раньше я не догадывался, что возможны такие чувства!

– Как ты думаешь, кто больше будет страдать от вашего разрыва и кто больше потеряет?

Мы оба будем страдать, и мы оба потеряли одно и то же – любовь.

– В вашей испепеляющей войне есть еще третья сторона, которую тоже можно считать пострадавшей. Это ни в чем не винова-тый малыш Левушка, сын Тани. Наверняка, он привязался к тебе за это время. (На глазах Саши появляются слезы, но он пытается совладать с собой)

Я очень люблю Левушку, и он меня любит. У нас сложились очень нежные, доверительные отношения. Когда он хочет спать,так трогательно прислоняется ко мне… (Пауза) Действительно, он получается заложником ситуации. Единственное, на что я надеюсь, что он еще маленький, а у всех малышей короткая память.

– Теперь будешь ждать собственных детей.

Да, буду ждать.

– В свое время на страничке в Twitter’e ты написал: «Ну что ж, теперь мы муж и жена. Теперь в мире на одну Денисову меньше, зато количество Кривошапок увеличилось. И, надеюсь, будет еще расти».

Да, мы планировали ребенка к весне, ну вот так жизнь сложилась… У меня сейчас сложный период, мне тяжело справляться с чувствами.

– Кто поддерживает тебя в эти минуты?

Обычно я стараюсь в одиночку справляться с проблемами. Но сейчас мне нужна поддержка. Это мама, сестра, муж сестры. Мне с ним проще по-мужски обсудить ситуацию. А вот мама давно поняла, что в это дело лучше не лезть. Но я знаю, что мама поддерживает любое мое решение. И все близкие люди меня поддерживают, пытаются помочь.

В начале июня Viva! публиковала интервью, где Таня рассказывала историю своей любви. Это был очень проникновенный монолог бесконечно счастливой женщины. «Я всегда хотела принадлежать мужчине полностью, – признавалась она. – Мне не нужны ни друзья, ни подружки, ни компании. Главное – любимый рядом. И наш мир – один на двоих. Это то, к чему я стремилась, и сейчас с Сашей я это получила. Мне хорошо с ним». (Саша натягивает на лицо шапку, и только по вздрагивающим плечам и всхлипываниям я понимаю, что с ним происходит)

Извините, мне все это очень тяжело…

– Саша, не стоит стыдиться слез. Они как раз говорят о том, что ты не законченный циник, который использует женщин, чтобы сделать себе пиар (многие в этом уверены), а живой человек с живыми эмоциями. Мне было неприятно, когда меня называли альфонсом, говорили, что я делаю себе пиар, и я пытался всем вокруг доказать, что это искренняя любовь. Возможно, никому ничего не нужно было доказывать?..

Есть такая римская пословица, что невиновный не оправдывается. Я опрометчиво открыл все карты, впустил большое количество людей в свою семью, хотя Таня изначально была против моих комментариев на эту тему. Но дело в том, что такой уж я человек: и радость, и горе я не могу скрывать. Теперь я понимаю, что никого нельзя впускать в свою семью.

– Это правда, что ты диктовал, как ей одеваться, краситься?

Да, я ей запрещал носить глубокое декольте. Ведь это моя жена, и я не хочу делиться ею с кем-то. Да и она была не против моего диктата, говорила, что ей больше нравится женственный образ, а не вызывающе-стервозный, который ей периодически навязывают. Я ей принципиально в чем-то отказывал, был категоричен, и она была послушна. На самом деле Таня еще ребенок, и ей нужен человек, который будет ей указывать дорогу. Поэтому меня оскорбляла ее фраза, что я не готов к семейной жизни, к рождению ребенка.

– Разве для 20-летнего юноши это оскорбление?

Я рано повзрослел и действительно хочу ребенка. Но, опять же, разница в возрасте сыграла свою роль. Таня боялась полностью довериться мне, родить ребенка. Хотя и говорил, что готов взять на себя полное обеспечение семьи, она с опаской смотрела в будущее. А мне она нужна была именно дома. Мне она как артист не нужна, она нужна мне как жена и мать моих детей.

– Саша, нельзя человека обвинять в том, что он здраво смотрит в свое будущее. Таню можно понять: она имеет профессию, имя, статус, заработок, у нее подрастает ребенок. Как бы она ни любила тебя, на 100% положиться на 20-летнего мальчика, хоть и не по годам взрослого, – это весьма опрометчивый шаг.

