Валерий Харчишин,Друга Рiка,журнал Viva

Валерий Харчишин: 10 неизвестных фактов

Фронтмен украинской группы «Друга Рiка» Валерий Харчишин признается, что воспринимает каждый концерт как последний. Его жизненное кредо – не живи вчера, живи сегодня.

Он не скупится на слезы под хорошее кино. А встречу с будущей супругой называет своей самой большой удачей в жизни. Еще десять фактов об украинском рок-музыканте в Viva!

1. В детстве боялся ведьмы. «У нас в Любаре жила бабушка, которую звали «баба Балабеха». Мы, мальчишки, ее панически боялись, как герой фильма «Один дома» старичка с лопатой. Ее редко кто видел – она жила в маленькой хате на окраине. Зимой мы ходили кататься на «горбок бiля Балабехи», и самый страшный кошмар повторялся каждый день: обратный путь лежал через ее двор, мимо которого мы проносились с закрытыми глазами. Тогда мы были уверены, что она будет жить вечно. Однажды ее не стало. Мы залезли в ее дом, открывали сундуки, нам попадались старинные монеты, пуговицы и прочая всячина, которая подтверждала наши опасения, что она ведьма».

2. Метил в профессиональные трубачи. «Я считался лучшим трубачом в Житомирском училище культуры и искусств. У меня был выбит зуб, и я играл набок, получалось, как на флейте. Приемная комиссия университета, увидев это, пришла в негодование: «Как ты играешь? Это же возмутительно! Тебе только в цирке выступать!» Я не поступил и не жалею, что не стал профессиональным трубачом».

3. Всегда стремился помогать людям. «В детстве моими героями были Тимур и его команда. В саду, в лесу мы с ребятами строили дома, создавали свою коммуну. Нам отчаянно хотелось помогать людям, причем даже если люди не особо этого хотели. Мы днями пропадали на речке, ловили раков, рыбу. По дороге домой практически весь улов отдавали бабушкам, доносили домой раков десять. Родители удивлялись: уходим на целый день – возвращаемся с пустыми руками… (Улыбается) Физически я не спасал кому-то жизнь, но своими поступками всегда стремился к этому. Сейчас, например, мы готовимся к благотворительному концерту 12 сентября, вырученные средства пойдут на борьбу с раком».

4. Книголюб со стажем. «Книги кто-то создавал, я знаю, как это тяжело, потому что сам иногда пишу тексты песен. Это не словесный понос, это творческая работа. Поэтому с книгами обращался всегда очень нежно, за исключением учебников, которые «убивал» в школьном портфеле. Ведь сумками мы дрались, играли в футбол. Я пытался их подклеить перед тем, как сдать в библиотеку, но зачастую они были в таком состоянии, что их можно было отправлять в топку».

5. Не страдает звездной болезнью. «Недавно я проехался в метро, маршрутке и на троллейбусе. Сделал это абсолютно сознательно. Это возвращает к реальности, так живут миллионы людей. Я был в темных очках, забивался в угол, принимал определенные выражения лица, пытался сливаться с толпой. У меня получилось, ко мне никто не обратился за автографом, но я и не стремился, чтобы меня узнали. У меня никогда не было: проснулся – бац – и уже популярный, бац – и выйти за сигаретами – большая проблема. Люди подходят, просят от автографа до денег, предлагают от сигарет до секса. Но никакого дискомфорта от этого я не ощущаю. Разве что в супермаркете, когда ко мне подходят за автографом, а у меня обе руки заняты покупками» (смеется).

6. Старается обходиться без рукоприкладства. «Последний раз я дрался лет восемь  назад из-за девушки. Сейчас стараюсь обходиться без драк, я за мирные переговоры. Это не нравится моему брату. Он возмущается: «Что ты с ним разговариваешь? Сначала надо «дать», чтобы потом было о чем разговаривать». (Смеется) Я все-таки сначала стараюсь поговорить. Если никакие доводы не принимаются, разворачиваюсь и ухожу. Конечно, лет 20 назад, прежде чем развернуться, я бы «дал по кепке», сейчас сдерживаюсь».

7. Считает музыку лучшим средством от «лихачества». «Я поклонник исландской группы Sigur Ros. Многие считают их музыку слишком депрессивной, мне же она дарит заряд позитива. Лучше всего Sigur Ros слушать в авто, она препятствует динамичной езде. Однажды я ехал домой к родителям со скоростью 40 км/ч. Приехал и долго стоял у ворот, заслушался, отвлек меня стук отца в окошко, я так и поздоровался с ним нараспев: «При-и-ве-ет, па-а-па! Ка-ак де-е-ла?»

8. Не поет застольные песни. «Хватаюсь за голову, когда за праздничным столом кто-то заводит «Ой, у полі криниченька» или «Ти казала в понеділок». Работа в юности в «шароварском» хоре «Ленок» отбила у меня любовь к псевдоэтническому искусству».

9. Однажды подстригся под ноль. «Мы уже были состоявшимися музыкантами. Участвовали сразу в двух масштабных концертах. Один из них транслировали в прямом эфире, а я «лажанул» и спел на полтона ниже песню «Так мало тут тебе». Что тут началось… Звонки: «Що це було?», «Как ты мог испортить мою любимую песню?» Я пришел домой, «уложил» бутылку коньяка, взял ножницы и подстригся. В тот момент думал, что поступаю абсолютно правильно: избавляюсь от негативной энергии, которую хранят волосы. Проснувшись, побежал в «трехкопеечную» парикмахерскую под домом. Для себя сделал вывод: давать не больше концерта в день».

10. Плачет в кино. «Не считая детских слез над судьбой белого Бима с черным ухом, а это была настоящая травма детства, я всех собак называл Бимами, а они почему-то все трагически погибали. В зрелом возрасте плакал над финальной сценой «Достучаться до небес», когда герои приходят на море, и в «Храбром сердце», в момент, когда Уильям кричит: «Freedom!» Наверное, все мужики плачут – это такой симбиоз чувств: гордость, патриотизм – все сразу».

новости партнеров
Loading...