Олег Меньшиков
Фото: Fotobank.ru

Олег Меньшиков: "Мужчине необходимо от кого-то зависеть"

На заре карьеры Меньшикова Ролан Быков не утвердил его на роль в своем фильме «Осторожно, черепаха!» со словами: «Слишком ты веселенький – не быть тебе актером». Он закрыт для прессы, избирательно подходит к ролям, как и положено востребованному актеру, одному из немногих в России, которого узнают за границей. Еще 10 фактов об Олеге Меньшикове в постоянной рубрике Viva!

1.  Мечтал об оперетте. «Единственный раз, когда моя мама сказала сакраментальную фразу: «Только через мой труп!» прозвучала в адрес оперетты. Петь я любил, сейчас, правда, в компаниях больше этого не делаю. Потому что мне уже не 30, и не 40. Уже нет такого желания страшного нравиться, которое одолевало в молодости. То есть я хочу сказать, желание есть, просто ты уже меньше сил на это тратишь. Тогда ты должен был существовать в каком-то режиме доказательства. Сейчас этот режим уже вычеркнут».

2.  Ненавидит репетиции. «Я ненавижу репетировать. У меня всегда получается только с первого раза, или не получается ни с какого. В репетиции все тратится. Пусть уж лучше Михалков мне показывает «точки» и говорит: «А дальше как знаешь».

3.  Симпатизирует Калигуле. «Обычно актеры говорят, что мечтают сыграть Гамлета или Сирано. Я никогда не мечтал кого-то сыграть, потому что считаю такие мечты абсолютно бесполезным занятием. Зачем мечтать, если тебе никто не предложит? И вот случайно кто-то подарил мне сборник Камю, я сел в поезд и поехал на съемки в Киев. В поезде собрался спать, дай, думаю, книжку почитаю для сна. Какой там сон! Прочитал, потом курил (я тогда еще курил), полночи сидел в тамбуре, меня трясло – так я захотел сыграть Калигулу. Да, он по сути своей чудовище, но это единственная роль, которую я хотел сыграть. Я много вложил в него своего личного».

4.  Мечтает сняться в детективе. «Только в таком, как «Пила» или «Олдбой». Потому что в фандоринских детективах то, что легко глотается при чтении, вызывает проблемы при экранизации. Пусть простит меня господин Акунин, роли Эраста Петровича Фандорина нет. Как не существует роли главного героя, в общем, ни в одном кинодетективе. Джеймс Бонд – это что, роль, прости господи?»

5.  Будучи худруком театра, выполняет миссию прораба. «А что делать? Конечно, у меня есть кому перепоручить все эти функции, хотя некоторые некому. Но я разделяю мнение: если хочешь, чтобы дело было сделано хорошо, сделай его сам. К примеру, вешают крючки в гардеробе, я подхожу, смотрю, и мне становится плохо. Я их тут же срываю. Я как-то пожаловался Мише Куснировичу (российский бизнесмен, олигарх. – Прим.ред.): «Сам езжу лампы для фойе выбирать!» А он смеется: «Дурачок, это же самое интересное!»

6.  Имеет низкий болевой порог. «Мне врачи сказали, что у меня заниженный болевой порог, я вообще боли не чувствовал. Меня Настька (супруга Меньшикова, актриса Анастасия Чернова. – Прим. ред.) спасла, когда я слег с перитонитом. Она стала трогать живот, а он как барабан. Меня мутит, я понимаю, что мне плохо, но вроде ничего не болит. Она: «Надо скорую вызывать!» Я: «Не смей, сейчас все пройдет, какая скорая!» Она не послушала и вызвала, врачи сказали, еще бы минут 30–40 – и все, кранты».

7.  Настаивает, что жениться надо после сорока. «После сорока понимаешь, что надо быть женатым. Надо, чтобы тебе было перед кем и за кого отвечать. От кого зависеть. Перед кем быть свиньей».

8.  Игнорирует вопрос возраста. «Я думаю, что чувствовать свой возраст надо, чтобы не стать смешным для окружающих. Но придавать огромное значение цифрам не стоит. Надо набить морду тому, кто придумал паспорта и празднование дня рождения».

9.  Не смотрит зрителям в глаза. «Актер на сцене очень уязвим. Уже 30 лет выхожу на сцену и все равно волнуюсь. У меня всегда холодные руки перед спектаклем. Я не люблю зрительный зал, глаза зрителей я люблю только на поклоне, а вот так – глаза в глаза – меня всегда это выводит из равновесия. Я специально ставлю свет ярче, чем нужно, чтобы не видеть зрительного зала. Проблема в том, что я слишком много вижу. Вижу, когда человек отвернется, почешется или выйдет из зала, потому что ему вдруг стало плохо… Но поскольку на сцене я очень раним, то мне эта информация мешает. Я думаю, что он уходит, поскольку недоволен мной. И эти думы мне во время спектакля не нужны».

10. Не интересуется чужим мнением. «Друзья мои, все, с кем я общаюсь, уже давно привыкли к этому и не обижаются. Я просто понял однажды, что всем не угодишь. Я никогда не спрашиваю: «Ну, как тебе?» Приходят, допустим, люди на спектакль – мне действительно не очень интересно, что они думают о моем исполнении. Я рад, что они пришли. Если это дорогие мне люди, я рад, что мы можем посидеть после спектакля, посмотреть друг на друга, просто поговорить о чем-то. Это не наглость, не самодовольство, не сытость, но реальность».

новости партнеров
Loading...