Но она хотела этого, периодически говорила, что к этому готова. А теперь сложились такие обстоятельства, что это уже невозможно. Может быть, это лучше и для нее, и для меня? В общем, жизнь покажет. Я ведь почему на это интервью решился? Потому что три месяца я обманываю себя, Таню, людей, которые нам пишут: «Вы такая прекрасная пара!» А я-то понимаю, что мы сейчас парой не являемся. Не хочу обманывать себя и других. Я мужчина и должен поступать по-мужски. А коль мои пути к перемирию заводят в тупик, я решился на официальный разрыв.

– К радости твоих многочисленных поклонниц ты переходишь в категорию холостяков…

Я сейчас не готов к новым отношениям. Думаю, потребуется очень много времени, чтобы я справился со своей любовью к Тане.

– Ну что ж, удачи тебе.

Спасибо, я вот поплакался, и стало легче.

Мы встречаемся с Татьяной Денисовой на следующий день после общения с Александром. Признаюсь: я ожидала увидеть негодующую, уязвленную, оскорбленную женщину, которая вышла на тропу войны и готова разнести в пух и прах своего обидчика. Но на лице Тани ничего, кроме усталости, я не увидела. Она печально улыбнулась и призналась: «Вчера мы с Сашей помирились. В очередной раз. Но надолго ли – никто не знает».

– Таня, даже не знаю, поздравлять вас или сочувствовать? Которое по счету это примирение?

У нас такое происходит каждую неделю: полный разрыв, а потом снова надежда на то, что все можно сохранить, и что мы сильные, и что мы сможем противостоять всему миру.

– Вы так говорите, как будто это мир пытается вас разлучить.

На самом деле, кроме нас двоих, этих отношений не хочет никто. Причем чем дальше заходит, тем категоричнее проявляется это нежелание окружающих: и в семьях, и на работе, и среди друзей. Все дошло до того, что наши родственники уже в ультимативной форме настаивают на разрыве. Никто не верит в наш союз.

– А вы посвящаете родственников во все детали ваших отношений?

Когда все плохо, конечно же, мы призываем близких и родственников на помощь. И это наша большая ошибка. Мы раскрываем только проблемную сторону. Когда же у нас все в порядке, мы настолько ограждались ото всех, что около полугода почти не общались ни с семьей, ни с друзьями. У нас был свой мир. Когда он дал трещину, окружающие увидели лишь раны. А то, каково было в нашем раю, не знает никто.

– Почему же теперь вы не в состоянии справиться со сложившейся ситуацией и призываете родственников в качестве арбитров?

Наступило время, когда мы стали слабыми и нас уже нужно спасать. Слишком много сил ушло на отвоевывание нашего союза. Нас никто не понимал и общество не хотело принимать нашу пару. Один в поле не воин. И даже двое…

– У вас столь же бурное примирение, сколь и ссоры?

Конечно. Чем бурнее ссоры, тем слаще примирение. Когда мы ссоримся, то готовы убить друг друга, а когда миримся, то выглядим, как два маленьких ребенка, вокруг которых руины, пожар пылает, почти апокалипсис, а они сидят, обнявшись, со слезами на глазах, и надеются, что все само собой исправится.

– Мистер и миссис Смит.

(Улыбается) Похоже. У нас даже доходит до царапанья в кровь, синяков. И чем дальше, тем наши взаимные увечья становятся серьезней. И это пугает. Мы чувствуем, что теряем друг друга, и от этого температура наших отношений зашкаливает. Каждый раз мы не знаем: как нам быть? Расходимся в разные стороны, опустив руки. А потом не выдерживаем и мчимся навстречу друг другу как сумасшедшие. Бесконечно в нашу жизнь влезают какие-то поклонницы, знакомые, доброжелатели, друзья. Любая фраза посторонних людей может нас если не убить, то сыграть роковую роль.

– Саша признался, что последней каплей его терпения стала ваша реплика на прямом эфире, где вы выразились по поводу наивных молодых парней. Зачем вы это сказали?

Это же была ирония! Я сказала это с большой любовью. И, опять же, Саша не смотрел эфир, а узнал обо всем от какой- то сумасшедшей поклонницы, которая все перекрутила! А он очень впечатлительный, подверженный влиянию. Он даже не проверил, как все было на самом деле!

– Он не позвонил вам, чтобы разобраться, что же произошло?

Нет, ему было достаточно чьего-то звонка. Думаю, что это был повод. – Вам точно так же доброжелатели сообщают какие-то «вести с полей»? Круг моего общения достаточно узок, в отличие от Сашиного. Это все проверенные люди, которым в голову не придет наушничать и перевирать факты.

– Таня, развод для вас – это драма.

Признайтесь, для вас важен штамп в паспорте? Ну, скажем так, я вообще не знаю, стоит ли озвучивать эту ситуацию. Когда месяц назад ваш журнал предлагал нам делать совместное интервью и съемку в духе love story (а к тому времени мы были с Сашей уже в натянутых отношениях), я очень деликатно обошла эту тему и извинилась, пояснила, что сейчас не самый лучший момент. А Саша тем временем за моей спиной позвонил и сказал, что мы уже готовим документы о разводе. И это факт меня, конечно же, убил. Я бы очень не хотела выносить историю о разводе на люди. Но раз уж так вышло… Не думала, что конец нашей сказки будет таким тривиальным. Думаю, пройдет время, и он поймет, что такими фактами не разбрасываются. Мы уже три месяца не живем вместе. Конечно же, развод был неминуем, это лишь вопрос времени. Но я бы ни за что не вынесла бы это на всеобщее обсуждение и обозрение. Сложилась ситуация «гори сарай – гори и хата».

– Как вам кажется, почему ваша пара вызывает такой ажиотаж в прессе, такое активное обсуждение в Сети? Ведь официальных публикаций у вас очень мало, вы никогда особенно не пытались привлечь к себе внимание. Ну, прежде всего людей привлекает наша разница в возрасте.

– Да, не скажу, что это стандартная ситуация, но она и не уникальна. Тогда я даже не знаю, что вам сказать.

– Вы бы согласились на полное забвение, но при этом идеальные отношения с мужем?

Конечно, нет! Мы оба творческие, талантливые люди. Сейчас отказаться от публичности? Это, в общем-то, и встало между нами прежде всего – стремление делать карьеру. Мы почему были вместе? Потому что я на какое-то время отказалась от всех проектов и съемок. Саша хотел, чтобы я не работала – и я не работала. Но пришло время, и я ощутила, что даже любимый человек не заменит собой все то, что я потеряла. И я вернулась в работу – просто не могла за нее не взяться, потому что чувствовала, что у меня все уходит и ускользает. И я вернулась на проекты, начала делать постановки. Это и стало причиной разлада. Если раньше я ездила с Сашей на все концерты, то в какой-то момент все это резко прекратилось, он остался без меня. Мы разъезжались в разные стороны, эта бесконечная ревность, ночные звонки друг другу, недоверие…

– Саша признался: его очень обидело, что вы не воспринимали его как мужчину, который в состоянии содержать семью.

Он хотел, чтобы я полностью принадлежала ему. Если бы у меня не было ребенка, возможно, я и поставила бы крест на своей карьере и сконцентрировалась на карьере Саши, стала бы администратором, продюсером. Но у меня есть ребенок, и я понимаю, что в жизни может что угодно случиться. И я должна всегда твердо стоять на ногах. Я не привыкла в чем-либо себе отказывать, я всегда обеспечивала себя сама и ни у кого ничего не просила. И вот так вдруг, в 30 лет, взять и сесть на чью-то шею?! Да, полгода мы были вместе, у меня был легкий перерыв, который я сама себе смогла позволить, благо, по инерции работало все то, что было сделано ранее. Но в какой-то момент я поняла, что могу все это потерять. Ради ребенка я не имею права остаться без гарантий.

– Таня, если бы сейчас вдруг появилась возможность вернуться на год назад, захотели бы вы повторения истории?

Я бы все изменила. Не ответила бы на тот поцелуй в гримерке… Я хочу уничтожить все воспоминания.

– Как вы считаете, Саша Кривошапко – ваша судьба?

Это не судьба. Это – испытание, которое я должна пройти, чтобы иначе посмотреть на мир, на себя и стать благоразумной.

Ттьяна Витязь

новости партнеров
Loading...